ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ее улыбка неприятно поразила Брэка.

— Да, госпожа, — продолжал настаивать он.

Королева внимательно посмотрела на своего гостя. От этого взгляда по коже варвара пробежали мурашки.

— Твоя история — полная чушь, рассказанная человеком, бежавшим из тюрьмы, убившим не одного моего подданного. Она звучит опасно и цинично. Я не имею права верить в эти сказки. Но у меня есть и обязанности перед моим народом. Мне, конечно, следует немедленно отдать тебя на растерзание охране. И все же… Ведь процветание и благосостояние города — моя забота. Ибрахим занят тем, что воюет и грабит караваны. Внутренние дела Сверкающего Города в моих руках. Не обольщайся, я не питаю к тебе теплых чувств. Ты убил родственника моего мужа, и теперь ты — мой кровный враг. Не поверю я и в твои бредни, оскорбительные для короля и его гостей. И лишь груз ответственности за судьбу супруга, судьбы моих подданных и судьбу города заставил меня согласиться на эту встречу и этот разговор.

Жестокая ледяная ухмылка исказила правильные черты королевы.

— С тобой все ясно. Тебя ждет смерть. Ее мучительность будет зависеть лишь от того, кровью скольких моих сограждан обагрены твои руки.

— Любая пытка лучше, чем оказаться жертвой демонов.

— Молчать, когда говорит королева! — Перед Брэком стояла не размышляющая, слушающая женщина, а властная, командующая, царственная дама, требующая не только почтения, но и беспрекословного подчинения.

— Я навещу покои близнецов вместе с солдатами. А когда подтвердится ложность твоей клеветы — а я уверена в том, что так и будет, — я выполню свой долг. Как королева, я не имею права отбросить даже самое дурацкое предупреждение о совершенно нереальной опасности. Но помни — месть моя будет страшна.

Помолчав, королева спросила:

— Я тебя разозлила, чужеземец?

— Нет, — ответил Брэк. — Наоборот. Я вам очень благодарен.

Пожав плечами, королева отвернулась.

— Подождешь, пока я переоденусь? — вдруг спросила она.

Он сам удивлялся, как еще держится на ногах после всего пережитого за последние недели и за эту ночь. Но, кажется, главное сделано. Пусть королева объявила его безумцем! Что ему до ее угроз? Смирив гордость, он выслушает все ее оскорбления, лишь бы она согласилась прислушаться к его словам и отправиться с вооруженным отрядом к близнецам.

Она сама все увидит. Быть может, ему удастся найти оружие и самому расправиться с демонами. А потом… но дальше Брэк даже мечтать не посмел — так невероятен был их, его и Иланы, побег из этого города…

— Мое платье там, на кровати, — прервал его мысли голос королевы Схар.

Одним движением она откинула серебристую кисею балдахина.

Брэк решил, что сходит с ума. Что открылось его глазам! Кто, кто дьявольски хохочет в покоях королевы?

Она сама — Схар, повелительница Курана.

Она смеялась, трясясь всем телом и показывая на него пальцем, как на какую-то уродливую диковину.

— Ты… ты — жалкий, ничтожный глупец! — сквозь смех выдавила она, стоя уперев руки в бока.

На кровати лежала обнаженная девушка-рабыня. Ее горло представляло собой страшную зияющую рану. А рядом, согнувшись от смеха, сидел пышущий здоровьем, румяный, восторженный Кай! Его глаза сверкали, напоминая огромные жемчужины.

Королева продолжала говорить, давясь от смеха:

— Ты… ты потревожил нас… в самое неподходящее время… Но игра… предложенная Каем… просто великолепна…

Кай икнул и облизал окровавленные губы:

— Покажи ему, королева. Покажи!

— Да, да! Я должна ему показать!

Вцепившись руками в воротник платья, королева сильно дернула его обеими руками, разорвав алый шелк и обнажив грудь. Там, с обеих сторон, на прекрасной женской коже горели два треугольника — знаки демонов.

Кай и королева хохотали до слез. Труп рабыни был сброшен с кровати и упал на пол с глухим стуком. Звякнули дешевые браслетики на тонких девичьих руках.

Брэк обезумел.

Подбежав к Каю, он со страшным криком схватил того за горло — располневшее и округлившееся за дни кровавого пиршества. Королева отчаянно пыталась расцепить руки Брэка. В какой-то момент Каю удалось повернуть голову — и вот в воздухе сверкнули клыки.

Слишком поздно понял Брэк свою ошибку и увидел опасность. Слишком поздно.

Со страшной болью вошли в его плоть зубы вампира.

Уголком глаза Брэк заметил сверкнувшую в воздухе серебристую молнию. В последний миг ему удалось одной рукой перехватить запястье королевы. Из разжавшейся ладони Схар выскользнул кинжал, который она нацелила ему в спину.

Брэку удалось дотянуться до упавшего клинка, но тут Кай вновь вонзил зубы ему в руку. Новая волна боли прокатилась по всему телу варвара. Брэк понял, что на этот раз ему, ослабевшему, долго не продержаться. Но он должен найти в себе силы, чтобы… повернуться… дотянуться… и вонзить кинжал в грудь ненавистного противника…

Удар!

Кай поднял голову, в холодных глазах вампира отразилась боль, но не ужас. Зарычав как зверь, Брэк выдернул клинок из тела вампира.

На стали не было ни капли крови!

Еще раз он вонзил кинжал в грудь Кая. Крови не было. Ни на клинке, ни на теле.

Трижды еще он наносил отчаянные удары. Кай начал икать, а вскоре икание перешло в сдавленный смех.

Брэк отбросил кинжал. Все свое отчаяние и ужас он вложил в протяжный звериный вой, вырвавшийся из его горла.

— Я объявляю тебя, варвар, — задыхаясь от смеха, выговорил Кай, — объявляю тебя нашей добычей, нашим главным трофеем и десертом на пиру!

В третий раз сомкнулись зубы на руке Брэка. Брызнула кровь. Впервые в жизни варвар познал отчаяние и ужас окончательного поражения.

Последнее, что донеслось до его слуха, — смех Кая и королевы Схар и булькающий звук льющейся крови…

Глава 12

ПИР ОБРЕЧЕННЫХ

— Вставай! Стоять, я сказал! Черт. Этот парень весит не меньше, чем мельничный жернов.

Темнота, окружавшая Брэка, наполнилась голосами. Они становились все громче и громче. Откуда-то к нему протянулись руки, поднявшие его ослабевшее тело, заставившие его стоять на ногах. Брэк попытался открыть глаза. Но даже в темноте он понимал, что его волокут куда-то несколько чужих, странно пахнущих людей.

— Отпустите его! — послышался властный женский голос.

Эта команда была встречена гулом возбужденных криков, как мужских, так и женских.

— Это тот самый дикарь!

— Его вызвала к себе королева!

— Пусть дальше он идет сам. Подгоняй его сзади, ребята!

Руки исчезли. Брэк открыл глаза. Ноги едва держали его. Он сделал шаг вперед. Со всех сторон послышались веселые крики, и к нему потянулись руки, теперь уже видимые и осязаемые.

Подняв голову, Брэк увидел лица. Множество лиц…

Мужчины и женщины. Мужчины — с рубином вместо одного глаза. И те и другие — радостно возбужденные. Почти все — без одежды. Тут и там — то на округлой груди, то на мускулистом плече, то на раскрасневшейся щеке — мелькали треугольные отметины.

Да, каждый куранец в этой толпе был отмечен знаком демонов — пожирателей крови.

Брэк попытался сбросить с себя облепившие его со всех сторон жадные руки. Бесполезно. Сотни людей плотно набились в этот зал; кубки с вином переходили из рук в руки; где-то надсадно завывали флейты; в проемах в стене виднелись другие залы, так же плотно заполненные людьми. Толпа лишь чуть расступалась перед варваром, немедленно смыкаясь прямо за его спиной. Несомненно, его вели куда-то, повинуясь обязательному для всех присутствующих приказу. И все, все до единого в этом зале несли на себе знак демонов.

Все. Даже королева Схар, вспомнил вдруг Брэк. Волна отчаяния накатилась на него.

— На середину зала его! — закричал кто-то. — На середину зала! Пусть все на него полюбуются.

— Смотри!

— Ну и здоровый! Вот закуска так закуска!

— Кому он предназначен?

— Кому? Кому?

Вся толпа подхватила крик. Кто-то крутанул Брэка за плечо, кто-то толкнул в спину. Брэк понял, что падает, только когда увидел несущиеся навстречу ему черно-красные плиты пола. Он едва успел подставить руки, чтобы смягчить удар. Толпа сужала круг, завывая:

69
{"b":"279227","o":1}