ЛитМир - Электронная Библиотека

Кристофер Сташеф

Волшебник в Хаосе

(Волшебник-бродяга — 6)

Глава 1

В ушах Корта гремел оглушающий грохот битвы.

Корт даже не заметил, как вражеский воин, вопя от ярости, занес свой меч. Лишь в последнее мгновение он уловил опасное движение.

Удар противника пришелся в щит, который закрывал руку Корта до самого плеча. Звона металла о металл он также не услышал, лишь почувствовал сильный толчок. Резко развернувшись, Корт дважды, крест-накрест, рубанул по руке нападающего. Тот покачнулся, отражая клинком удар Корта, но удача изменила ему. Корт же, воспользовавшись медлительностью противника, рассек ему плечо. Рот нападавшего раскрылся в новом немом крике, и враг рухнул навзничь.

Даже в горячке сражения Корт испытывал какое-то радостное волнение при мысли, что ему не нужно никого убивать.

Он бился в первых рядах своего воинства, ожидая, что на смену поверженному врагу сейчас подоспеет свеженький, — но, к его удивлению, никто не торопился занять место упавшего.

Наоборот, двое или трое развернулись и бросились наутек, спасаясь от натиска бойцов Корта, а он сам застыл на мгновение, не веря своим глазам. Затем лицо Корта осветила улыбка, а в ушах зазвенел, на сей раз громко и явственно, победный клич солдат его отряда — казалось, мощь яростного звука гнала и подталкивала врагов в спину: они бежали со всех ног, и чем громче кричали атакующие, тем быстрее.

Опьяненный победой, юный Аулин с громким воплем бросился преследовать бегущих.

— Остановите его!.. — крикнул Корт.

Сержант Отто и еще двое воинов бросились вперед, чтобы остановить безумца. Поймав юношу, они бесцеремонно впихнули его обратно в строй.

Слава Богу, вздохнул про себя Корт. Третье правило, которое полагалось усвоить каждому начинающему воину, гласило: никогда не пытайся преследовать разбитого врага. Сколько раз случалось так, что стоило только покинуть спасительные ряды своих как противник моментально собирался с силами и сам переходил в наступление.

Корт наблюдал за бегством врага спокойно, даже равнодушно. Чего еще ждать от неотесанных крестьянских парней, которых в спешном порядке, всего за неделю, обучили кое-как стоять в строю, потому что их господину неожиданно стало известно, что Властелин Зутейна нанял Голубую Роту и двинулся на него войной? Как таким тягаться с закаленными в боях профессионалами? Неудивительно, что они продержались всего полчаса!

— Так что, мы не станем их преследовать? — недовольно спросил старший сержант.

— Разумеется, нет, сержант Отто, — ответил Корт, — мы дождемся сигнала капитана.

Раздался пронзительный рев горна, перекрывший недовольный ропот голосов. Солдаты Голубой Роты отозвались радостными криками.

— В атаку!.. — приказал Корт старшему сержанту, и тот зычным голосом передал приказ дальше.

Солдаты его взвода выступили вперед, перешагивая через груды поверженных тел.

Корт понимал, что как только жажда первой крови пройдет, это зрелище покажется гнетущим и омерзительным, но пока у него внутри все ликовало. Сколько врагов пыталось поразить его, и вот теперь они лежат бездыханные, он же шагает по земле, цел и невредим!..

Солдаты поднялись на вершину холма, и тут Корт увидел Громил. Спасая собственную шкуру, они неслись сквозь строй своих же солдат, расталкивая и сбивая их с ног. Толкачи, тоже верхом, неслись за ними по пятам.

В бой вступил резерв бойцов Голубой Роты, которые до времени затаились в сосновой роще, где капитан решил устроить засаду. Солдаты обогнули подножие холма и теперь оказались у неприятеля в тылу, где и продемонстрировали, на что способны. На бегу хватая под уздцы вражеских скакунов, да так крепко, что те едва не касались мордами земли, воины Голубой Роты стали окружать противника.

Тем временем пехотинцы-Сапоги, видя, что дело приняло скверный оборот, бросились наутек. Никто и не думал их останавливать — за рядовых солдат не давали выкупа. Иногда кто-нибудь из «пехтуры» замедлял бег, словно вспомнив о своем долге — защищать господина до последней капли крови, — но, завидев солдат Голубой Роты, Сапоги с воплем бросались догонять своих собратьев.

— Да, выкуп нам сегодня не светит, — проворчал старший сержант.

— А ты не иначе как собрался припрятать где-нибудь для себя оруженосца, чтобы потом выручить за него хорошие деньги? — с ухмылкой поинтересовался Корт.

— И в мыслях не было, лейтенант, — живо парировал сержант Отто, — вы же меня знаете.

Корт знал Отто как свои пять пальцев, поэтому понимал, что именно подобную штуку наглец и проделал бы, будь у него такая возможность. И наплевать на то, что захудалый младший офицеришка не имеет права брать в плен старшего по званию. Одни только доспехи Толкача стоят столько, сколько сержантский кошт приносит за год. Правда, меч можно оставить и себе.

— Бери, но делись с ближним, — напомнил Корт сержанту. — Всякий, кто захватил для выкупа Громилу или Толкача, обязан делиться с остальными.

Разумеется, брать в плен самого Властелина им ни разу не приходилось.

— Будто я не знаю! — с легким недовольством проворчал сержант Отто.

До него не сразу дошло, что Корт втолковывает прописные истины не ему, а трем новобранцам, которым повезло остаться в живых после боевого крещения.

— Кто знает, может, они попали в руки к солдатам резерва. Но в сражении участвовали мы. Это мы загнали Громил и их Толкачей в ловушку!

А Отто не дурак, подумал про себя Корт.

— Уверяю вас, сержант, скоро настанет и наша очередь оставаться в составе сил преследования. Будем надеяться, нам не придется выскакивать из засады на неприятеля, чтобы только изменить ход битвы!

— Хотелось бы, — осклабился Отто. — Знаете, лейтенант, я давно уже присмотрел себе одну ферму. Правда, это дома, в домене Эвенштерна, а не здесь, на поле брани!

Рекруты нервно захихикали у него за спиной.

Рота продолжала двигаться, но вражеская пехота уже унесла ноги в сторону недалекого соснового бора, солдаты же Голубой Роты по-прежнему оставались на открытом пространстве.

— А вот и он!..

Отто указал на голую вершину холма, где на фоне неба вырос силуэт всадника. Однако уже в следующее мгновение тот повернул коня и скрылся из виду, затерявшись среди своих телохранителей.

Корт кивнул.

— Итак, Властелин Уиксли проигрывает битву, а мы теряем его самого.

Отто лишь пожал плечами.

— Вот уж не думал, что мы надеялись заполучить его в наши руки. Еще не было случая, чтобы Властелин поставил себя под удар, независимо от того, на чьей стороне перевес.

— Можно было бы попытаться, — задумчиво произнес Корт. — При условии, что он попробует собрать под свои знамена остатки армии.

— Скорее, он предпочтет укрыться за стенами замка и запереть ворота на тяжелое бревно, лишь бы больше не иметь дела с Властелином Зутейна.

Обычно Отто не слишком церемонился, особенно когда брался наставлять желторотых новобранцев. Правда, Корт в военном деле уже не новичок, за его спиной не одно сражение, так что он смело мог причислять себя к ветеранам; Отто понимал это и умел проявить уважение.

— Конечно, если Зутейн поведет осаду, нам там делать будет нечего.

— Да, он наверняка обойдется собственными силами, — согласился Корт, — вряд ли ему захочется, чтобы замок заклятого врага брали какие-то наемники!

Корт понимал, что новобранцы у него за спиной ловят каждое слово — как же не навострить уши, когда рядом с тобой кто-то делится бесценным солдатским опытом.

— Случается, что и капитан может стать Властелином, хотя настоящие Властелины, как могут противятся этому.

— Конечно, — состроил гримасу Отто, — хотя я и ненавижу вести осаду. Уж лучше погибнуть в честном бою на поле брани, чем месяцами киснуть под стенами какого-нибудь замка — того и гляди, загнешься от скуки или хвори.

Вновь раздался сигнал горна, но не успел Отто прорычать приказ своим солдатам, как Корт опередил его.

1
{"b":"25803","o":1}