Содержание  
A
A
1
2
3
...
51
52
53
...
77

— Я сильно устал. Извини меня, Брэк.

— Я тоже прошу прощения, — искренне произнес варвар и, наклонившись над водой, стал пристально вглядываться в зеленоватую полутьму. — Слушай, Хадриос, а что ты говорил про опасных тварей, живущих в реке? Я пока что ничего не вижу.

— Эти создания прячутся в глубине, у самого дна, до того момента, когда настанет время для атаки. Больше всего им нравится свежая, теплая кровь. Они передвигаются по дну при помощи множества ног, но умеют и плавать. Можно считать себя в сравнительной безопасности до тех пор, пока какая-нибудь глупая скотина из наших верблюдов или мулов не поранится об острые камни, лежащие под водой. Но стоит крови попасть в воду — тут-то эти твари и налетят. У них на морде — что-то вроде хобота, длиннее твоей ноги будет. Это у них и нос, и оружие.

— Не будет ли разумнее переночевать на этом берегу? — осторожно вставила Илана. — А утром, отдохнув…

— Нет. — Хадриос внимательно разглядывал тянущуюся параллельно берегу гряду торчащих из-под воды камней. — Никакого отдыха, пока этот брод не останется позади. За ним больше нет природных преград. Тогда путь в Самеринд будет открыт.

Брэку очень хотелось возразить, но он заставил себя сдержаться и промолчать. Наградой ему послужил благодарный взгляд Иланы, оценившей его силу воли.

«Подчас цивилизованные люди ведут себя как глупцы, даже еще глупее», — думал Брэк, оставивший верблюда на вершине холма и спускавшийся по склону пешком. Ведь груз этого каравана значит для Хадриоса не меньше, чем сама жизнь. Брэк уже не чаял, когда он сможет проститься с этой безумной компанией и отправиться дальше на юг, полагаясь лишь на свои силы, но и подчиняясь лишь самому себе.

Ветер все сильнее швырял песок в лицо. Подойдя к Горзофу, Брэк передал ему распоряжение хозяина. Капитан был уже в курсе.

— Старый одноногий лунатик, — пробурчал он. — Он решил нас всех погубить! Своя жизнь не мила, так он и нашей смерти хочет.

Погонщики тоже были в ужасе от предстоящей переправы. Чтобы ускорить дело, Брэк взялся за работу наравне с остальными. Всем пришлось изрядно попотеть, чтобы заставить упирающихся мулов лезть вверх по крутому каменистому склону. Прошло больше часа, прежде чем первые животные перевалили через гребень холма и, спустившись по противоположному склону, вступили в быстро несущуюся воду. К этому времени даже Брэк валился с ног от усталости, не говоря уже об остальных погонщиках.

Погонщик первого ступившего в воду верблюда нещадно лупил животное посохом по бокам и по крупу, заставляя его двигаться быстрее.

В этот миг рядом с Брэком словно из-под земли появился Кай. Жемчужные глаза юноши сверкнули поверх повязки.

— Чужеземец?

— Чего тебе?

— Мы с сестрой не выносим воды. Нам было бы удобнее…

— Никто не будет переправляться верхом, — процедил Брэк, с трудом затягивая в воду упирающегося мула. — Никто!

Глаза Кая засверкали. Что это было? Обида? Гнев? Или что-нибудь еще похуже? У Брэка не было времени на размышления.

— Мерзкая скотина! Воды никогда не видел, осел недоделанный? Шевелись! — орал он на мула.

Уже с десяток животных вошли в воду. Первый верблюд добрался почти до середины реки. Вдруг отчаянный крик разорвал воздух.

Обернувшись, Брэк увидел, что кричит Илана. Мгновение спустя он понял, что было причиной охватившего ее ужаса.

На противоположном берегу из-за вершин прибрежных холмов появились две дюжины всадников. Даже издалека на их лицах были видны рубиновые капли — драгоценные камни, вставленные в одну из глазниц у каждого воина.

— Куран! — воскликнул Хадриос.

На всадниках были высокие, до середины бедер, сапоги, черные куртки, тяжелые черные краги. Красные плюмажи развевались над черными шлемами. Брэк рассмотрел копья, дротики, кривые мечи — и сверкающие рубины на каждом лице.

Один из погонщиков выпустил повод, и обезумевший мул понесся вскачь по воде. Через несколько шагов он задел вьючной корзиной торчащий из воды камень. Не выдержав удара, корзина раскрылась, и в воду ручьем полились пластины слоновой кости.

Один из всадников на противоположном берегу поднял лук и натянул тетиву. Точно пущенная стрела впилась в шею вырвавшегося на свободу мула.

Забившись в агонии, животное рухнуло в воду. От раны на шее потянулся вниз по течению кровавый, сначала густо-красный, а затем розовеющий след.

— Куран! — продолжал кричать Хадриос.

Но теперь всем в караване это было ясно. Безжалостные хищники Логола, как коршуны, слетелись на добычу.

Глава 6

КОГДА ВОДЫ РЕКИ СТАНОВЯТСЯ КРАСНЫМИ

Кони атакующих заскользили по наклонным каменным плитам отлогого противоположного берега. Но ни один из всадников не покачнулся в седле, не потерял равновесия. Они ухитрялись натягивать луки и пускать стрелы даже тогда, когда их лошади вставали на дыбы.

К счастью, стрельба в таких условиях не была очень меткой. Лишь одна стрела попала в человека — погонщика, тотчас же ушедшего под воду. Две стрелы вонзились в идущего впереди верблюда. Вокруг упавшей туши в воде расплылось темно-красное пятно. Поток подхватил его и понес дальше, вниз по течению.

На берегу Хадриос отчаянно замахал руками и закричал:

— Все на берег! Возвращайтесь немедленно! Всем в укрытие!

Знакомый свист донесся до ушей варвара — это совсем рядом с ним пролетела стрела. Изрыгая проклятия, Брэк стал пробираться к одноногому караванщику. По пути он заметил стоявших бок о бок близнецов, привычно держащихся за руки.

Ветер сорвал с головы Кайи капюшон и повязку. Ее лицо сияло.

«Боги, — подумал Брэк, — да ведь она радуется. Она наслаждается тем, что происходит!»

Легкая кривая ухмылка придавала миловидному лицу Кайи зверское выражение. Крик Иланы отвлек внимание Брэка от ужасного зрелища.

Предупреждение дочери Хадриоса оказалось своевременным. Как раз в этот миг два всадника достигли кромки воды на другом берегу. Позади вражеского отряда на склоне появился еще один человек — с длинными седыми усами и с тройным плюмажем на шлеме. Две ветви плюмажа были алыми, одна — белой. Явно старший по званию, этот воин отдавал остальным всадникам какие-то приказы, которые Брэк на таком расстоянии расслышать не мог. Но жесты делали план командира всадников ясным: он приказывал своим подчиненным выстроиться в линию вдоль берега.

Всадники быстро выполнили маневр, и вскоре на противоположном берегу реки появилась шеренга воинов, сверкавших рубинами в глазницах.

Брэк, стоя по колено в воде, слышал, как за его спиной Хадриос по-прежнему призывает всех спрятаться от стрел за камнями.

Всадники Курана натянули поводья. Их кони неистово ржали. Брэка обуяла дикая ярость. Бесстрашный варвар решил продать свою жизнь как можно дороже. Сложив руки рупором, он прокричал:

— В скалах они перебьют нас одного за другим, Хадриос. Высылай людей ко мне. Дадим им бой в воде.

— Там же глубоко и кровь… Скоро здесь все будет кишеть чудовищами…

Как скоро? Этого Брэк не знал, и времени выяснять это не оставалось. На противоположном берегу всадники, издавая воинственные крики, пустили своих лошадей в воду.

Давно, еще в северных степях, Брэк выработал для себя единственную тактику ведения боя в такой ситуации. И сейчас он решил не изменять ей. Изо всех сил своего могучего тела он врезался в воду и побежал как можно быстрее по каменистому дну, подбадривая себя боевым кличем.

Всадники Курана приостановились.

Зайдя в воду по грудь, Брэк крикнул:

— Хадриос, гони всех сюда! Гони Горзофа! Быстрее, старик!

Всадники снова двинулись вперед, поднимая фонтаны брызг. Лошади искали ногами опору, теряли ее, пускались вплавь. Хадриос, подскочив к ближайшему погонщику, закатил ему оплеуху, выхватил из-за его пояса кинжал и, сунув тому клинок в руку, толкнул к реке. Вслед за ним и сам одноногий старик, размахивая кинжалом, устремился к воде.

Откуда-то появился капитан Горзоф, быстрыми шагами шедший вслед за Брэком по каменистому дну реки.

52
{"b":"279227","o":1}