A
A
1
2
3
...
135
136
137
...
173

Энн знала, что Алессандра наверняка вспомнит то неподдающееся описанию чувство, которое приносит молитва Создателю, когда ты от всего сердца благодаришь того, кто дал тебе душу. В жизни каждой сестры бывали моменты, когда она втайне тихонько плакала от счастья общения с Творцом.

Энн увидела отблеск этого чувства, когда Алессандра чисто рефлекторно едва не поднесла палец к губам.

Для сестры Тьмы такой жест – измена Владетелю.

Алессандра посвятила дарованную ей Создателем душу служению Владетелю Подземного мира. Сиречь злу. Энн не могла себе представить, что бы такого мог предложить Владетель, ради чего стоило пожертвовать радостью благодарственной молитвы Отцу всего сущего.

– Спасибо, Алессандра. Очень любезно с твоей стороны позволить мне помолиться перед едой.

– Любезность тут ни при чем, – хмыкнула та. – Просто от этого вы быстрей поедите, и я смогу пойти заняться другими делами.

Энн кивнула, радуясь тому, что ощутила Создателя в своем сердце.

Глава 54

– Что будем делать? – шепотом поинтересовался Морли.

– Цыц! Я над этим думаю! – Несан почесал за ухом.

Несан представления не имел, что делать, но не желал, чтобы об этом знал Морли. То, что Несан привел их туда, куда они хотели, произвело на Морли неизгладимое впечатление. И теперь он считал, что Несан всегда все знает.

Хотя ничего особенного Несан и не сделал. Все это время они главным образом быстро ехали. Имея ту огромную сумму, что выдал им Далтон Кэмпбелл, они не встречали никаких трудностей в пути. Добывать себе пропитание им не пришлось – еду они покупали. И мастерить ничего не требовалось – все необходимое они тоже могли купить.

Несан давно усвоил, что деньги сильно облегчают существование. Выросши на улицах Ферфилда, он знал, как спрятать деньги так, чтобы их не украли, не выманили и не выпросили. Он обращался с деньгами очень аккуратно, не тратил их ни на броскую одежду, ни на что-нибудь другое, из-за чего их с Морли могли посчитать людьми богатыми и оглушить ударом по голове, а то и убить.

Единственным сюрпризом оказалось то, что всем было наплевать, что они хакенцы. Более того, никто об этом и не подозревал. Люди обращались с ними как с равными, считая их вежливыми юношами.

Несан не поддался уговорам Морли напиваться в трактирах, ибо это – лучший способ показать разбойникам, что у них есть деньги. Поэтому Несан обычно просто покупал бутылку, которую они с Морли забирали с собой и, устраиваясь на ночь в каком-нибудь скрытом месте, распивали на двоих. В начале своего путешествия они так поступали частенько. Выпивка помогала Несану забыть, что все считают, будто он изнасиловал Беату.

В одном городке, который они проезжали, Морли захотел потратить немного денег на шлюх, но Несан воспротивился. Правда, в конце концов он сдался и отпустил Морли: все же деньги принадлежали и Морли тоже. Несан же предпочел подождать приятеля за городом, охраняя лошадей и пожитки. Он знал, что иногда случалось в Ферфилде с приезжими, отправившимися к шлюхам.

Вернувшись Морли, ухмыляясь, сказал, что теперь его черед посторожить, а Несан пусть тоже пойдет нанесет визит какой-нибудь даме. Искушение было довольно велико, но сама мысль об этом приводила Несана в дрожь. В тот самый момент, как Несан подумал, что набрался храбрости, он вдруг представил, как женщина его обсмеет, и у него снова затряслись поджилки и вспотели ладони. Да нет, конечно, она наверняка его обсмеет.

Морли-то вон какой здоровый, сильный и мужественный. Над Морли женщины смеяться не станут. А над ним, Несаном, Беата вечно смеялась. Несану не хотелось, чтобы какая-то совсем чужая женщина смеялась, когда он разденется, над его тощей фигурой.

Подумав, Несан решил, что ради шлюх не стоит рисковать свободой и тратить деньги. Он не знал, сколько уйдет денег, пока они с Морли доберутся до нужного места, и боялся, что слишком рано останется без гроша. Морли, сказав, что зря он упускает свой шанс, обозвал его придурком. И только об этом и говорил всю последующую неделю. Несан уже начал жалеть, что не пошел тогда к шлюхам – хотя бы ради того, чтобы Морли заткнулся.

Как оказалось, из-за денег он беспокоился зря. Друзья потратили совсем немного в сравнении с тем, что у них было. Деньги помогли ускорить путешествие. Деньги позволяли менять лошадей и ехать дальше, не заботясь о том, чтобы дать коню отдохнуть.

Морли покачал головой:

– Проделать такой путь, чтобы застрять буквально в двух шагах от цели!

– Цыц, я сказал! Хочешь, чтобы нас поймали?

Морли заткнулся, почесывая щетину. Несан пожалел, что у него на подбородке растет всего пара волосков. У Морли уже почти борода выросла. Иногда Несан чувствовал себя чуть ли не ребенком по сравнению с широкоплечим, заросшим щетиной Морли.

Несан наблюдал за патрулирующими стражниками. Другой дороги, кроме как через мост, не было. Об этом ему еще Франка рассказывала, и вот теперь он убедился воочию. Им необходимо каким-то образом проехать по мосту, иначе пути конец.

Странный шепчущий ветерок взъерошил Несану волосы. Юноша вздрогнул.

– Что он, по-твоему, делает? – прошептал Морли.

Несан прищурился, пытаясь разглядеть получше. Похоже, один из стражников забирается на каменный парапет моста.

У Несана отвисла челюсть.

– Добрые духи! Ты видел?!

– С чего это он?! – ахнул Морли.

Даже на расстоянии Несан слышал крики рванувшихся к парапету и свесившихся вниз солдат.

– Глазам не верю! – выдохнул Морли. – Почему он прыгнул?

Несан помотал головой. Он уже собрался заговорить, когда другой солдат залез на парапет на противоположной стороне моста.

– Гляди! – указал Несан. – Вон еще один!

Солдат раскинул руки, будто обнимая воздух, и ринулся в бездну.

Когда солдаты метнулись на другую сторону, третий солдат прыгнул в объятия смерти. Безумие какое-то! Несан, лежа на животе, смотрел – и не верил своим глазам.

Когда очередной солдат прыгал с моста, вопли оставшихся походили на колокольный звон. Они хватались за оружие лишь затем, чтобы побросать его на землю и самим взобраться на парапет.

Несану показалось, будто что-то подталкивает его в спину, будто его собственное воображение велит хвататься, пока не поздно, за подвернувшийся шанс. Волосы у него встали дыбом. Он вскочил на ноги:

– Давай, Морли! Вперед!

Несан с Морли бросились к укрытым за деревьями лошадям. Сунув ногу в стремя, Несан вскочил в седло и, пришпорив коня, помчался по дороге. Морли – за ним.

Они находились в низине, и за деревьями Несан не видел, что проделывают солдаты. Не знал он и того, насколько солдаты ошарашены происходящим и удастся ли ему с Морли беспрепятственно промчаться мимо них. Однако другой шанс миновать мост вряд ли подвернется. Несан сильно сомневался, что солдаты вот так сигают с моста каждый день. А значит, либо сейчас, либо никогда.

Выскочив из-за последнего поворота, они понеслись как ветер.

На мосту было пусто. Ни одного солдата. Несан пустил коня шагом. При воспоминании о людях, что несколько мгновений назад находились на мосту, его пробрала дрожь. Теперь мост охранял один только ветер.

– Несан, ты уверен, что хочешь ехать туда?

Голос Морли дрожал. Несан проследил за взглядом приятеля и тоже увидел его. Он возвышался, прилепившись к каменному склону горы, будто и сам был высечен в горе, являлся ее частью. Он был темным и пугающим. Ничего столь мерзкого Несан не только в жизни не видел, но и представить себе не мог. Башни, бастионы и стены основного строения возвышались за высоченной внешней стеной с амбразурами.

Несан порадовался, что сидит в седле: он не был уверен, что у него не подкосились бы ноги при виде этого места. Никогда он не видел ничего столь громадного и зловещего, как замок Волшебника.

– Поехали, – сказал Несан, – пока они не обнаружили, что тут произошло, и не прислали других стражников.

Морли оглядел пустынный мост.

136
{"b":"42","o":1}