ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Карпатская тайна
Ложь без спасения
Она
Мата Хари. Раздеться, чтобы выжить
Наследник для императора
Глиняный колосс
Третье пришествие. Ангелы ада
Математика покера от профессионала
Бизнес и/или любовь. Шесть историй трансформации лидеров: от эффективности к самореализации
A
A

Евсеев познакомил меня с женой и с маленьким сыном. Он приехал первый раз в жизни отдыхать по-настоящему. Теперь передо мной стоял не вор Сережка, а хороший инженер. Я был рад, что Сергей стал человеком.

ТРОЕ В САНЯХ

Прошлое в настоящем - img_4.jpeg

И снова я возвращаюсь мысленно к дням моей юности. Снова я думаю о тех бессонных ночах, о долгих поисках, о встречах с очень разными людьми. Жизнь учила нас мужеству, выдержке. Приходилось браться за трудные, порой рискованные дела. Вот о какой истории хочу рассказать.

Теперь исчезла эта проблема — трудоустройство цыган. Давно перестал существовать последний табор с разноголосицей ссор, драк, краж. Цыгане стали людьми труда, науки, искусства. Но нет-нет да и даст знать о себе прошлое, всплывет в каком-нибудь запутанном деле.

Это случилось зимним вечером, перед самым закрытием сельмага, что был на привокзальной площади станции Столбовая. Николай Васильевич Бочаров, заведующий, считал выручку и сортировал купюры, когда в магазин зашли двое в тяжелых полушубках. Раздался выстрел, и завмаг всей грудью навалился на прилавок.

Я приехал в магазин, когда, здесь уже была «Скорая помощь». Рана оказалась не опасной для жизни, но Бочаров потерял много крови и очень ослаб. На «Скорой помощи» его отправили в больницу.

Я сидел за прилавком и дописывал протокол, когда в магазин вошел заместитель начальника отдела уголовного розыска области Иосиф Яковлевич Коваль. Он был, как всегда, в черном кожаном пальто с поднятым воротником. По своей натуре это был волевой человек, уже давно работавший в уголовном розыске. Все его уважали и ценили.

— Ну, что? — спросил он меня. — Опять ограбление?

— Да, Иосиф Яковлевич, и к тому же вооруженное. Ранен завмаг. Преступников было двое. Взяли всю дневную выручку.

— Так-так, значит, опять совершили кражу и скрылись. Не многовато ли?

В это время с улицы послышался крик:

— Цыгане кур украли, держите их, держите.

Жена Бочарова сказала, что те двое грабителей тоже были цыгане.

— Дня три тому назад они крутились, крутились вокруг прилавка, но так ничего и не купили.

— Организовать погоню, — сказал Коваль. — Немедленно обзвонить все сельсоветы! Оповестить актив! Согласны? — спросил он.

— Согласен, — ответил я. — Только вот погоню организовать не сможем, лошадей нет. А пешком за цыганами не угонишься. Ведь пока мы ждем лошадей, из Подольска, цыгане в Курске будут.

Вместе с Сергеевым, местным участковым инспектором, мы шли, утопая по щиколотку в грязи. К ночи добрались в Молодинский сельсовет. Сторож, радушно встретив нас, пригласил к себе домой.

— Начальству наш поклон, разувайтесь, обсушитесь, в общем, располагайтесь, как дома, — сказал он. — А печку я мигом разогрею.

— Как вас зовут? — спросил я.

— Василь Семенов, — ответил он, по-старому назвав отчество вместо фамилии.

На разговор вышла из соседней комнаты жена сторожа.

— Да вы присаживайтесь, сыночки, я сейчас и самовар поставлю, и яичек сварю, вы уж простите, чем богаты. — запричитала она и засуетилась около печки.

Вскоре на столе появился медный, начищенный до блеска самовар. Мы сели за стол.

— Откуда путь держите? — обратился ко мне Василий Семенович.

— Со Столбовой, — сказал я, — там магазин ограбили цыгане и продавца ранили.

— Ухлопали? — взмахнула руками Федосья.

— Нет, жив остался, — пояснил я, — в руку ранили.

Спали мы недолго, потому что легли-то уж утром. Просто погода плохая была, вот и не заметили, что утро на дворе.

— Ну, как спалось, сыночки? — обратилась к нам Федосья.

— Спасибо, мать, хорошо, — сказал я, напяливая на ноги еще не просохшие сапоги.

— Петро, пора вставать, — разбудил я Сергеева.

— А сколько времени? — спросонок спросил Петр.

— Девять уже, пора.

Мы встали, оделись, напились чаю и отправились в сельсовет.

— Председатель пришел? — спросил я Василия Семеновича.

— Давно пришел. Он у нас хлопотун, округа-то большая, глаз да глаз нужен.

Мы вошли в кабинет председателя.

— Здравствуйте, Сергей Гордеевич! — приветствовал председателя Петр.

— Здравствуйте, каким ветром к нам? Надолго ли?

— Да вот, проездом.

И Петро познакомил меня с председателем. Это был средних лет человек, невысокий, но крепкий. Чувствовалось, что он прожил нелегкую жизнь. Но лицо у него было живое, доброе.

— Неприятность у нас, Сергей Гордеевич, в Столбовой сельмаг ограбили, продавца ранили, — объяснил я. — Говорят, Сергей Гордеевич, у вас тоже недавно цыгане были?

— В прошлом году были. Но я так думаю. Раз снег пошел, обязательно на зимовку приедут.

Мы рассказали председателю приметы грабителей и попросили его передать наш разговор всему активу.

— Только имейте в виду, что они вооружены, — предупредил я.

— Ничего, если увидим, справимся. И не таких видали! — и он посмотрел на ружье, висевшее около шкафа.

— Связь будете держать с городским отделом милиции, Сергей Гордеевич, — а мы по следам. Мы позванивать будем, а на обратном пути, возможно, заглянем. Ну, счастливого пути! — и я протянул ему руку.

Но не успели еще наши руки сойтись, как он схватил меня за другую и потащил к окну.

— Смотрите, смотрите, цыгане нагрянули!

— Вожака ко мне, — приказал я Петро.

Через некоторое время в сельсовет вошли трое пожилых цыган с длинными седыми бородами, одетые в добротные шубы.

— Чем обязаны, голова? — обратился один из вошедших к председателю.

— Вот вам голова, — и председатель указал на меня рукой.

— Куда путь держите и сколько вас? — спросил я.

— На зимовку едем, поближе к городу. Семнадцать душ нас, восемь взрослых. Остальные дети.

Вожак разгладил седую бороду и косо посмотрел на меня. Видимо, что-то ему во мне не понравилось.

— Сходите и соберите у всех документы! — приказал я вожаку. Но он не двинулся с места.

— Какие у нас документы? — возразил он. — Михаи мы все. Вот мой паспорт. — И он протянул мне истрепанную книжечку без фотографии.

— Горе у нас, голова, большое горе.

— Какое горе? — спросил я.

Вожак еще раз косо посмотрел на меня и ответил:

— Дочь у меня есть, голова, трое детей у нее, муж был, убили его под Малым Ярославцем.

— Кто убил?

— Так вот, слушай, голова. Стояли мы там на берегу реки. Врать не буду, бабы гадали, обманывали. А рядом богатый табор был. Ну мы, конечно, ходили друг к другу, не враждовали. А однажды кто-то в том таборе золото украл. Вот они моего Михая заподозрили и убили. Когда я хватился, то их табора уже не было, скрылись ночью. Вот и весь сказ, голова. Дочь без мужа и дети сироты свалились на мою седую голову.

И он опустил голову так, что седая борода легла на широкую грудь.

— Может, вызнаете, кто вожак табора? — спросил я.

— Михай, у него дочь красавица и зять Иван, его все цыгане знают. Он старый бандит. Пора его задушить. — И старик провел пальцем по шее.

«Значит, не все они Михаи, — подумал я. — Иван тоже есть. Это уж лучше». Потом я попросил его привести свою дочь и сказать ей, чтобы она ничего не скрывала от нас.

— Да, вот еще, чуть не забыл, — сказал я, — а где зятя похоронил?

— Там и похоронили, где стояли, — ответил цыган и вышел.

— Вот ведь какие дела, ищешь одного бандита, натыкаешься на другого.

— Неприятная история! — согласился председателе.

— Ничего, попробуем распутать, — добавил Сергеев.

Через некоторое время в сельсовет вошла молодая цыганка. Голову цыганки покрывала яркая шаль, а пестрая юбка волочилась по полу.

— Где ваш муж? — спросил я.

— Цыгане убили за кражу, на поляне, у леса и захоронили.

— Кто убил?

— Михай и зять Иван. — Женщина заплакала. Крупные слезы катились по ее лицу. — Начальник, — сказала цыганка, — грабители они — коней уводят, людей грабят. У них в таборе много краденого.

5
{"b":"188019","o":1}