ЛитМир - Электронная Библиотека

— С тобой мне сейчас безопаснее всего.

Слегка нахмурившись, Рик дождался, пока она заведет мотор, и выехал на шоссе. При любых других обстоятельствах та аккуратность, с которой он ехал, чтобы никакая машина не вклинилась между ними, чтобы не оставить ее где-нибудь на светофоре, развеселила бы девушку, но в ее нынешнем состоянии она могла только слепо следовать за ним. Неизвестно, что сказал Ричард охраннику, но тот пропустил обе машины не моргнув глазом. Припарковавшись недалеко от въезда, но так, чтобы машину не было видно с улицы, Саманта вышла.

— У тебя в багажнике найдется место для моего барахла? — спросила она, заглянув в окно «мерседеса».

— Смотря для какого. Надеюсь, ты не возишь с собой лестницы и крюки для карабканья на стены?

— Нет, это я держу в кошельке.

— Знаешь, я почему-то не удивлен.

Нажав на кнопку, Ричард открыл багажник, а Саманта в это время извлекла вещи из своей «хонды». К счастью, они были целы и невредимы. С помощью Рика она перенесла в «мерседес» рюкзак, матерчатую сумку и небольшой чемоданчик, в котором хранила самое хрупкое снаряжение. Захлопнув крышку багажника, девушка прислонилась спиной к машине.

— Спасибо.

— Не за что. У меня есть один вопрос, — сказал Аддисон, садясь за руль и выезжая на проезжую часть.

Немного расслабившись теперь, когда все вещи были при ней, Саманта беззаботно откинулась на спинку сиденья.

— Валяй.

— Ты когда-нибудь воруешь вещи из музеев, в которых работаешь?

Отличная тема для светской беседы, ничего не скажешь.

— А ты бы развелся со своей женой, если бы не застал ее в постели с другим мужчиной?

— Его, кстати, зовут Питер Эмерсон Уоллис, — натянутым тоном проговорил Аддисон. — В Англии такие разговоры принято называть игрой в кошки-мышки.

— В Америке тоже, — отозвалась Саманта, чувствуя, что он не желает обсуждать бывшую жену. — Ответь на мой вопрос, и тогда я отвечу на твой.

— Ладно. Держу пари, твой ответ будет «да».

Это было неожиданно.

— Почему, интересно?

— Сначала ответь на мой вопрос, дорогуша.

Сэм втянула в себя воздух. С каждой секундой ей становилось все труднее скрывать что-либо от Ричарда.

— Нет, я никогда не ворую из музеев, в которых работаю. Теперь твоя очередь.

Он пожал плечами:

— Думаю, мы протянули бы чуть-чуть побольше, чем три года, но ей в любом случае не нравился мой образ жизни.

— Почему? Потому что все женщины без исключения мечтают с тобой переспать и начинают раздевать тебя взглядом, стоит тебе появиться в общественном месте?

— Да, и плюс моя одержимость работой. — Ричард выехал на главную магистраль. — Твой ход. Почему ты не воруешь из музеев?

— Это глупо, — сказала девушка, зачем-то всматриваясь в свое отражение в оконном стекле. — Музеи предназначены для хранения ценностей. Ни один человек не имеет права лишать остальных возможности познакомиться с историей.

— Это не глупо. Это интересно.

Отец всегда считал, что это глупо. Но именно его тяга к ограблению музеев и художественных галерей стоила ему свободы и жизни. Одно дело — разгневать частного коллекционера, и совсем другое — разозлить народ целой страны, похитив ее национальное достояние.

Саманта решительно стряхнула с себя туман воспоминаний.

— А вы с сэром Питером Уоллисом дружили? Я имею в виду, до того происшествия?

— Да, мы вместе учились в Кембридже и даже целый год прожили в одной комнате.

— Значит, вы были близкими друзьями.

— Некоторое время. Честно говоря, он всегда во всем старался меня превзойти, и это меня раздражало. Шла ли речь о машинах, сделках или женщинах, он вечно пытался выделиться.

— То есть он победил.

Аддисон сердито уставился на Саманту:

— Потому что увел у меня Патрицию? Наверное, ты права. Он… он предал нашу дружбу, и это оскорбило меня куда сильнее, нежели измена жены.

— Тебя трудно провести.

— Практически невозможно.

— Раз ты так разозлился, почему позволил им жить в одном из твоих лондонских домов?

— А ты, оказывается, многое обо мне знаешь.

Саманта слегка улыбнулась:

— О тебе куча информации в Интернете.

— Потрясающе. Я позволил им жить в моем доме, потому что, во-первых, это ускорило процедуру развода, а во-вторых, я счел это справедливым, хотя и не испытывал особой радости. Я понимаю, что она не была счастлива в браке, а я не сделал ничего, чтобы исправить ситуацию. — Он пожал плечами. — Может, я просто хотел оставить последнее слово за собой.

Не успела Саманта поздравить себя с тем, что выудила из него столько информации, задав всего один вопрос, как Ричард свернул на подъездную аллею и въехал в поместье. На сей раз полицейские открыли ворота, даже не взглянув на пассажиров.

— Они становятся рассеянными, — потягиваясь, проговорила Саманта, пока они ехали через пальмовую рощицу. — Твоя паршивая система безопасности стала вконец неэффективной.

Выйдя из машины, Рик поймал Саманту за руку и повел к дому. Остановившись у двери, он вдруг развернул ее лицом к себе:

— Ты не ответила на мой вопрос, — пробормотал он. Саманта выдавила улыбку:

— На какой еще вопрос?

В течение нескольких секунд Аддисон молча смотрел на нее. Затем отвел со лба девушки каштановую прядь, а потом наклонился и поцеловал ее. От этого мягкого и волнующего поцелуя по всему ее телу разлилось блаженное тепло. Его язык скользнул по ее зубам, и Саманта, не задумываясь ни о чем, с готовностью открылась ему навстречу. Между ног у нее стало мокро. Не успела она подумать о том, что вот-вот умрет от счастья, как Ричард отстранился.

— Так каким будет твой ответ, Саманта? — прошептал он, почти касаясь губами ее губ.

Глава 13

Суббота, 9 часов 21 минута вечера

Не отрываясь друг от друга, молодые люди быстро поднялись по ступенькам крыльца. Сунув руку в карман его брюк в поисках ключа от входной двери, Саманта провела пальцами по его напрягшемуся члену, так что Ричард буквально подпрыгнул от возбуждения. Господи! Она с улыбкой притянула его к себе и, прижавшись к его губам в страстном поцелуе, ловко вставила ключ в замочную скважину и открыла дверь.

Они ввалились в прихожую. Рик прижал Саманту к двери из английского дуба и, обхватив руками ее лицо, принялся покрывать страстными поцелуями. Их языки сплетались в причудливом ритме желания и взаимного влечения, необходимости обладать друг другом. Ричард чувствовал, что сходит с ума. Да уж, если эта девушка принимала решение, ее уже было не остановить.

Он хотел взять ее прямо здесь, на мраморном полу, на кушетке в ближайшей гостиной или на лестнице. И только мысль о том, что за домом круглосуточно наблюдают несколько охранников, удерживала его оттого, чтобы повалить ее на пол. Скользнув руками по спине девушки и притянув ее к себе за бедра, он вдруг понял, что давно уже не испытывал ничего подобного. Секс для него всегда был развлечением, а не всепоглощающим желанием обладать женщиной. До сегодняшнего вечера. До Саманты Джеллико.

— Рик! — простонала она, сорвав с него расстегнутую рубашку и швырнув ее на фальшивую китайскую вазу. Затем она вытащила футболку из его джинсов.

— Пойдем наверх, — пробормотал он, призвав на помощь всю силу воли, чтобы оторваться от нее. Не успела Саманта возразить, как он схватил ее за руку и потянул за собой.

Рик не знал, что сделал бы, если бы она сказала «нет». Он умирал от желания с тех самых пор, как они сели в машину утром. Необходимость разделять работу и личную жизнь мучила его. Он не понимал, как можно одновременно хотеть женщину и осуждать ее род деятельности. Поэтому-то он постоянно искал ей оправдания. Она любила работать в музеях и никогда не воровала из них. Значит, она вполне способна отказаться от криминальной стороны своей жизни.

На верхней площадке лестницы желание вновь ощутить вкус губ Саманты взяло верх. Остановившись, Ричард притянул ее к себе, наслаждаясь ее губами и теплой шеей. Прижав ее к стене, он просунул руку между их телами, расстегнул джинсы девушки и потрогал ее. Она была насквозь мокрой от желания.

31
{"b":"109","o":1}