ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

ДАЛЕКО ОТ ДОМА

Пролог

1965 год, Больница Наффилд Хелт, Лидс, Западный Йоркшир, Великобритания

- Эйрин, у вас девочка.

"Девочка..." Женщина устало закрыла глаза и глубоко вдохнула. "Девочка..." По щекам, смешиваясь с потом, бежали слезы, слезы радости.

- Дайте мне ее на руки. - Акушерка широко улыбнулась и положила кроху на грудь матери.

"Красавица. Нет папы. И пусть. Это он себе отказал в счастье держать такое сокровище на руках..."

- Какая она у вас красивая. - Режущая боль мешала окончательно расслабиться. Слезы бежали и бежали. От счастья, от боли. Все смешалось. И не было рядом Ричарда. Но дочка-то рядом. И Эйрин была счастлива.

- Очень. Очень красивая, - женщина улыбалась и плакала.

- Вы уже решили, как назовете ее? - Роженица перевела дыхание.

- Хайолэйр. Я хочу, чтобы она была счастливая.

Акушерка смотрела с умилением на молодую маму и забавную кроху, которая разрывалась на все отделение, казалось: она кричит громче всех детей вместе взятых.

- Я пойду, сообщу миссис Олсопп, что все хорошо.

- Анна, стой! Открылось кровотечение!

"Туман... Кругом туман..."

1990 год, кладбище, Илкли, Западный Йоркшир, Великобритания

Дождь. Капал серый беспросветный дождь. Даже хмурое осеннее небо оплакивало Марион Олсопп. Вокруг могилы собралось большое количество народу. Все они были близкими друзьями и добрыми соседями. Всем было тяжело.

Из родственников был только один человек. Одна девушка. Внучка. Больше у Марион никого не было.

Лилиан Керк говорила, что Марион родилась не здесь, кто-то сказал, что у нее выговор ирландский, журчащий. Но никто не помнил деревню без нее. Большинство людей не могли себе даже представить Илкли без Марион. Ей восхищались, ее любили. Лилиан сказала, что она много пережила. Но правда была в том, что даже Лилиан Керк, лучшая подруга Марион, не знала всего...

"Марион больше нет... Бабушки больше нет. Надо научится с этим жить. Надо уехать... Куда-нибудь... Чтобы можно было вдохнуть."

- ...Да упокоится раба Божья Марион...

"Ее хоронят рядом с этим мучителем, словно они были любящей счастливой парой... Бабушка, что же тебя побудило совершить такую глупость?.. Дождь... Я люблю тебя..." Хай глубоко вдохнула. Она приняла решение.

Глава 1

Три дня спустя, пригород Илкли, Западный Йоркшир, Великобритания

Большая ухоженная ферма. За задним двором выстроились длинные ряды овчарен, сквозь шум ветра и дождя раздавались блеяния овец. У подъезда к старинному дому образовалась большая лужа. Холодный осенний дождь, не переставая, шел с самого дня смерти Марион Олсопп. Вся деревня словно замерла, земля размокла, вязкая грязь глазурью покрывала холмы, утопала в низинах, рекой стекала вдоль дорог. Осень. Марион всегда говорила, что в это время года Западный Йоркшир - самый прекрасный уголок земного шара.

Дом большой. Дом очень большой и старый. Сколько ему? Сто пятьдесят? Двести лет? Серый камень фасада скрывался за плотным слоем плюща. Из нескольких труб восточного крыла шел дым: горели камины и печь. А в западном крыле уже давно никто не жил.

Сейчас тусклый, почти незаметный свет горел только в двух окнах, выходящих на дорогу. Это были окна одной и той же комнаты, малой гостиной. В комнате сидели две женщины.

Рослая сухощавая старуха держала за руку молодую девушку. Ее широко раскрытые синие глаза, не отрываясь, смотрели в одну точку. Юная особа упрямо качала головой, отказываясь верить в происходящее, длинные жемчужного цвета волосы переливались золотом в свете яркого огня старинного камина.

- Девочка моя. Неужели это так уж нужно? Мы тут все рядом. Все тебя очень любят. - Хай снова покачала головой:

- Я должна уехать. Все здесь, каждая вещь, даже воздух... - Она сделала глубокий вдох, напитываясь ароматом прошлых воспоминаний. - Все мне напоминает о бабушке. Я вдыхаю и чувствую ее запах.

- А разве это плохо? Марион тебя очень любила и не жалела сил...

- Я знаю. И я ее люблю. Я матери не знала, но бабушка мне стала матерью, самой прекрасной, какую только можно иметь.

Женщина внимательно посмотрела на девушку.

- Хай, тебе сейчас тяжело, а потом ты примешь это... Твоя бабушка научилась принимать смерть. И ты должна научиться принимать ее: она неизбежна, и что бы ты не делала - ее не миновать... - Старуха помолчала. - Съезди на некоторое время в отпуск, отдохни. Твоя бабушка никуда не уезжала дальше Йорка. Но была одна единственная страна, куда она стремилась всей душой - Греция. А потом ты можешь даже переехать в Лидс или Лондон, Йорк... Но зачем продавать ферму? Марион столько сил вложила в нее. Она очень любила это место.

- Любила место... - Странным голосом ответила Хайолэйр и слегка поморщилась. - Ферма ее спасала от Олсоппа. Вот она ее и любила. - Резко оборвала девушка. Гнетущую тишину нарушал только треск поленьев. Лилиан выжидающе смотрела на свою визави, вспоминая как сама когда-то была молодой и горячей, принимала решения быстро, не задумываясь, потом жалела, исправляла ошибки. Вот только не все ошибки можно исправить. - Миссис Керк, я не могу. Я должна продать этот дом, и тогда я смогу начать жизнь сначала.

Пожилая женщина усмехнулась:

- Жизнь одна. Ее нельзя начать сначала. И как бы ты не старалась - все равно не сможешь забыть ни хорошего, ни плохого... - Она пожала плечами. - Старик Олсопп. Дорогая моя, он был не так уж плох. Война отразилась и на нем. Не так как на моем Гарри. Он ногу потерял, но душа его не болела... А у Олсоппа очень болела душа.

- Болела душа!? У него не было души! Я здесь живу двадцать пять лет. Двадцать пять! Я двадцать лет видела, как он мучил бабушку. Она жить начала только, когда он умер.

Старуха глубоко вздохнула:

- Ну, если уж ты решила...

- Да, я решила, - твердо ответила девушка. - Завтра приедут смотреть дом.

- Как уже?

- Да, Леман, поверенный, сказал, что покупатель очень серьезно настроен... - Лилиан покачала головой и снова вздохнула.

- Ты только не забывай нас. Приезжай на могилу... Марион и Эйрин тебя очень любили. Не забывай их. - Миссис Керк поднялась с кресла. - Я пойду. Ты звони. Если что - Джон поможет.

- Благодарю вас, Миссис Керк. Благодарю за все. Я не знаю как бы пережила эту неделю.

- Ну-ну, девочка...

Женщина поцеловала девушку в макушку, как раньше это всегда делала Марион, и тихо вышла. Вскоре хлопнула тяжелая входная дверь.

Хайолэйр Олсопп осталась в огромном старинном доме одна. "Во всем мире." Когда бабушка была жива, старинный и громадный он казался уютным и теплым... Даже не смотря на старика Олсоппа. А теперь... Девушка огляделась. "Наверное надо собрать вещи... А какие вещи брать?.. Брать вообще ничего не хочется... Бабушка бы сказала, что надо забрать воспоминания..."

Хай медленно поднялась и пошла в комнату бабушки. "Я заберу воспоминания."

Глава 2

...Сегодня мы с Дейрдре приняли важное решение. Мама им очень недовольна, она долго кричала на нас. Но мы уверены, что поступаем правильно. Когда вчера еще несколько парней из нашей деревни уехали на фронт... Да, мы поступаем правильно. Ну и что, что нам "всего по девятнадцать"?.. Нам уже девятнадцать, и мы знаем на что идем... Или не знаем... В любом случае, мы не можем отсиживаться здесь, пока большая часть наших друзей за морем...

...Через два дня мы уезжаем в Дублин, чтобы пройти ускоренные курсы, мы будем медсестрами. Дейрдре очень переживает, а я уже готова отказаться от все этой затеи. Мне становится страшно. В понедельник миссис О'Каллахан получила письмо с фронта, наш с Дейрдре одноклассник, дорогой Дон, героически погиб... Глядя на его мать, мне становится страшно. А если мы тоже погибнем? А если обе? А если и Гай погибнет? Тогда мама останется совсем одна...

1
{"b":"266090","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Украденная служанка
Хюгге. Датское искусство счастья
Битва за Скандию
Любовь без правил
#Попутчик (СИ)
Да будет воля моя
Время-судья
Всё началось, когда он умер
Ветер Севера. Риверстейн