ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Книга hygge: Искусство жить здесь и сейчас
Суперпотребители. Кто это и почему они так важны для вашего бизнеса
Карантинный мир
Призрак со свастикой
Война 2020. На южном фланге
Исчезнувшие
Одержимость
Вигнолийский замок
Рыцарь страха и упрека
A
A

Теперь нам были известны все участники банды. Их было двенадцать.

Семен Григорьевич Дегтярев написал наконец справку генералу. А через несколько дней он получил орден «Знак Почета».

В СТОРОНЕ ОТ БОЛЬШОЙ МАГИСТРАЛИ

Прошлое в настоящем - img_21.jpeg

С основной магистрали Минского шоссе наш путь лежал в древний город Рузу.

Спокойным серебристым покровом поблескивала река. Зеленые берега спускались так близко к воде, что даже казалось — небольшая волна и та могла захлестнуть разбежавшиеся по всему берегу ромашки и незабудки.

Здесь было совершено убийство, обстоятельства которого мне предстояло расследовать.

Труп солдата лежал в густой траве. Ворот защитной гимнастерки был расстегнут, пожелтевшая от солнца пилотка висела на сучке маленького ивового кустика. Всюду были разбросаны окурки самокруток, куски хлеба и обрывки газет.

Тщательный осмотр местности ничего утешительного не подсказал. Выстрелом в упор так разворотило лицо, что невозможно было опознать личность убитого.

Мы неожиданно появлялись на лесных тропах, а чаще всего в кругу жителей сел и деревень. Без помощи населения мы и не думали о поимке бандитов.

С помощью войск истребительных батальонов были прочесаны десятки километров лесного массива. Проверены лесные сторожки и землянки. Но кто они, бандиты, оставалось для нас загадкой.

Наши продовольственные запасы часто подходили к концу, и мы превращались в «браконьеров». Гранатами глушили в реке рыбу. В кустах, по склонам реки, собирали малину. Этим довольствовались иногда целыми днями.

Удары топоров и скрежет пил привели нас к большой группе московских девушек, работавших на заготовке дров.

— Что, мальчики, умаялись? — обратились они к нам. — Покурить угостили бы.

Положив вещевые мешки, мы закурили. Завязался веселый разговор о братьях-разбойниках, обитающих в лесах. Большим мастером рассказывать анекдоты был Костя Стрючков. Где соврет, где правду скажет, и все это сопровождалось веселым смехом.

— Девушки, норму не выполните, — съязвил Свирин.

— Нажмем, до вечера еще далеко, — ответила одна из девушек.

В разговор вступила бригадир Лена.

— Мальчики, ведь фронт далеко, вы случайно не оттуда драпаете? Девочек от работы отрываете, — и зашлась смехом.

Я отозвал Лену в сторону. Но в это время ее подруга Нина, обращаясь к другим девушкам, почти во весь голос закричала:

— Смотрите, смотрите, наш бригадир-то в рабочее время в лес ударилась!

В разговор вступила бригадир Лена:

— Знаем ваши дела, поскорей возвращайся.

Я невольно погладил лицо рукой и подумал, что пора бриться.

— Пора, пора, такой молодой, а щетиной зарос, — заметила Лена. — Вот у нас на днях были трое. Правда, у них таких штучек не было (она показала на мой автомат). У одного была винтовка, а у второго, что приставал к Нинке, на левой руке картинка нарисована была — кинжал, обвитый змеей.

— Покричите Нинке, — обратился я к Лене.

— Ни-ин-ка, Нинка! — закричала Лена. — Иди сюда, бегом!

Из-за кустов появилась курносая Нинка.

— Что случилось?

— Идите, помогайте, — позвал я ее.

— Расскажи, как к тебе приставал тот с картинкой на руке, что был недавно у нас на делянке.

— Их было трое. Все обросшие, как вы, — и она пальцем показала на мою бороду.

— Сегодня помолодимся. Вечером не узнаешь, — ответил я Нине.

— Так это не картинка была, — сказала Нина. — Это была татуировка, синей тушью наколота. Так делали наши ребята в школе.

Пришлось рассказать, кто мы такие и как попали в лес. Я показал свое удостоверение.

— Рубить таких на куски, рубить или публично вешать! — твердила Лена.

— Ну, подружка, пора на работу.

Мы получили новые данные и приметы, совпадавшие с теми, что были добыты от потерпевших при совершенных преступлениях.

— До свидания, девушки, — обратился к ним Свирин. — До скорой встречи!

— А когда же снова увидимся? — обратилась к нему Нина.

— Скоро увидимся. Побреемся и заглянем, — отшучивался Свирин.

В стороне от шоссейной дороги раскинулось небольшое село. В этом селе я не появлялся более трех лет. Мы подходили к нему ранним утром. Горланили петухи. На крыльце правления колхоза дремал сторож. Костя Стрючков сильно кашлянул и опустил вещевой мешок на ступеньки крыльца.

Сторож вздрогнул и схватился за дробовое ружье.

— Не беспокойся, папаша, — обратился я к Матвею Захаровичу. — Старые знакомые.

— Давненько, давненько не показывались, а у нас опять неприятность.

— Какая неприятность?

— Да как же — на днях магазин пытались ограбить.

— А как же сторож?

— Да что сторож, одногодки мы с ним, уже за семьдесят. Трах из ружья, а они ни с места. Ружье отобрали — да об угол, и след простыл.

— Ну а дальше?

— А что дальше? Ищи-свищи! Разговоры идут — ходит этот бродяга по селам, грабит. Бандитом стал, с винтовкой ходит.

— Да кто ходит-то?

— Колька Блохин. Двух напарников заимел. Вы авось должны его знать, бывал он у вас.

— Туберкулезный?

— Вот-вот, этот самый Колька Блохин и есть. Сестра у него красавица. Один к ней и примазался. Награбят и пьют до утра, а днем спят в сарае. Вот та пристройка к дому. Сена много, там они и гужуются.

Матвей Захарович показал на дом Блохиных. Покашливая, сплюнул на ступеньки крыльца.

Утром в село приехал полковник Каверзнев.

— Ну, где бандиты? Запевалин ругается на чем свет стоит.

— Скоро поймаем, идем по следу, — ответил я.

— Садитесь в машину, в лесу закусим и поговорим, — пробасил Каверзнев.

Я покосился на Каверзнева, а сам невольно потрогал почти пустой мешок за спиной.

— Что трясешь торбой, или все уже съели? — обратился ко мне Каверзнев с улыбкой.

— Да нет, есть кое-что.

— Ну ладно, ладно, поехали.

«Виллис» рванул с места, оставляя за собой столб пыли.

В кустах у поляны расположились на отдых. На расстеленных газетах появились банки со свиной тушенкой, галеты и фляжка со спиртом.

— Рацион надо уметь расходовать, — шутил Каверзнев. — По сто граммов каждому и не больше, а тебе, Кирюха, холодной воды, — обратился он к водителю.

Кирюха заморгал глазами, надул губы и скрылся за «виллисом».

— Обиделся! — закричал Каверзнев.

— Что мне обижаться, я водитель, в дорогу нельзя, еще милиция права отберет.

— Так где же бандиты? — обратился ко мне Каверзнев.

— Точных данных нет, есть только некоторые подозрения на Блохина. От армии он освобожден по болезни. Их трое. Двое нам не известны. Ходят и грабят, винтовку имеют. На днях магазин пытались ограбить, ружье у сторожа сломали и скрылись. Сторож приметил одного и показывает на Блохина.

— Так брать надо такую сволочь.

— Сейчас рано, надо все уточнить, а может, их нет дома, спугнем и все дело испортим.

— Сестру допросить!

— Думали и об этом. Она влюбилась в одного и может не выдать.

— Рисковать надо.

— Нет, Дмитрий Кириллович, немного надо повременить. Сегодня мы все проверим, а завтра можно брать.

Так и порешили.

Рассвет еще не начинался. Мы с Каверзневым встретились на опушке леса. В нашем распоряжении были веские данные.

Дом окружили. Калитка и ворота были на запорах. Я проник через соломенную крышу и незаметно спустился в сени. Без шума вытащил деревянный засов и положил на пол.

В дом вошли втроем.

Сестра Блохина, раскинув руки, в нательной рубашке спала на кровати. Старик — на печке.

Я осторожно взял Валентину за косы и приподнял голову. Увидев незнакомого, она пыталась закричать. Я пригрозил ей и зажал рот.

Около крыльца прогремело несколько выстрелов. Я выбежал на улицу, где шла беспорядочная стрельба из автоматов и пистолетов.

— Прекратите стрельбу! — закричал я. Вместе с Бычковым и верным его другом немецкой овчаркой Астрой вбежали во двор.

34
{"b":"188019","o":1}