A
A
1
2
3
...
34
35
36
...
72

– Вроде бы да.

– Так вот, – продолжал хакер, – зарегистрированный офис Атлантиды перемещается каждые тридцать секунд, из чего следует, что Атлантида не существует нигде, или по крайней мере, нигде в частности. Она мобильна. Она перескакивает с места на место, из чего следует, что она не имеет географической реальности – только номер факса. Вы ведь именно так попали сюда, не правда ли?

Они стояли перед огромной стальной колонной, возвышавшейся от земли до самой крыши. Она еле слышно гудела, и когда Туркин попробовал дотронуться до нее, он тут же отдернул руку, вскрикнул и сунул пальцы в рот.

– Это, – сказал хакер, – основная катушка матрицы. Она контролирует перемещения зарегистрированного офиса – вроде как генерирует поле, благодаря которому он движется с места на место. Если бы нам только удалось прорубиться через нее…

– И что? – с жадностью спросил Туркин.

– Но нам это не под силу, – продолжал проводник. – Это никому не под силу. Эта штуковина заглублена на пять километров в слой расплавленного золота-337, и она как бы выкачивает оттуда магию через сеть проводников, которые проходят сквозь всю конструкцию. Мы пробовали динамит, мы пробовали сверла с алмазными головками, мы пробовали молотить ее большими кувалдами, но все, что нам удалось, – это приятно провести время и переломать кучу инструмента. Тут магия, понимаете? С ней ничего не поделаешь, если у вас нет собственной магии.

– Понимаю, – задумчиво сказал Бедевер. – А что произойдет, если вам все же удастся…

Хакер усмехнулся.

– А бог его знает, – ответил он. – Может, настанет конец света. Кому какое дело? Пошли, выпьем кофейку.

Он подвел их к небольшому навесу, подпертому колонной, под которым кучка людей – по-видимому, другие хакеры, – кипятили чайник на костерке, сложенном, как обнаружил Бедевер, из тысячедолларовых банкнот. Хакеры заулыбались им и приглашающе замахали руками.

– Хай! – сказал один. – Хватайте чашки, присаживайтесь, будем вместе пускать мир на воздух.

Отхлебывая совершенно ужасный кофе – он узнал позднее, что это был вообще не кофе, а эрзац, который делался из дойчмарок, вымоченных в радиаторной смазке, – Бедевер пытался выяснить немного больше о людях, приютивших их.

Хакеры, как обнаружилось, были здесь почти с самого начала. Это, фактически, были акционеры-раскольники, отказавшиеся принимать предложенные цены, когда компания «Атлантикорп» была поглощена существующей ныне холдинговой компанией «Лионесс (Атлантида) plc»…

– Лионесс? – внезапно переспросил Бедевер.

– А кто же еще? – дружелюбно ответила краснолицая хакерша. – Они тут всем распоряжаются уже… да прошло уже, почитай, восемнадцать веков со времен Большого Слияния. Мы все были, конечно, в оппозиции. Мы голосовали за страховой пакет, предложенный «Белым Рыцарем»…

– Мы уж думали, что они у нас в кармане, – прервал огромный волосатый хакер со множеством шрамов на шее. – Направили все бумаги в Монополию, на всестороннее изучение. Но тут они устроили рейд… – он содрогнулся.

– Мы – единственные, кто уцелел, – продолжала хакерша. – Большинство не смогли выбраться.

Бедевер постарался принять сочувствующий вид.

– Убиты? – спросил он. Хакеры засмеялись.

– Боже, нет, конечно, – сказал тот, который был их проводником. – Атланты не умирают. Мы тут все компании, видишь ли, а компанию убить невозможно. Ее можно только распустить. – Он сделал руками устрашающий выразительный жест. – Они все где-то там, наверху, – сказал он, – в руках Судебных Исполнителей. И их там распускают.

Волосатый хакер кивнул.

– Мы тут как-то подсчитали, – сказал он, – что если прикрепить к кому-нибудь из них пропеллер и внезапно отпустить, то он сможет долететь отсюда до Юпитера, пока у него не кончится…

– Ага, – сказал Бедевер. – То есть вы все же рассчитываете, э-э… победить?

Хакеры искоса посмотрели на него.

– Мы не собираемся никого побеждать, – сказал их проводник после неловкой паузы. – К чертям победу. Мы хотим взыскать с ублюдков то, что принадлежит нам. Жалко же, – добавил он.

– Мы в основном находимся в состоянии бессильного негодования, – объяснила тоненькая хакерша. – Мы также немного завидуем, но в основном мы негодуем. Ну и еще немного конспирации.

Бедевер подумал.

– А этот «Белый Рыцарь», – сказал он, – я мог о нем что-нибудь слышать?

Хакеры переглянулись.

– Ну, если подумать… – сказал проводник, – это хороший вопрос. Ребята, здесь кто-нибудь знает, что такое…?

– Это был консорциум, – произнесла краснолицая хакерша. – Международный консорциум, контрольный пакет акций которого принадлежал менеджерам компании.

– Ничего подобного, – перебил волосатый хакер. – Это был изначальный держатель пакета с правом выпуска новых акций. Они выпустили Декларацию Прав. У меня есть экземпляр, – он порылся в карманах. – Был где-то, – уточнил он.

– Вы оба ошибаетесь, – вклинился высокий, веснушчатый хакер, – это была ориентированная на рынок программа рефинансирования, за которой стоял Банк Сатурна.

– Это были марсиане. Они пытались прорваться на рынок кислородных форм жизни, и хотели обойти тарифные барьеры…

– А я всегда думал, что это были мы, – сказал маленький коренастый хакер. Поймав на себе взгляды остальных, он покрылся ярким румянцем.

– В любом случае, – сказал проводник, – это были они. Хотите еще кофе?

– Нет, спасибо, – отказался Бедевер. – Как бы там ни было, произошло это слияние компаний, и эти люди – Капитаны, как вы их называете, – взяли верх?

– Именно так, – ответил проводник. – У них были новые формы магии, понимаете? Новые способы заставлять золото делать то, что они хотят. А нас охватила дробь.

– Ты хотел сказать «дрожь».

– Я хотел сказать то, что я сказал, – хмуро произнес проводник. – Ну, да хватит о нас. Что мы можем сделать для вас?

Бедевер быстро нанес Туркину предупреждающий удар в голень и улыбнулся.

– Ну, в общем-то… – начал он…

5

Полночь.

Последний турист уже давно покинул помещение, книжный киоск был закрыт, хранитель запер двери. В здании не было никого.

Ну, почти никого.

В задней комнате – в его дни это было что-то вроде черной кухни – бессмертный прах Вильяма Шекспира отточил карандаш, облизнул губы и перевернул листок рекламного проспекта экскурсии по Варвикширу.

Поразительно, сказал он себе, как бесцеремонно обращаются в наши дни с бумагой. Болваны. Используют только одну сторону, а потом в девяти случаях из десяти скатывают ее в комок и кидают на пол. Он вздохнул, разглаживая невещественными пальцами бумажный листок. Они даже не знают, что живут на свете, эти люди. В мое время, пробормотал он беззвучно, сначала надо было раздобыть овцу, потом забить ее, остричь шерсть, снять шкуру, выскоблить с ног до головы огромным ножом… Такие вещи заставляют немного более внимательно выбирать слова. А теперь…

Против обыкновения, он помедлил минутку перед тем, как приниматься за работу, и огляделся вокруг. В этой комнате всегда хорошо писалось, вспомнил он; и это было неудивительно, ввиду того, что это было единственное место в доме, где можно было найти хоть какой-то покой. В те времена, конечно, немного досаждало то, что комнаты едва хватало для того, чтобы один человек мог усесться и закрыть за собой дверь. Теперь это уже не было такой проблемой.

Он покачал головой. Молодость, сказал он себе, ах, молодость! Она может втиснуться куда угодно.

Быстрый взгляд на часы напомнил ему о течении времени. Не то чтобы у него были трудности с выдерживанием сроков, совсем нет. Однако, они были довольно настойчивы, а он был в игре достаточно долго, чтобы не знать, что человек хорош лишь настолько, насколько хорошо его слово. Он склонил голову и, ритмично шевеля губами, начал писать.

«Сцена Четвертая, – написал он. – Возвращение Странников. Бет проверяет миксеры; Алек считает деньги в кассе».

Ну хорошо. С точки зрения сюжета, ситуация требует этого, и в наши дни, разумеется, можно не заботиться о том, чтобы оставить рабочим время на смену декораций. Можно задать любую сцену, какая только взбредет в голову. Хоть на Северном Полюсе, если тебе заблагорассудится. Да здравствует прогресс!

35
{"b":"434","o":1}