ЛитМир - Электронная Библиотека

– Короче, вы опять в дерьме. А теперь расскажи мне все по порядку.

Дела оказались даже хуже, чем он предполагал.

– Значит, она вас расколола? – уточнил он.

– Похоже на то. Хотя, возможно, она ни в грош не ставит правительственных агентов, коли набрасывается на них за здорово живешь.

Головореза, с которым сейчас разговаривал Джем, когда-то давно нашел и нанял сам брат Гэбриэл. Он же нарек его именем Иешуа (в честь ветхозаветного воина) и сделал членом элитного отряда своей армии. Сам Иешуа, впрочем, предпочитал, чтобы его называли просто Джош. Настоящего его имени никто не знал. Он и сам, похоже, давно его забыл, так как всю жизнь жил по поддельным документам.

Впервые Джош отличился на Гаити, где он выполнял разного рода грязную работенку для диктатора Дювалье. Крови он не боялся – убивать, пытать, расстреливать ему даже нравилось. Другой его страстью был брат Гэбриэл, которого Джош буквально обожал. Эту любовь и беззаветную преданность златокудрый проповедник сумел завоевать, освободив из тюрьмы в Малайзии брата Джоша – тоже наемника. И теперь ради своего благодетеля Джош готов был и в огонь, и в воду.

Джем всегда по достоинству оценивал и преданность Джоша, и его специфические навыки и умения, которые делали его смертельно опасным. Он был рад, что такой человек сражается на их стороне, но сейчас он готов был задушить Джоша, который только что неосторожно пожаловался на то, что Мелина Ллойд набила ему на голове здоровую-шишку.

– Кроме того, – добавил головорез, – она едва не сломала мне запястье. Эта девка набросилась на нас, как разъяренная кошка. Понятия не имею, что на нее нашло!

– Вероятно, ваши фэбээровские корочки показались ей подозрительными, – предположил Джем.

– Ну, это вряд ли, – возразил Джош. – Хотя их и склепали всего за ночь, выглядели они точь-в-точь как настоящие. Даже настоящий агент Тобиас не заметил бы разницы, если бы не фотография.

– А что там с фото? – не понял Джем.

– Агент Тобиас – он же черный! – объяснил Джош. – Мы не спешили покидать свое укрытие и видели, как они подъехали.

– Может быть, Мелина знала об этом?

– Она-то, может, и знала, да только ты мне об этом ничего не сказал, – сказал Джош зло.

– Нет, она не могла этого знать. Просто кто-то из вас, остолопов, брякнул что-то не то! – озлился Джем. – Ну-ка, давай рассказывай, кто из вас что говорил и что делал. И поподробнее!

Джош выругался, но начал вспоминать. Он подходил уже к тому месту, когда Мелина схватила вазу с цветами и обрушила ему на голову, когда Джем прервал его.

– Вот оно, вы, идиоты! – воскликнул-он. – Из Вашингтона прилетел только агент Тобиас, Паттерсон – из далласского отделения ФБР!

– Этого ты нам тоже не говорил.

– Нет, говорил!

– Не говорил, – злился Джош.

– Как бы там ни было, на этом вы точно прокололись, – сердито заключил Джем. – Что было дальше?

Джош коротко описал схватку.

– Ну а потом мы прочухались и поскорее смылись, – закончил он. – Пока не появились настоящие агенты. Знакомство с ними в наши планы не входило.

– К этому моменту Мелины и Харта уже не было в доме? – уточнил Джем.

– Они удрали. Ее машины не было в гараже.

Джем молчал, едва справляясь с охватившим его бешенством. Джошу и его напарнику не удалось убрать Харта. И что еще хуже – они упустили Мелину. Похоже, знакомство с идеями Церкви Благовещения подействовало на их мозги – иначе как же можно объяснить, что они провалили два задания подряд, и провалили с треском?

В этом, по его глубокому убеждению, и была главная беда брата Гэбриэла. Для достижения своих целей он использовал легко поддающихся влиянию, внушаемых людей, такие люди редко бывают умны. Взять того же Дейла Гордона… В науке он был, безусловно, гением, но что касается остального… Да, он был безоговорочно предан Программе, но ему не хватило ума уничтожить все фотографии, все материалы, которые могли привлечь внимание властей к клинике. В результате клиника и все в ней происходящее заинтересовали ФБР, и неизвестно теперь, чем все это кончится.

Сам Джем Хеннингс был уверен, что он подобной ошибки ни за что бы не допустил. Он до сих пор досадовал, что брат Гэбриэл приказал Гордону ликвидировать Джиллиан и покончить с собой, не проконсультировавшись предварительно с ним. Джем был потрясен, когда, приехав домой к Джиллиан, увидел ее тело. Только заметив написанные на стене слова, он начал подозревать, что ценность Джиллиан для Программы по каким-то причинам оказалась под вопросом, однако, лишь встретившись в полиции с Кристофером Хартом и услышав, как он описывает внешность Дейла Гордона, Джем понял, что на самом деле произошло и почему.

Джему, впрочем, и в голову не пришло обвинять в чем-либо брата Гэбриэла. Он был непогрешим. Это Дейл Гордон не продумал всего до конца и не исполнил того, что ему было поручено, с должной тщательностью. «Проклятый кретин!» – со злобой подумал о нем Джем. Ведь если бы не эта его оплошность, сейчас бы Джему не пришлось иметь дело с парой патентованных идиотов.

– Ты разочаровал меня, Джош, – сказал он в трубку ледяным голосом. – Дважды разочаровал! Что прикажешь теперь с вами делать?

– Но почему нельзя было просто пристрелить этого парня? Почему нельзя было схватить девчонку, когда она открыла дверь? Это было бы гораздо проще! – возразил Джош. – Зачем разыгрывать из себя то «зеленых», то федеральных агентов? По-моему, – насмешливо закончил он, – вся эта возня с похищениями – чушь собачья!

Джем пропустил критику мимо ушей, хотя идея принадлежала ему.

– У меня нет иного выхода, кроме как доложить о вашем провале брату Гэбриэлу, – сообщил он сухо.

Угроза возымела действие. Поскольку брат Гэбриэл был избранным пророком божьим, единственным на Земле человеком, которому бог поручил заботу о будущем этого мира, его неодобрения боялись даже самые отъявленные головорезы из его армии. Рассердить брата Гэбриэла в их представлениях было равноценно тому, чтобы поднять руку на самого всевышнего.

– Это не провал, – возразил Джош, причем его голос звучал далеко не так испуганно, как хотелось бы Джему. – У нас ведь предусмотрен запасной вариант. Или ты забыл?

Джем чуть не хлопнул себя по лбу. Он был настолько уверен, что все пройдет как по маслу, что действительно забыл о разработанном им самим резервном плане! Что ж, похоже, теперь самое время приступать к нему.

– Ты уверен, что все сработает? – спросил он.

– Они никуда не денутся. Вопрос только в том, что нам делать с девкой и с астронавтом.

Ответить на этот вопрос было непросто. Джем понятия не имел, о чем Мелина догадалась, а о чем только подозревала. А он не мог это выяснить, потому что, кроме него, о сегодняшнем приезде специального агента Тобиаса знать не мог никто. Как он объяснит ей визит двух лжеагентов, если она прямо спросит его об этом? А может быть, Мелина уже сообщила о своих подозрениях в полицию или в то же ФБР и теперь к нему с минуты на минуту могут явиться крепкие парни в штатском? Ему нужно было время как следует все обдумать, взвесить и сравнить различные варианты, поэтому Джем сказал:

– Когда вы их обнаружите, немедленно сообщите мне. До этого ничего не предпринимайте. Ясно?

Судя по всему, Джошу и его напарнику, у которых теперь имелись личные счеты с Хартом, такой приказ был не особенно по вкусу, но Джем не обратил на это внимания.

– Кристофер Харт – враг Программы, – добавил он. – Из-за него нам пришлось избавиться от Джиллиан Ллойд. Он может осквернить и Мелину, но трогать его я запрещаю. Сначала найдите его!

– Но Харта надо уничтожить!

– Именно это вам и было приказано! А вы все провалили! – В голосе Джема прозвучали нотки праведного гнева. Он намеренно старался лишний раз задеть самолюбие Джоша и его напарника, чтобы – когда придет час – они выместили на Харте всю свою злобу и ненависть. Пусть разорвут его на куски живьем, пусть капля за каплей выпустят всю его поганую индейскую кровь!.. – Когда обнаружите их, установите наблюдение за обоими. Держитесь так близко, как только возможно, но не давайте им вас заметить. Теперь они знают ваши лица. Если они вас увидят…

63
{"b":"4624","o":1}