ЛитМир - Электронная Библиотека

Непродолжительное, но выразительное молчание. Затем Маргарет сказала:

– Это всего лишь глупая шутка.

– Нет.

– Я буду дома через четыре дня. – И она положила трубку.

«Я его нашла! Нашла! Нашла!»

Эта мысль радостным припевом звучала в голове Кристи, когда она шла по коридорам телестудии. На ее лице стыло обычное скучающее выражение, рука сжимала папку со сценарием передачи, но внутри Кристи ликовала и гордилась собой. И вполне заслуженно, ибо она обошла даже офис окружного прокурора. Сделала то, что они не смогли. Подумать только, у них было три года и целая команда следователей и всяких других работников – и они не отыскали ничего! А журналистка Кристи Скоэн нашла Митчела Бергена, бывшего мужа рыжей кошки. И потребовалось ей на все про все два часа. Сначала она выудила из Интернета всю информацию, какую смогла собрать. И там обнаружился материал журнала «Стар». Статья была написана шесть лет назад, и в ней имелись прекрасные фотографии самого Бергена и его шедевров – дурацких склянок и горшков. Больше всего автора статьи впечатлила коллекция ваз, сделанных в форме гороховых стручков. Тогда Кристи сделала вид, что хочет купить подобный артефакт, и озадачила компьютер поиском списка источников ваз в форме гороховых стручков. За последние несколько лет таких ваз было продано три, и самая последняя по времени покупка была совершена в Витумпке, штат Алабама, у некоего Митчела Бувье, стеклодува. Кристи набрала указанный на сайте номер телефона и сказала, что хочет поговорить с Митчелом Бергеном. И вот вам фокус! Рыбка попалась.

Само собой, Берген сначала заявил, что она ошиблась номером. Но Кристи не дала себя обмануть. Будучи журналисткой, она в течение нескольких лет общалась с разными людьми. И она научилась на слух различать ложь. Теперь Кристи прислушивалась к дыханию в трубке и радовалась. Этот человек дышал, как животное, попавшее в ловушку и снедаемое страхом. Он тот, кто ей нужен. Теперь осталось придумать, каким образом вытащить этого слизняка на свет Божий, заманить в Индианаполис и использовать против Толливера и его рыжей девки. После некоторого размышления Кристи решила использовать для приманки детей. Раз Берген наделал троих, он не может быть так уж к ним равнодушен. Наверняка захочет увидеть отпрысков после трехлетней разлуки. Само собой, его пугает висящий на нем долг: если люди из офиса прокурора узнают, где он живет, они доберутся до его имущества и заставят платить алименты. Ну, можно пообещать не сдавать его прокурору. Сыграть на чувстве вины и тоски по детям. Он не сможет противостоять ей!

– Кристи, до эфира пять минут.

Кристи кивнула и пообещала ассистенту режиссера, что сейчас будет.

Митчел смотрел на свое отражение в зеркале. Это было старое и покрытое пятнами зеркало, да и вся ванная комната была ему под стать: старая и неуютная. В целом жилище Бергена состояло из двух комнат, располагавшихся над мастерской. Сейчас он не смог бы уже вспомнить все повороты и этапы долгого пути, который привел его в этот забытый Богом городишко в Алабаме. Да что там этапы – Митч не помнил даже, сколько именно времени он находится в этом городке. Последние несколько лет были просто сумасшедшими: он все время переезжал, то взлетая на крыльях надежды в уверенности, что он нашел свой дом, свое место. Что его мысли смогут наконец обрести форму и на конце его стеклодувной трубки засияет тот шар, что принесет удачу, и славу, и деньги, и свободу. Но потом опять все рассыпалось в прах, и Митчелу приходилось спасаться бегством и прятаться. И вот он здесь, в захолустном местечке в глубинке Алабамы. Снова прячется, снова боится.

В душе Берген понимал, что однажды его все равно найдут. Но когда раздался этот телефонный звонок, он испытал настоящий шок. Он даже не понял, на кого работала та женщина, кажется, она так и не сказала. Может, полиция? Или дама работает в офисе прокурора? А может, частное детективное агентство?

Наверное, Саманта старалась разыскать его и обращалась во многие инстанции, и вот кому-то все же удалось его выследить. Теперь они не оставят его в покое, возьмут за задницу.

Может, его бывшая жена испытает чувство удовлетворения от того, что наконец поймала его.

Вот если бы у него были деньги! Если бы у него были деньги, он смог бы вернуться в Индианаполис с гордо поднятой головой, он заплатил бы долг по алиментам и упросил бы детей простить его. У Саманты он не станет просить прощения. Только вот дети…

Митч потер глаза и отметил темные круги под ними. Подбородок и щеки заросли колючей и неопрятной щетиной. Он не может вернуться в таком виде.

Что тогда ему остается? Два пути, и ни один из них не кажется привлекательным. Он может пойти и сдаться властям. Или бросить все, переехать… фактически убежать и попытаться начать все сначала на новом месте. Он представил себе, как будет метаться по городу, пытаясь одолжить или нанять грузовик. Потом просить соседей помочь ему уложить в машину печи и прочие орудия его ремесла – тяжелые и громоздкие. А потом он начнет колесить по стране в поисках какого-нибудь захудалого городка, где можно прикинуться эксцентричным художником, который ищет уединения. Боже, у него просто нет на это сил! Столько суетиться, бегать, а потом опять лгать, глядя в глаза людям. Ведь на самом деле ему не нужно никакое уединение. И вовсе он не желает, чтобы все оставили его в покое. Митч хотел бы вернуться домой и жить неподалеку от детей, чтобы видеться с ними. Но он наделал слишком много ошибок. И что теперь?

Берген лег на старую кровать, жалобно скрипевшую при каждом движении, и закрыл глаза. Три года назад он жил во лжи, и эта ложь душила его. Тогда он бросил Сэм и устремился навстречу новой жизни и большому приключению, собираясь начать все заново, собираясь многого добиться и достичь. Но у него ничего не получилось. Он причинил боль многим людям. Сменил пять штатов и шесть любовников, ни один из которых не был так уж хорош. И с чем он остался? У него есть семьдесят долларов на счете в банке. Мобильник, который не работает, потому что за него не плачено черт знает сколько, и никаких средств к существованию. Единственным светлым моментом за последнее время было то, что ломка кончилась. Кажется, он излечился от кокаиновой зависимости. Удивительно, но отсутствие денег и соответственно наркотиков действует так же верно, как самый дорогой курс реабилитации.

Митч вдруг понял, что почти с нетерпением ждет звонка этой загадочной женщины. Может, он и сам бы ей позвонил, но ее номер не определился. Пусть они придут за ним – все равно кто. Тогда кончится эта неопределенность. Отсутствие денег, событий, отсутствие жизни, сводящее его с ума. Что ж, он останется здесь и подождет, пока тот, кто его нашел, придет и постучит в его дверь. И плевать, кто это и зачем он ему нужен.

Глава 10

Вся компания отправилась праздновать первый день рождественских каникул в ресторанчик «Эль Сол», который они частенько посещали, еще когда жили на Арбор-стрит. Почему-то именно сегодня ансамбль мариачи усиленно обхаживал их столик. Единственный, кто пришел в восторг от навязчивого внимания музыкантов, – это Дакота, остальные улыбались только из вежливости, но поделать ничего не могли. Мариачи являлись неотъемлемой принадлежностью «Эль Сол», и с ними вполне можно было смириться, принимая во внимание основное достоинство заведения: вкусную еду по вполне приемлемым ценам. Музыка была бесплатная, но паршивая. Впрочем, Дакота пришел в настоящий восторг: он подпрыгивал в высоком детском стульчике, хлопал в ладоши и подпевал вольной интерпретации на тему «Кукарачи».

– А я тебе говорю, что этот твой псевдоженишок положил на тебя глаз по-настоящему, – прошептала Монти в ухо Саманте, пользуясь тем, что дети не могли их услышать из-за громкой музыки. – И ты должна быть осторожна. Думаю, если парень возьмется за дело серьезно, у тебя не будет никаких шансов устоять против него.

45
{"b":"221","o":1}