ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Паутина миров
Чистая правда
Зона Икс. Черный призрак
Кастинг на лучшую любовницу
Тайна нашей ночи
Мобильник для героя
Убийство Спящей Красавицы
Эффект чужого лица
Мой звездный роман
A
A

Дмитрий Казаков

Каирская ночь

Точно дивная Фата-Моргана,

Виден город у ночи в плену,

Над мечетью султана Гассана

Минарет протыкает Луну.

Николай Гумилев «Египет»

– Да смилостивится Аллах над нами! – Хусейн оторвался от трубки кальяна и удовлетворенно вздохнул.

– Да смилостивится, – отозвался Али. Он уже закончил курить и сидел неподвижно, рассеянно поглаживая бок кофейной чашки. – И заодно заберет в ад нашего кади!

– Али, достойно ли мусульманина так говорить? – воскликнул Хусейн, морщась от привычной боли в пояснице.

В маленькой и бедной чайхане на самой окраине Каира они были только вдвоем. Ночь висела над городом, пронизанная тонким запахом цветущих садов. С открытой террасы чайханы видна была полная луна. Рядом с ее белым диском торчал тонкий шпиль минарета. Слышно было, как где-то в пустыне шакал жалуется на судьбу.

– А достойно ли мусульманина вести себя подобно нечистой свинье? – отозвался Али желчным голосом. – Я надеюсь, что иблисы приготовили для грязной души кади достойное место!

– Не гневайся, – Хусейн повернулся так, чтобы видеть Али. Сияние луны сделало морщины на лице старого друга особенно глубокими, а давно уже поседевшие волосы словно присыпало серебряной пылью. – Ты же знаешь, что тебе это вредно. Опять будешь кашлять кровью…

– И лекарь заставит меня есть сваренных с финиками скорпионов! – сказал Али с отвращением.

Старики замолчали, вслушиваясь в ночь. Они садились здесь, на террасе старой чайханы, принадлежавшей еще деду Хусейна, каждый вечер по окончании дневных забот. Пили кофе, курили кальян, разговаривали.

Что еще остается старым людям? Жены умерли, дети поселились отдельно и лишь иногда навещают родителей. Сил на то, чтобы справляться с чайханой, Хусейну пока хватало, Али, потерявший руку в одной из войн султана, помогал мулле в мечети: подметал пол, вытрясал циновки.

В небе ласково моргали звезды. Хусейн видел их уже не такими, как в молодости. Тогда они были маленькими и яркими, теперь же напоминали какие-то блеклые пятна.

– Гончар Ахмед сегодня не смог расплатиться, – сказал он. – И оставил мне старую медную лампу. Может, зажжем ее?

– Зачем? – сварливо отозвался Али. – Тут и так достаточно светло!

Хусейн улыбнулся. Он достаточно знал нрав друга, чтобы понимать, что тот спорит просто по привычке.

– Я принесу ее, – проговорил чайханщик и с кряхтением поднялся. Колени слабо хрустнули, на мгновение Хусейн испугался, что упадет. Но обошлось, и, придерживаясь за стену, он отправился внутрь дома.

Когда он вернулся, то Али уже спал. От того места, где он сидел, доносилось тихое посвистывание. В последние месяцы бывший солдат сильно ослабел, и часто засыпал даже днем.

«Упаси его Аллах от смерти!» – подумал Хусейн, с любовью глядя на друга. Усевшись на свое место, он принялся рассматривать лампу. Она была очень стара, и медную поверхность почти сплошь покрывал зеленый налет. Прежде чем заливать внутрь масло, лампу надо было почистить.

Хусейн ковырнул налет на одном из боков. Кусочек зелени отвалился, под ним блеснул металл.

Хусейн повернул лампу, любуясь ее красивой формой, как вдруг с удивлением заметил, что светильник трясется в его руках. Дрожь становилась все сильнее, а затем из лампы вдруг повалил светящийся сиреневый дым.

Хозяин чайханы попытался отбросить светильник, но тот словно прилип к ладони. Дым продолжал струиться, пока не сформировался в высокую человекоподобную фигуру. Торс ее бугрился мускулами, а на голове красовалась чалма. Глаза на красивом лице были закрыты.

– Помилуй меня Аллах! – воскликнул Хусейн пораженно.

Явившееся из лампы существо распахнуло глаза, и пылающий в них синий огонь заставил старого чайханщика отшатнуться.

– Приказывай, мой повелитель, – проговорил джинн (а это, несомненно, был джинн) гулким голосом, – я могу разрушить город или построить дворец!

– Э, зачем? – ответил Хусейн, успокаиваясь. Он слышал достаточно сказок, чтобы знать, что могучий дух не причинит ему вреда. – Мне не нужно ни того, ни другого.

– Да? – на лице джинна мелькнуло что-то похожее на удивление. – Тогда я могу вернуть тебе молодость, отдать в руки сокровища пустыни!

Должно быть, гость из лампы воспользовался волшебством, и перед глазами чайханщика замелькали соблазнительные картинки: большой дом с садом, призывно изгибающиеся тела молодых наложниц, слуги, спешащие выполнить любой приказ господина, почтительно согнутые спины соседей…

Ушей коснулась чудесная музыка, а ноздри затрепетали, ощутив запах плова из молодого барашка…

Хусейн потряс головой, отгоняя видения. Чудные картинки исчезли. Луна заметно сдвинулась, позволяя разглядеть покосившийся забор, стену дома с отметинами облупившейся глины. Ковер, на котором сидели друзья, был старым и засаленным, затертым до такой степени, что рисунок на нем нельзя было разглядеть.

– Нет, – улыбнувшись, сказал старик. – Мне этого не надо…

– Но чего же ты хочешь? – воскликнул джинн, и в голосе его явственно слышалось удивление.

– Мне ничего не нужно, – вновь улыбнулся Хусейн. – У меня все есть. Может быть, что-то нужно тебе? Ты ведь раб лампы?

– Да, – прорычал джинн, глаза его сияли нестерпимым пламенем. – И больше всего на свете я хочу свободы!

– Тогда я желаю, чтобы ты освободился, – кивнул чайханщик, – только не шуми, а то мой друг проснется…

Лицо джинна просияло радостью, он весь вдруг засветился, превратившись из дыма в пламя. Вспышка заставила Хусейна прикрыть глаза, а когда чайханщик вновь смог видеть, то перед ним уже никого не было.

– И лампу свою забери, – сказал он негромко, – мне она не нужна.

Из пустоты высунулась светящаяся рука, ухватила светильник за бок и исчезла. Налетевший ветер шепнул прямо в ухо «Спасибо!».

Хусейн сидел, задумавшись. Шакал в пустыне затих, и стал слышен мягкий плеск речных волн. Луна медленно ползла к горизонту, звезды катились жемчугом по черному бархату небосвода, на востоке потихоньку начало светлеть.

Али зашевелился, потом кашлянул.

– Я что, задремал, во имя Аллаха? – спросил он сонным голосом.

– Да, – ответил Хусейн. – И знаешь, я только что разговаривал с джинном…

– Похоже, ты тоже спал, – Али захихикал, содрогаясь всем телом. Занимающийся рассвет четко высветил его морщинистое лицо, черные мешки под глазами.

– Нет, – покачал головой чайханщик. – Это было на самом деле. Он явился из лампы гончара Ахмеда.

– И что он тебе предлагал? – с сомнением спросил Али.

– Легкую жизнь, – отозвался Хусейн.

– А разве у нас она тяжелая? – Али зевнул, обнажив розовые десны, из которых кое-где торчали остатки зубов. – Что, не будешь спать сегодня?

– Зачем, – чайханщик слегка повел плечами, ощущая, как ноет после бессонной ночи шея. – Скоро приедет водовоз, мне надо будет растапливать печь и ставить лепешки.

– А мне – отправляться в мечеть, – вздохнул Али.

Старики сидели и смотрели на восток, откуда поднималось, затмевая звезды, розовое сияние. Свет восходящего солнца вырвал из тьмы стройную колонну минарета, выкрасил ее в желтый цвет.

Совсем скоро с ее вершины донесется звонкий крик муэдзина, зовущего мусульман на молитву.

На Каир неторопливо накатывался день.

1
{"b":"33322","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Вторая половина Королевы
Дважды в одну реку. Фатальное колесо
Рыцарь страха и упрека
Дочери смотрителя маяка
Замуж не напасть, или Бракованная невеста
Сад бабочек
Убийство Спящей Красавицы
Ложь без спасения
Почему Беларусь не Прибалтика