Содержание  
A
A
1
2
3
...
46
47
48
...
77

— Один из чудодейственных порошков матушки Миль, — усмехнувшись, пояснил он, поигрывая флакончиком. — Снадобье, от которого люди сходят с ума. Как видишь, я хорошо подготовился к нашей встрече. Я ведь задумал отомстить тебе с того самого дня…

— И ради этого ты убил старую колдунью!

— Нет! — голосом, не оставлявшим сомнений в его искренности, воскликнул Горзоф. На мгновение в его глазах промелькнул ужас. — Нет, это не моих рук дело. Но не стану отрицать, что я использовал ситуацию себе на пользу. Кое-что из вещичек старухи перекочевало ко мне. И вот сегодня наконец настал час расплаты. Пусть простит меня дочь уважаемого Хадриоса, но есть вещи, за которые каждый должен платить. Это вопрос чести, и расплачиваться в этих делах приходится кровью.

В другой ситуации Брэк только посмеялся бы над таким красноречием. Но Горзоф явно не шутил. В его глазах пылала ненависть. Скрежет его зубов, казалось, заглушал шум ветра. Капитан считал себя незаслуженно оскорбленным и видел только один способ отомстить — убийство.

— Говоришь, дело чести? — прошептал Брэк, выигрывая время, чтобы встать поудобнее. — Уж чего-чего, а чести тебе не занимать, капитан. Подкрадываться со спины, вдвоем на одного. Обшаривать трупы. Твои поступки достойны только жалкого труса.

— Наглый сукин сын! — прошипел Горзоф и бросился вперед.

— Капитан! — успел воскликнуть Сивикс, увидев, как Илана подняла камень.

В следующий миг увесистый обломок скалы рассек кожу на лбу Горзофа. Сивикс подскочил к Илане и ударил ее. Удар не был достаточно сильным, но оказался неожиданным. Илана, вскрикнув, упала. Брэк не мог больше ждать; издав боевой клич, он бросился вперед.

Легкий щелчок раздался между пальцами Горзофа. В сторону Брэка понеслось небольшое клубящееся облако какого-то мелкого порошка.

Не обращая внимания, Брэк сделал еще один шаг вперед. Еще один вдох…

Словно невидимая рука остановила его движения, сдавила горло и грудь. Брэк в ужасе запрокинул голову: его глаза ничего не видели.

Варвар взвыл. Где-то рядом стоном ответила ему Илана. Затем все заглушил смех Горзофа.

— Эй, скотина! — крикнул он. — Спляши-ка для нас. Нет, мы тебя не зарежем, как барана, — сразу. Я хочу еще удостовериться в том, что ты тупое, безмозглое животное.

Во рту у Брэка все пересохло и нестерпимо жгло. Но хуже всего было то, что его тело начало непроизвольно трястись, извиваться и корчиться в судорогах, — видимо, на это и был рассчитан порошок, припасенный старой колдуньей. С трудом понимая, что происходит, не в силах сдержать себя, Брэк запрокинул голову и дико завыл. На его губах выступила пена.

Последние проблески сознания твердили ему, что, ослепленный, дергающийся в конвульсиях, он станет легкой добычей для врагов. Но он ничего не мог с собой поделать. Вновь и вновь из его груди вырывался отчаянный рев.

Горзоф хохотал от души. Где-то по соседству ему вторил тонкий смех Сивикса. А Брэк все так же корчился, не в силах прорвать страшную пелену, окутавшую его.

«Они убьют тебя, — попытался взять себя в руки Брэк. — убьют тебя…»

Брэк понимал это. Но он был бессилен. Еще одна судорога изогнула его тело. Еще один стон сорвался с искусанных губ.

Глава 4

ЗНАК ДЕМОНА?

Желтое свечение, заливавшее долину, вновь проникло в глаза Брэка, которому удалось наконец открыть один глаз, а затем второй.

Толку от этого пока что было не много. Все предметы оставались расплывчатыми, к тому же его тело продолжало сотрясаться в конвульсиях, к горлу подступила тошнота. Невыносимая боль в каждой мышце, в каждом суставе заставляла выть и стонать.

Желтый свет стал ярче. И еще довольнее и истеричнее захохотали Горзоф и Сивикс. Брэк понимал, что ему грозит новая опасность, но не мог сообразить какая.

Вдруг он понял, что теряет равновесие, твердая почва уходит из-под ног, а сам он куда-то падает.

Время словно замедлило свой бег.

Все ярче и ярче било в глаза желтое сияние.

«Яма! Я падаю!»

Извернувшись, Брэк ухитрился извернуться в воздухе и упасть на край одной из ям. Но он чуть не окунулся лицом в светящуюся жижу. Брэк ощутил, что в его правой руке ничего нет — меч куда-то исчез. Прямо в глаза ему бил желтый свет. Густой, зловонный пар сильной струей поднимался к ноздрям.

Брэк почувствовал, что зрение вновь покидает его: либо колдовской порошок брал свое, либо дело было в свечении дьявольских ям.

Вонь усилилась — это один за другим лопнули на поверхности жижи несколько поднявшихся из глубины пузырей. Брэка вырвало. Собрав силы, он попытался отползти или откатиться от края ямы, но лишь беспорядочно, словно полураздав-ленное насекомое, задвигал ногами и руками.

Вдруг словно молния расколола его мозг: «Илана! Спаслась ли она?»

Оставалось только надеяться, ибо сам он пока что не мог защитить даже самого себя. Тело не слушалось приказаний мозга. Далекие звезды веером огненных нитей плясали на небе… Нет, это пылающие искры рождались прямо в его мучающемся сознании.

«Нужно подняться», — твердил себе Брэк. Нужно отодвинуться от этой ямы во что бы то ни стало. Пузыри лопались все чаще. Вдруг раздался еще один звук — резкий всплеск, взволновавший всю поверхность ямы.

Брэк почувствовал, как на его плечо и шею легло что-то обжигающее и шершавое.

Он взвыл, на этот раз от страха и омерзения. Белое щупальце, извиваясь, захлестнуло варвару рот и глаза. Еще два или три отростка впились в затылок Брэка, и все его тело пронзила страшная боль.

Мозг Брэка посылал отчаянные сигналы рукам: подняться, оторвать эту штуку… Его пальцы начали сгибаться, выполняя приказ.

Боль становилась нестерпимой — словно тысячи раскаленных острых крюков прокололи ему кожу, а затем начали стаскивать ее с тела. Щупальце крепко впилось в его лицо, раздирая щеку и нос. Боль сконцентрировалась именно в этом месте.

Где-то вдали довольно хохотал капитан Горзоф. Неожиданно Брэк почувствовал, что зрение вернулось к нему. Первое, что он увидел, — щупальце, лежащее поперек его лица.

Один из отростков сдавил Брэку горло. Медленно-медленно, словно тяжелые гири, его руки стали подниматься. Слишком медленно! Слишком долго!

Ему показалось, что он пытается поднять огромный камень. От напряжения из груди Брэка вырвался стон — но уже не от боли или бессилия, а от злости на свое слабое и непослушное тело.

В этот миг Брэк понял, что именно дикая боль вернула ему сознание, каким-то образом ослабив действие порошка.

Время снова понеслось вперед с пугающей быстротой. Руки Брэка наконец впились в отвратительное щупальце и напряглись, стремясь оторвать его от лица и горла.

В ответ мягкая, желеобразная масса щупальца тоже напряглась и стала упругой и жесткой. Брэк сумел просунуть пальцы между щупальцем и щекой. Словно огненный дождь полился на кожу в тот момент, когда первый отросток был сорван с тела.

У Брэка появился шанс. Его тело больше не сотрясали безудержные судороги. Вместо воя из его груди вырывались крики, полные ненависти.

Просунуть руки под следующий отросток. Оторвать. Освободить горло. Еще один отросток. Оторвать. Следующий…

Вонь не давала ему вздохнуть, пальцы и ногти скользили по отвратительной склизкой поверхности щупальца. И все же шаг за шагом Брэк освобождался из хватки чудовища.

Уперевшись ногой в выступ камня, Брэк резко дернулся и встал, обрывая с себя последние обжигающие кожу отростки щупальца.

Все, свободен!

Последняя блестящая лента соскользнула с его тела, оставив на коже дюжины кровоточащих ссадин.

Покачиваясь, Брэк поискал глазами Горзофа и Сивикса. Оказалось, что они заняли позицию на изрядном расстоянии от края ямы. Теперь они вновь стали медленно приближаться к нему, сверкая сжатыми в руках клинками.

Горзоф погнал вперед трусливого Сивикса. Несомненно, оба уже решили, что склизкая тварь избавит их от необходимости сражаться с весьма опасным противником. Теперь стало ясно, что драки не избежать, и Горзоф чувствовал себя неуютно, глядя на тяжело дышавшего, стоявшего, широко расставив ноги, варвара, только что сумевшего избежать, казалось бы, неминуемой смерти.

47
{"b":"279227","o":1}