ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я люблю дракона
#Попутчик (СИ)
Вкусный кусочек счастья. Дневник толстой девочки, которая мечтала похудеть
Карлики смерти
Хюгге. Датское искусство счастья
Нам здесь жить
Рыцарь страха и упрека
Рыцарь ордена НКВД
Были 90-х. Том 2. Эпоха лихой святости
A
A

– Я что, остаюсь за старшую? – спросила Бердина.

Ричард подозрительно нахмурился.

– Вы все втроем за старшего.

– Ты слышала, госпожа Бердина? – осведомился Улик. – Потом не говори, что тебе не давали таких указаний.

Бердина скорчила ему рожу.

– Слышала. Мы все втроем будем приглядывать за делами.

Кэлен поправила костяной нож на плече и узел за спиной.

Потом взяла Кару за руку, и они поднялись на парапет.

– Сильфида, – сказал Ричард, широко улыбаясь. – Мы желаем путешествовать.

Глава 69

Дыши.

Кэлен выдохнула сильфиду, вдохнула обычный воздух и хлопнула Кару по спине:

– Дыши, Кара. Давай выпускай сильфиду и дыши.

Кара наклонилась вперед, выпустила сильфиду из легких и с неохотой втянула первый глоток воздуха. Кэлен по опыту знала, как это тяжело. Всю дорогу Кара крепко держала Ричарда и Кэлен за руки.

Она посмотрела на них и глуповато улыбнулась:

– Это было чудесно.

Ричард помог ей и Кэлен спуститься. Кэлен поправила нож и узел за спиной.

– Вы там, куда желали попасть, – сказала сильфида. – Сокровище Джокопо.

Пригнувшись, чтобы не удариться головой о низкий свод, Ричард обвел взглядом пещеру.

– Что-то я не вижу никаких сокровищ.

– Они в соседней пещере, – объяснила Кэлен. – Кто-то нас ждет. Здесь оставлен горящий факел.

– Ты правда готова ко сну? – спросил Ричард сильфиду.

– Да, хозяин. Я жду, когда воссоединюсь с моей душой.

Мысль о том, что волшебники сделали с женщиной, которой раньше была сильфида, заставила Кэлен поежиться.

– А тебе не будет неприятно снова проснуться?

– Нет, хозяин. Я всегда готова доставлять удовольствие.

Ричард кивнул.

– Спасибо за помощь. Мы у тебя в долгу. Приятного… сна.

Он скрестил запястья, закрыл глаза и призвал магию.

Сияющее серебристое лицо, в котором отражался огонь факела, стало таять. Серебро браслетов сверкало так ярко, что Кэлен видела их обратную сторону сквозь запястья Ричарда. Соприкасаясь, они образовывали замкнутую двойную петлю: символ бесконечности.

Сильфида оплавилась, словно свечка, растворилась в ртутной жидкости и наконец исчезла в глубине колодца.

Ричард взял факел, и они пошли по низкому коридору, который привел их в просторную пещеру.

Кэлен обвела ее рукой.

– Сокровище Джокопо.

Ричард поднял факел повыше, и пламя тысячью искр отразилось в золотых самородках и слитках.

– Неудивительно, почему это место так называется, – заметил Ричард. Потом он показал на полки. – Похоже, тут что-то лежало.

Кэлен посмотрела туда.

– Когда я была здесь раньше, эти полки были забиты свитками. – Она принюхалась. – Не хватает еще кое-чего. Раньше здесь омерзительно воняло. А сейчас никакой вони.

На полу валялась кучка золы. Кэлен потрогала ее носком башмака.

– Не понимаю, что здесь произошло.

Они прошли по следующему коридору и вышли наружу. Начинался рассвет, и края облаков горели золотом более ослепительным, чем сокровище Джокопо.

Перед ними простирались зеленые луга и пахло свежестью.

– Похоже на равнины Азрита весной, – сказала Кара, – пока их не опалил жар летнего солнца.

Кэлен взяла Ричарда за руку и повела по тропе, ведущей в деревню людей Тины. Это было прекрасное утро для прогулки. Это был замечательный день для свадьбы.

Еще издали они услышали рокот барабанов. Песни и смех оглашали окрестности.

– Похоже, у людей Тины пиршество, – заметил Ричард. – Интересно, по какому поводу?

По голосу чувствовалось, что ему не по себе, и Кэлен понимала почему: обычно пиршества устраивались перед сборищем.

Чандален встретил их недалеко от деревни. На нем была шкура койота, а волосы густо вымазаны грязью. За поясом у него был его лучший нож, а в руках – лучшее копье.

Чандален шагнул вперед и хлопнул Кэлен по щеке.

– Силы Исповеднице Кэлен.

Ричард едва успел остановить Кару.

– Спокойнее, – прошептал он. – Мы же говорили тебе – это у них такой обычай приветствовать гостей.

Кэлен ответила ему такой же пощечиной.

– Силы Чандалену и людям Тины. Как хорошо вернуться домой. – Она показала на шкуру койота. – Ты теперь старейшина?

Он кивнул.

– Старейшина Брегиндерин умер от лихорадки. Выбрали меня.

Кэлен улыбнулась:

– Мудрый выбор.

Чандален подошел к Ричарду и долго его разглядывал. Когда-то они были врагами. Наконец Чандален хлопнул Ричарда по щеке – сильнее, чем Кэлен.

– Силы Ричарду-с-Характером. Хорошо, что ты вернулся. Рад, что ты женишься на Матери-Исповеднице, иначе она выбрала бы в мужья Чандалена.

Ричард хлопнул его в ответ.

– Силы Чандалену. Спасибо, что защищал Кэлен во время вашего путешествия. – Он показал на Кару: – Это наша подруга и защитница, Кара.

Чандален тоже был защитником своих людей, и это слово много для него значило. Он задрал подбородок и заглянул ей в глаза. Потом ударил ее еще сильнее, чем Кэлен и Ричарда.

– Силы защитнице Каре.

К счастью, Кара была без своих перчаток, обшитых железом. Она так сильно его ударила, что, будь на ней перчатки, она сломала бы ему челюсть. Чандален покрутил головой и ухмыльнулся.

– Силы Чандалену, – сказала Кара и повернулась к Ричарду. – Мне нравится этот обычай.

Она протянула руку и потрогала шрамы на груди у Чандалена.

– Очень хорошо. Вот этот просто загляденье. Боль, наверное, была умопомрачительная.

Чандален нахмурился и на своем языке спросил у Кэлен:

– Что значит последнее слово?

– Оно означает, что тебе, наверное, было очень больно, – ответила Кэлен. Она учила Чандалена своему языку, но он знал еще не все слова.

Чандален с гордостью усмехнулся:

– Да, мне было очень больно. Я плакал и звал свою мать.

Кара посмотрела на Кэлен.

– Он мне по душе.

Чандален оглядел ее с ног до головы.

– У тебя красивая грудь.

Эйджил прыгнул Каре в ладонь.

Кэлен предостерегающе положила руку ей на плечо.

– У людей Тины другой взгляд на вещи, – прошептала она. – Когда он так говорит, то имеет в виду, что ты здоровая, сильная женщина, способная выносить и вырастить здоровых детей. Для них это большой комплимент. – Она наклонилась ближе и понизила голос, чтобы не услышал Чандален. – Только не вздумай сказать ему, что хотела бы видеть его без грязи на голове. У них это означает предложение зачать от него детей.

Кара приняла все это к сведению. Потом она повернулась к Чандалену и, расстегнув пару пуговиц, показала ему страшный шрам на боку.

– Это было тоже очень больно, совсем как тебе. – Чандален хмыкнул с видом знатока. – Спереди у меня было много шрамов, но магистр Рал их убрал. Это позор; некоторые из них были просто загляденье.

Ричард и Кэлен шли позади Чандалена и Кары, которые увлеченно показывали друг другу свое оружие и говорили о ранах. На Кару произвели впечатление его познания.

– Чандален, – спросила Кэлен, – что у вас происходит? По какому поводу пир?

Он посмотрел на нее как на сумасшедшую.

– Это свадебный пир. По поводу вашей свадьбы.

Кэлен и Ричард переглянулись.

– Но откуда же вы знали, что мы приедем играть свадьбу?

Чандален пожал плечами.

– Птичий Человек сказал.

* * *

Когда они вошли в деревню, их окружила толпа людей, жаждущих обменяться с ними приветствием. Савидлин хлопнул Ричарда по спине, а его жена, Везелэн, по очереди обняла и расцеловала их с Кэлен. Их сын, Сиддин, цеплялся за ногу Кэлен и что-то лопотал на своем языке. Ричард и Кара не понимали ни слова; в Племени Тины только Чандален говорил на их языке.

– Мы приехали, чтобы сыграть свадьбу, – сказала Кэлен, обращаясь к Везелэн. – Я привезла то красивое платье, которое ты для меня сшила. Надеюсь, ты помнишь, что я просила тебя стоять со мной рядом?

Везелэн просияла.

– Я помню.

159
{"b":"41","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Лучшая команда побеждает. Построение бизнеса на основе интеллектуального найма
Искупление вины
Да будет воля моя
Мата Хари. Раздеться, чтобы выжить
Убийца из прошлого
Девушка, которая искала чужую тень
На Туманном Альбионе
Книга Балтиморов