ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ваша школа? — спросил виконт Белтон тем особенным тоном, к которому светские люди обращались, желая очаровать.

Люсьен в случае необходимости тоже прибегал к нему, но при этом эффект был куда более разителен, во всяком случае, для Александры. Как бы ни был обаятелен Роберт Эллис, она не трепетала от его слов.

— Это врожденный талант, милорд, — ответила Александра, когда фигура кадрили снова свела их вместе.

— В таком случае вам он присущ.

— Благодарю.

Александра никогда еще не была так благодарна своему умению бездумно двигаться в танце. Отказать виконту означало бы обидеть его, но танцевать с ним на виду у всех было нелегко, и если бы не долгий опыт, она бы непременно споткнулась.

Лорд Килкерн, скрестив руки, стоял у стены. Вокруг, пытаясь привлечь его внимание, вилась стайка девушек на выданье, но он упорно делал вид, что не замечает их. Поймав ее взгляд, он насмешливо улыбнулся и поднял бровь — наверняка уже что-то затеял или натворил, это было совершенно очевидно.

Внезапно Александра поняла, в чем дело.

— Милорд, вы пригласили меня по настоянию лорда Килкерна?

Виконт опешил, и Александра запоздало вспомнила, что прямые вопросы не поощряются правилами хорошего тона. Общение с Люсьеном начинало плохо на нее влиять. Она утешила себя тем, что не подыскивает мужа и потому ей не страшно испортить впечатление о себе.

— Мисс Галлант, неужели я похож на человека, которого нужно принуждать к танцу с красивой женщиной?

— Не похожи, милорд. И хотя я благодарна вам за этот красивый жест, вы можете быть совершенно спокойны: вам не нужно подогревать мое рвение в обучении мисс Делакруа.

— Вы всегда говорите то, что думаете? — спросил виконт с искренним восхищением.

— А какой смысл притворяться? Обычно люди имеют четкое мнение обо мне задолго до того, как меня им представят.

— О! — пробормотал виконт. Танец снова развел их в стороны, и невозможно было сказать, разочаровало ли его это или позабавило.

Так или иначе, он повел себя как джентльмен, то есть не стал спасаться бегством, а закончил кадриль вместе со всеми и отвел Александру к миссис Делакруа, после чего извинился и отошел — как ей показалось, чуть более поспешно, чем мог бы, тем самым упустив возможность бросить взгляд на Розу, когда та, запыхавшись, со счастливым лицом, присоединилась к их маленькой группе.

— Вы видели? Видели? Я танцевала бок о бок с маркизой Пембрук! Моей руки коснулся сам герцог…

— Тише, тише, мисс Делакруа, — напомнила Александра с невольной улыбкой. — Олимпийское спокойствие! Помните об этом, и тогда…

— …все эти люди сочтут, что это я снисхожу до них, а не наоборот! — закончила девушка и хихикнула.

— Я была бы не прочь, чтобы кто-нибудь снизошел и до меня, — проворчала Фиона. — А то торчу в этом углу, как горшок с фикусом!

— Какое меткое словцо! — заметил Люсьен, подходя.

— Впредь не смейте так поступать, — прошептала Александра, пододвигаясь к нему ближе.

— Как именно?

— Вы отлично знаете! Если я захочу публично себя унизить, я лучше спляшу голая на столе с закусками.

— О! — воскликнул Люсьен и круто повернулся. — Чего бы я только не отдал за это зрелище! Публично — это уж чересчур, но как насчет спектакля для одного зрителя? Я весь к вашим услугам.

Сообразив, что в запальчивости зашла слишком далеко, Александра смешалась и вспыхнула.

— Милорд!

— Не я это начал, — небрежно возразил он.

— Я только хотела сказать, что ваш трюк с виконтом Белтоном…

— Мисс Галлант!

Голос был незнакомый. Александра повернулась и оказалась лицом к лицу со степенным, несколько полноватым джентльменом.

— Что вам угодно?

— Килкерн, представь меня.

— Уильям Джеффриз, лорд Добнер, — сказал Люсьен без всякого удовольствия.

— Очарован, мисс Галлант! — Новый знакомый склонился к руке Александры. — Белтон утверждает, что я не осмелюсь пригласить вас на вальс. Мы с ним поспорили на десять фунтов, и вот я здесь.

— Милорд, до сих пор я не была объектом денежных ставок и ничуть не жажду им стать.

— А вы и в самом деле с характером, — заметил лорд Добнер, широко улыбаясь и обнаруживая ряд не слишком ровных зубов. — Будет законно, если вы получите половину выигрыша. Итак, вальс!

— Даже и не подумаю… — начала Александра с досадой. Но тут взгляд ее упал на лицо Люсьена. Он вовсе не желал, чтобы она принимала приглашение. На миг ей пришло в голову, что это ревность… Но нет, это было нежелание уступить другу новую и еще не надоевшую игрушку. Поэтому Александра поспешила внести поправку.

— Даже и не подумаю лишать вас половины заслуженного выигрыша, милорд. Этот вальс ваш!

— Эй, Добнер! — окликнул граф, когда они уже двинулись в круг. — Твоей жене это не понравится.

— Леди Добнер сейчас в Кенте, у изголовья больной тетки. И потом, не ты ли сам говорил, что исповедоваться не обязательно?

Люсьен с трудом подавил желание ответить приготовленной репликой, что весьма позабавило Александру.

— Племянник, не будешь ли ты так добр принести мне и Розе пунша? — попросила Фиона.

— Нет! — отрезал Люсьен, даже не повернув головы.

Если Александра надеялась преподать ему урок, оставив на все время вальса на милость гарпий, то она просчиталась — он вовсе не намерен скакать и прыгать вокруг этих ужасных созданий, пока она вовсю наслаждается жизнью.

Заметив проходившего мимо лакея, Люсьен поманил его и заказал две чаши пунша.

— Спасибо, кузен, — вежливо поблагодарила Роза.

— А теперь оставьте меня в покое, обе. — Вид вальсирующей Александры раздражал его сверх всякой меры. Это был его танец — его, а не Добнера! Чтобы хоть чем-то себя занять, Люсьен отыскал взглядом Лоретту Бекетт, имя которой все еще значилось в его сильно сократившемся списке. Девушка охотно приняла приглашение, и, как выяснилось, танцевала она вполне прилично. У того, кто снаряжал на бал эту яркую брюнетку с очень белой кожей, хватило ума подчеркнуть ее красоту черным шелком туалета.

Некоторое время Люсьен молча увлекал ее поближе к Александре и Добнеру, потом сообразил, что с самого начала танца не сказал ни слова, и решил исправить дело.

— Мисс Бекетт, как вам лондонская погода в этом сезоне?

— Боюсь, милорд, я не могу дать вам исчерпывающий ответ: с самого возвращения мне некогда было оглянуться вокруг. Однако те, кому больше повезло, говорят, что лучшего нельзя и желать.

Люсьен рассеянно отметил, что ответ неглуп, однако его куда больше занимало то, что болван Добнер перемещается в вальсе по всему залу и он никак не может за ним угнаться.

— А как вам последняя парижская мода?

— Поскольку все от нее без ума, я сочла за лучшее с ней смириться.

Проклятый Добнер! Точь-в-точь слон в посудной лавки Может, его завели, как часовой механизм? Ну куда его несет, куда?

— Что там дальше… ага! Кто ваш любимый писатель?

— Обычно отвечают — Шекспир, иначе можно прослыть невеждой. Что до меня, я предпочитаю книги Джейн Остин. Вы их читали, милорд?

Люсьен понял, что его рассеянность оскорбительна и отдаст полным отсутствием манер, поэтому запоздало обратил все свое внимание на партнершу.

— Да, я их читал. Пожалуй, Джейн Остин слишком уж жестоко клеймит в своих книгах людей богатых и знатных, однако ее писательский талант несомненен. — Внезапно его осенило: — Мисс Бекетт, где вы получили образование?

— В частной школе мисс Гренвилл в Гемпшире. Вам это что-нибудь говорит?

Так вот оно, объяснение блестящего ума мисс Бекетт! Интересно, она отвечает экспромтом или все вызубрила наизусть, как Роза? Девица, помешанная на поисках мужа, не может быть умной от природы! Нужно пройти суровую школу жизни, чтобы отточить ум, как это случилось с мисс Галлант. Впрочем, Александра — бриллиант чистой воды, она красива, изысканна, умна…

— Так вы слыхали о школе мисс Гренвилл, милорд?

— Слыхал. — Люсьен откашлялся, пытаясь собрать разбежавшиеся мысли. — Она отлично себя зарекомендовала. Я как раз нанял для своей кузины гувернантку из числа выпускниц мисс Гренвилл.

30
{"b":"110","o":1}