ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Черный маг поднялся.

– Тишина, свечи… остается только затопить камин.

Он полез в смокинг и вспомнил, что его зажигалку забрал этот Фикс, возомнивший себя Шерлоком Холмсом. Отдадим Бэрру должное – он умел владеть собой. Скрыв досаду, он вытащил из подсвечника одну свечу.

– У кого-нибудь найдется листок бумаги?

– Такая подойдет? – Фикс протянул ему страницу… плотная бумага, какой-то печатный текст в столбик.

«Какой-то»! Афрозина тотчас узнала его, и рука ее сама потянулась к странице. Узнали и Дэвид с Бьюти и тоже шагнули из-за стола. Еще мгновение – и добыча досталась бы Афрозине, но тут из-под ее локтя высунулась маленькая темно-синяя с прозеленью головка и, цапнув листок, исчезла.

– Отдай! – закричала ведьма павлину.

Тот хорошо знал крутой нрав свой хозяйки и нырнул под скатерть, свисавшую почти до пола. Бормоча проклятья, опрокидывая стулья, Афрозина пыталась ухватить за хвост проклятую птицу.

– Дался вам этот листок, у меня есть целая пачка, – небрежно заметил детектив.

– Сколько? – Афрозина подскочила как ужаленная.

– Целая пачка, – невозмутимо повторил Фикс.

– Дайте, – властно приказал Бэрр.

– И сразу всем стало ясно, кто здесь диктует условия. И сразу стало ясно, что покорность, с какой черный маг подчинился требованию сдать оружие, была сплошным притворством. Все оцепенели. Даже павлин.

Фикс достал из кармана пачку обыкновенной почтовой бумаги.

– Он еще издевается! – взвизгнула Афрозина.

Воспользовавшись общим замешательством, Дэвид выхватил из павлиньего клюва листок и поднял его вверх.

– Дамы и господа, садитесь! Разве вам не хочется послушать, о чем здесь говорится?

Все молча заняли свои места. А что им оставалось делать?

И когда воцарилась тишина и стало слышно, как потрескивает свечка, Дэвид начал…

Швабра, Совок, Кочерга и Ухват

Швабра, Совок, Кочерга и Ухват
Перед сном прокатиться решили.
Тили– бом, тили-бом! – затянув вчетвером,
В экипаже они покатили.
Мистер Совок прославляет чистюль.
Мистер Ухват отдыхает.
Мисс Кочерга теребил ридикюль.
Миссис Швабра цепочкой играет.
– Тили-бом, тили-бом,
Как мы чудно поем!
– Ах, моя Кочерга, – рассыпался Ухват, —
Я влюблен в вас, влюблен как мальчишка!
Но когда мы вдвоем – тили-бом, тили-бом,
У меня замирает сердчишко.
Как смешно убегают от вас угольки,
Раздувая веселое пламя!
Как движения ваши точны и легки,
Как стройны и подвижны вы сами!
Тили– бом, тили-бом,
Загляните в мой дом.
– Миссис Швабра, я с детства, – заохал Ухват, —
Так измучен своей худобою
И одышкой притом – тили-бом, тили-бом! —
Мне ль сражаться со злою судьбою?
Вы стройней и изящней, чем сам кипарис.
Подметание ваше – искусство.
Но зачем же смотреть на меня сверху вниз?
Мне доступны пылкие чувства!
Тили– бом, тили-бом,
Виноват ли я в чем?
Миссис Швабра и мисс Кочерга им в ответ:
– Что за чушь вы плетете сегодня?
– Надоел мне, – кричит Кочерга, – этот бред!
– Вон, прикрикнул Швабра, – негодник!
Кучер ахнул и ну погонять лошадей,
Те от страха галопом пустились.
Седоки же, слегка поваляв дурака,
Посмеялись и враз помирились.
Тили-бом, тили-бом,
Со счастливым концом!

ГЛАВА ПЯТАЯ, в которой Квинтер Финтер Жос дает несколько полезных советов

Со счастливым концом? В нашей истории до развязки еще далеко, мы должны набраться терпения. Мне весело от мысли, что кто-то сейчас лежит с этой книжкой в сгущающихся сумерках. Что в самый интересный момент войдет мама со словами: «Ты испортишь себе глаза!» И что перед сном, зевнув, кто-то, может быть, вспомнит доктора Йонинга. А заглядывать на последнюю страницу мы не будем, правда? Она от нас не убежит. Другое дело кот, пусть даже с перевязанной лапой…

– Мья-ууу! – донеслось из камина.

Все повернули головы, и Дэвид быстро сунул Бьюти листок, который она незаметно спрятала. Из камина вылез рыжий кот, иди, лучше сказать, кот, который когда-то был рыжим. Черный от сажи, взъерошенный, он больше напоминал уличного бродягу и драчуна, чем пушистого домашнего баловня, каким Дэвид привык его видеть. Усталые, совершенно человеческие глаза кота уткнулись в черные, по-кошачьи узкие зрачки Бэрра, и кот вдруг поджался и зашипел.

– Смотрите! – воскликнула Бьюти. – У него лапа перевязана лентой Кэнди!

– Та-ак, – Фикс обвел присутствующих взглядом, не предвещавшим ничего хорошего. – Та-ак, – медленно повторил он, – зафиксировали.

Первым делом Дэвид снял повязку и осмотрел больную лапу. Кот вел себя смирно. Затем Дэвид стал изучать капроновую ленту:

– Ни на лапе, ни на ленте нет следов крови. Лапа распухла, вероятно, от сильного ушиба. Как вы считаете, доктор?

Йонинг положил кота на колени и нацепил очки, сделавшие его сразу похожим на австралийского медвежонка коалу.

– Диагноз, по-моему, правильный. На подушечках трех других лап тоже видны припухлости.

– Это может означать только одно, – продолжал Дэвид. – Кот упал с большой высоты…

– И моя Кэнди перевязала ему лапу! – воскликнула Бьюти.

– Нет. Девочка завязала бы бантиком, а здесь, видите, по-мужски, раз и два.

– По-мужски, это ты верно заметил, – одобрительно отозвался Фикс.

– Точнее, по-кошачьи, – пробормотал мальчик. – Он сам себя перевязывал передними лапами и, наверное, очень торопился: на ленточке остались следы от когтей. Но кот не сумел бы сделать даже такую простейшую повязку, если бы у него не было человеческих навыков. Да, не может быть никаких сомнений – в прошлой жизни этот кот был человеком… мужчиной!

Афрозина с Бэрром обменялись выразительными взглядами, и ведьма потянулась за ридикюлем:

– Засиделись мы тут у вас…

– И еще посидите, – словно невзначай уронил сыщик.

– Что-о? – повысил голос Бэрр.

– Я распорядился, чтобы ваш лимузин отогнали на стоянку. Помоют, заправят. Надеюсь, вы не против?

Бэрр выглянул в окно: автомобиль, стоявший у подъезда, куда-то исчез.

– Черт знает что! – возмутился маг.

– Вот именно, – поддакнула ведьма.

А Дэвид продолжал изучать ленту. Лицо его выражало озабоченность.

– Ну что? – Бьюти смотрела на него, как на сказочного героя, бесстрашного и всемогущего, который один может сокрушить все препятствия на пути к благородной цели. – Что с Кэнди?

– Ее, наверное, поместили в темницу… лента еще хранит запах сырости. И, скорее всего, держат на хлебе и воде.

– Почему ты так решил? – поинтересовался детектив.

– Видите крошки? В ленточку был завернут кусочек черного хлеба.

– Зачем? – удивился доктор.

– Точно не знаю. У кота на одном боку следы красной кирпичной пыли. Может быть, он пробирался к Кэнди по узкому карнизу и сорвался вниз. А она увидела, завернула в свою ленту кусок хлеба для тяжести и бросила в окно. Вместо письма.

– Любопытно, любопытно, – бормотал доктор, поглаживая кота. Кот не вырывался, но весь напрягся. Внимательно слушая Дэвида, он следил за каждым движением Бэрра и Афрозины, словно ожидая от них какой-нибудь каверзы. – Если это действительно письмо от Кэнди, то ты хорошо его прочел, мой мальчик.

15
{"b":"157","o":1}