1
2
3
...
14
15
16
...
65

– Ключ! – Я ударил себя ладонью по лбу и, сунув руку в карман, достал бумажник, а из него – ключ от сейфа. – Возможно, секреты лежат в специальном хранилище.

* * *

Имея ключ, получить сокровище, которое я когда-то запер в сейф, не составляло труда. Правда, бойкая девушка за конторкой потребовала, чтобы я расписался на карточке, но подделать собственную подпись оказалось нетрудно. Девушка взяла у меня ключ и вскоре вернулась с алюминиевым атташе-кейсом.

Поблагодарив ее, мы с Марит вернулись в вестибюль отеля, где я, громко извинившись, удалился в ближайший мужской туалет. Я проверил все кабинки, выбрал последнюю и заперся там. Устроившись поудобнее, я положил кейс на колени и, глядя на него, осознал, что не имею ни малейшего представления о правильной комбинации цифрового замка, и времени перебирать все возможные сочетания цифр у меня нет. Как правило, люди, устанавливая такую комбинацию, выбирают какую-то важную дату, но, поскольку я забыл даже кто я такой, этот способ был для меня бесполезен.

Я принялся размышлять. Судя по работе моего подсознания, я был очень методичным человеком, и потеря памяти не разрушила основ моей личности. Я по-прежнему еще действовал в соответствии со своим характером, только не знал, кто я такой. Чтобы отыскать комбинацию, приходилось, что называется, включить автопилот.

Исходя из особенностей моей натуры и, как я надеялся, опыта, было сомнительно, чтобы я выбрал для комбинации дату своего дня рождения или что-то в этом духе. Такой код легко взломать любому, у кого есть основные сведения обо мне. Весьма вероятно, что, устанавливая комбинацию, я выбрал случайное число. А если так, то либо я зазубрил его, либо прибег к какому-то приему, чтобы запомнить получше.

Мнемонические трюки – интереснейшая вещь. Взять хотя бы знаменитое "Каждый охотник желает знать, где сидит фазан". Я знал, например, что сам накрепко запомнил разницу между штирбортом и бакбортом только потому, что в словах «штир» и «прав» поровну букв.

Я постарался внушить себе, что какой бы мнемонический трюк я ни использовал на сей раз, он должен оказаться простым, вроде «штир-прав», и не зависящим от случайностей.

Я таращился на цифры замка, и внезапно меня озарило. В словах «низ» и «чет» букв тоже поровну. Если, заперев кейс, я начал с какой-то определенной цифры и сдвинул все четные на одну позицию вниз, а нечетные – на одну позицию вверх, то мнемоника могла помочь мне таким же образом восстановить комбинацию.

До тех пор, пока я буду проверять теорию "низ-чет, верх-нечет", используя нечетные цифры, чтобы зафиксировать изменения, формула будет сама собой меняться на обратную.

Улыбаясь, я принялся за дело. Подсознательно я уже был уверен, что ключевым числом должна являться восьмерка. Ведь в имени "Тихо Кейн" – восемь букв.

Привязка комбинации к собственному имени должна работать хорошо, поскольку, если не происходит ничего сверхъестественного, никто его не забывает.

С другой стороны, если это был псевдоним, я мог выбирать разные от задания к заданию.

Эта мысль ударила меня как пуля между глаз. В конце концов, может быть, я уже не Тихо Кейн.

Я с дрожью нажал большими пальцами на кнопки защелок, и кейс открылся. Я осторожно приподнял крышку и прикусил нижнюю губу. Неудивительно, что «крайт» пришелся мне по руке.

Внутри кейса я увидел несколько предметов, уложенных в выемки, сделанные в поролоне. Сверху лежал "кольт крайт". Единственная разница между ним и тем, что был в моей кобуре, заключалась в том, что этот пистолет был вороненым, а не никелированным, и мушка его была помечена оранжевой флуоресцирующей точкой. Он был заряжен и готов к действию, а возле рукояти покоились в вырезах поролона два запасных магазина.

Над ним и вокруг я увидел части разобранной снайперской винтовки "Армалит М-27 Кихолер", стреляющей 7,62-миллиметровыми патронами натовского образца, три большие обоймы по тридцать патронов в каждой и одна малая с пятью патронами, пули в которых были надпилены крест-накрест, чтобы сделать их разрывными. Винтовка была снабжена ультрафиолетовым лазерным прицелом "Аллард Текнолоджиз Эспайон". Нажав кнопку проверки батарей, я обнаружил, что он готов к работе и пристрелян на дистанцию 750 метров. Почему-то я знал, что на половине фокальной дальности отклонение пули у этой винтовки от линии визирования составляет плюс два дюйма, но достаточно хороший стрелок может попасть точно в прицельную метку.

Почему-то мне было известно, что я достаточно хороший стрелок.

Помимо оружия я нашел в кейсе четыре стопки стодолларовых банкнот, уложенных в пачки по десять тысяч. Одну из них я сунул в карман. Следующее небольшое отверстие в поролоне принесло мне десять золотых десятидолларовых монет, каждая из которых стоила около шести сотен долмарок в банке и примерно вдвое дороже на «черном» рынке. В последней прорези обнаружился паспорт и водительские права на имя Тихо Кейна.

Я тщательно закрыл кейс и восстановил комбинацию по найденному мнемоническому приему.

Когда я вернулся в вестибюль, Марит приветливо улыбнулась мне.

– Ну как, нашли что-нибудь?

– Похоже, да. – Я взял у нее солнечные очки «Серенгети», прихваченные из моего номера. – Меня зовут Тихо Кейн. И насколько можно судить, я приехал в Феникс не ради поправки здоровья – своего или кого-то еще.

Глава 9

– Так, значит, вы не доктор? Мамочка так мечтала, чтобы я вышла замуж за доктора. – Марит вновь завладела моей рукой и повела прочь от отеля. – А не могли бы вы сформулировать поточнее род ваших занятий?

– Поточнее не знаю. Похоже, я уполномоченный по улаживанию конфликтов, специализация – скоропостижные отставки. – Я интонацией выразил нежелание обсуждать этот вопрос. – Однако финансируют меня неплохо. Учитывая, что, забрав этот кейс и выехав из отеля, я поднял где-то тревогу, мне понадобится новая одежда и другие вещи.

– И вам нужен костюм для завтрашнего приема.

– Ну да. – Я махнул кейсом в сторону торгового центра. – Прошу вас, ведите.

Марит не производила впечатления человека, который шарахается от магазинов. Мы поднялись на Восьмой уровень и пустились в странствие по широкой галерее, окружавшей открытую торговую площадь. Марит, хохоча, указывала на витрины. На секунду-другую она задержалась возле радужной коллекции туфель, усеянных блестками, но тут же потянула меня к следующему магазину.

– Если я посмотрю на них слишком долго, то просто вынуждена буду купить пару. Не могу устоять, как другие не могут устоять перед щенком в зоомагазине.

Ну вот, нам сюда.

Я взглянул на вывеску и прочитал знаки японской "кана".

– Вы, наверное, шутите.

Она нахмурилась:

– Нет, "Одежда для джентльменов", пожалуй, лучший магазин мужской одежды во всем Центре.

Услышав английское название магазина, я рассмеялся.

– Вы знаете, как он называется по-японски?

– Нет.

– "Дансей но ниндзен". Это значит – "полноценный мужчина". Во всех смыслах.

– Поверьте мне, – хихикнула она, – вы подходите.

Служащие магазина узнали Марит с первого взгляда и, убедившись, что я ее друг, сделались крайне предупредительными. Роджер, человек на год или два моложе меня и такого же телосложения, снял с шеи мерную ленту и принялся за работу. Делая измерения, он диктовал их двум помощникам, стоявшим за его спиной с ручками и блокнотами наготове.

– Желает ли Кейн-сан просто костюм, или речь пойдет о полной перемене облика?

Марит улыбнулась с напускной скромностью.

– Мистер Кейн желает полный гардероб. Качественный, но слегка консервативный. Ему требуется официальная одежда для завтрашнего приема, два деловых костюма и четыре смены повседневной одежды. Еще ему нужно белье, носки и полный набор бритвенных принадлежностей.

– Понятно, мисс Фиск. – Роджер выпрямился и, заставив меня развести руки в стороны, опоясал мне грудь мерной лентой. – Будем ли мы учитывать кобуру и бронежилет, или что-то одно?

15
{"b":"396","o":1}