ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В его глазах было столько желания и любви, что от его взгляда соски Блэр затвердели. Шон едва заметно улыбнулся и ласково потрогал соски пальцами, сначала один, потом другой, ткнулся в них носом и начал целовать. Взяв одну грудь в ладонь, он втянул сосок в рот, и тогда уже в дело вступил его язык, который прошелся вокруг соска, нажал на него и долго-долго облизывал его, пока Блэр не застонала от возбуждения.

Шон, стоя на ступеньку ниже, обнял ее и, целуя в живот, начал рисовать на нем языком что-то загадочное, одновременно поглаживая ее зад.

Блэр была уже хорошо знакома со сладостными прикосновениями его теплого и влажного языка. Шон спустился еще на одну ступеньку. Его ладони обвились вокруг ее бедер, пальцы сплелись.

Теперь он целовал ее быстро и жадно. Как дождевые капли, поцелуи сыпались на бедра Блэр, все ниже и ниже. Опустившись на одно колено, Шон принялся целовать стопы ее ног с мозолистыми пальцами. Блэр, ухватившись за его волосы, потянула голову Шона вверх. Теперь он целовал внутреннюю поверхность бедер. Губы Шона нашли самые прелестные и самые укромные места, и от этого по всему телу Блэр разлился жар.

Ноги у Блэр подкосились, и ей пришлось сесть на верхнюю ступеньку. Шон стоял рядом с ней. Лишь их неровное дыхание нарушало тишину дома.

Шон ждал. Блэр окинула взглядом фигуру Шона и посмотрела в его сверкающие глаза. Лучи, идущие из них, обжигали, поэтому губы Блэр внезапно пересохли, и она облизнула их. Это почему-то особенно возбудило Шона, сердце его забилось. Казалось, оно вот-вот вырвется из груди. Оба замерли. Шон не шевелился, исполненный надежды.

Дрожащими пальцами Блэр нащупала кнопку на его джинсах и расстегнула молнию. Она наклонилась и поцеловала его в пупок, предварительно увлажнив его языком. Ее пальцы пробрались в темное гнездо, чем доставили неописуемую радость Шону. В ответ на поцелуй он затрепетал.

Они медленно опустились на пол. Уже без прелюдий их тела слились. Тяга к соитию была так велика, что экстаз не заставил себя ждать. Они достигли его в считанные минуты.

Немного успокоившись, Шон поднял голову, ласково улыбнулся и сказал:

– С добрым утром!

8

Если бы Блэр могла повторить несколько дней из своей жизни, она выбрала бы день, когда впервые выступила на Бродвее с Лоренсом Бейколом в шоу «Женщина года», а также субботу и воскресенье, проведенные с Шоном после их первой ночи.

Эпизод на лестничной площадке ошеломил их обоих. Потом Блэр надела шорты и блузку, принесенные Шоном из ее квартиры.

– Я заодно привел там все в порядок. Твои друзья не слишком церемонились.

Блэр попросила Шона не беспокоиться об этом и выпроводила его на кухню. Через пятнадцать минут был готов омлет из шести яиц. Шон принес его на подносе вместе с ломтиками поджаренного хлеба, кофе и апельсиновым соком на веранду, и они набросились на еду, только теперь поняв, как проголодались.

Уютно притулившись в уголке дивана, Блэр попивала кофе со сливками. Из этого блаженного состояния ее вывел Шон.

– Ты сама понимаешь, что тебе придется расплатиться за мое гостеприимство. Придется отработать этот роскошный завтрак.

– Как? – спросила Блэр.

Увидев, что она нахмурилась, Шон рассмеялся.

– Не бойся, я не заставлю тебя делать ничего сложного. Может, тебе это даже понравится.

В глазах Блэр зажглись зеленые огоньки.

– Так ты это называешь работой?

– О Боже! Она чудовищна! – воскликнул он, воздев глаза к потолку. – Да нет же, дурочка. Просто я хочу, чтобы ты помогла мне покрасить комнату в одном из моих домов.

Блэр наморщила нос.

– Ну вот! Кажется, я стала рабыней.

– Именно так, но тебе предоставят кое-какие льготы. Ты, например, сможешь спать в спальне.

– А я-то думала, почему ты притащил мне самые потрепанные шорты и старую футболку. Может, мне лучше надеть лифчик?

– Нет, не надо. Но не огорчайся, я разрешаю тебе надеть трусики.

– Бог мой! Ты же принес самые прозрачные трусы.

– Мне чуждо ханжество, – заметил Шон, глаза которого светились лукавством.

Они быстро вымыли посуду, и, пока Шон грузил в свой грузовичок необходимые инструменты, Блэр, не чинясь, застелила постель.

– Ты когда-нибудь моешь грузовик? – спросила Блэр. Она все еще пренебрежительно относилась к грузовику Шона. С трудом забравшись в кабину, она так сильно хлопнула дверцей, что чуть не оторвала ручку.

– От частого мытья изменится его привычный облик, – невозмутимо ответил Шон.

Дом, который ремонтировал Шон, красивый и стильный, был построен в середине века. Он стоял на территории, принадлежавшей частному лицу, и был обращен фронтоном к океану. Реконструкцию дома уже завершили. Сейчас Шон заканчивал отделочные работы, после чего владельцам предстояло пригласить дизайнера.

– Эту комнату я обещал покрасить сам, потому что в ней высокий потолок. Два слоя я уже нанес. Сегодня хочу закончить.

Он принес ведра с краской, кисть-валик на длинной палке и обычные кисти для Блэр. Обойдя дом, они принялись за работу. Часы летели быстро.

Приближалось время ланча. Шон подошел к Блэр. Стоя на маленькой табуретке, она орудовала отверткой, привинчивая латунную пластинку – рамку для выключателя. Блэр была так поглощена работой, что не замечала Шона до тех пор, пока он не похлопал ее пониже спины.

– У тебя необыкновенно симпатичный задик, – сказал он, легонько ущипнув ее. – Тебе кто-нибудь говорил об этом?

– Очень многие.

– Да? Кто же? Я всех их прикончу. – С угрожающим воплем Шон сунул руки под футболку Блэр и схватил ее груди.

– Если ты сейчас же не отстанешь, я не смогу прикрутить эту штуку.

– Ну и наплевать. Лучше повернись и поцелуй меня.

Изобразив возмущение, Блэр повернулась к нему. Сейчас их глаза были на одном уровне.

– Вот это замечательно, – обрадовался Шон. – Так я могу целовать тебя, не сгибаясь в три погибели.

– Ну, если тебе так неудобно целовать меня, можешь не делать этого.

Шон отодвинулся от нее, и на губах его заиграла улыбка, которую Блэр назвала опасной.

– Ты еще не знаешь, какой я изобретательный. – Сунув руку ей между ног, он оторвал ее от табуретки. – Ну-ка, обхвати меня ногами за талию. Вот видишь, как хорошо. Ну, а теперь обними за шею. Молодец! Ты все очень быстро усваиваешь, – похвалил он Блэр.

– Ты просто хвастун! Это вовсе не ты придумал. Я уже так сидела на тебе. Помнишь, когда испугалась мышонка?

– Ну, хорошо, ты права. А теперь помолчи немного и поцелуй меня.

Они обменялись быстрыми поцелуями. Дремавшее желание проснулось в них и повлекло за собой настоящие поцелуи. Он закрыл своими губами ее рот и коснулся языком ее губ. Потом язык Шона несколько раз погружался в ее рот, напоминая Блэр о наслаждениях прошлой ночи.

Шон, легко удерживая ее одной рукой, высвободил другую и стал ласкать ее грудь. Он гладил ее до тех пор, пока не дошел до набухшего соска.

– Давай проделаем это еще разок, но уже раздевшись.

– M-м. – Блэр осыпала лицо Шона поцелуями. Обвив его ногами, она теснее сжала бедра и сцепила ступтг у него за спиной. Она чувствовала, как страсть его растет и возбуждает ее.

– Блэр, не надо. Пожалуйста. Потом, не здесь, – простонал он и спрятал лицо у нее под подбородком. Они долго стояли, тесно прижавшись друг к другу, пока наконец не овладели собой.

Подняв голову, Шон участливо спросил:

– Ты в порядке?

Взглянув на него увлажненными глазами, она покачала головой.

– Мне что-то не по себе. Ну, ничего, как-нибудь выдержим. Еще один поцелуй – и за работу.

Он нежно поцеловал ее, осторожно раздвинув ей губы кончиком языка.

– Мистер… Гаррет. Мы пришли.

Блэр вскинула голову и увидела двух рабочих: стоя в дверях, они держали в руках шляпы. Оба, улыбаясь, с нескрываемым любопытством смотрели на них. Блэр отпрянула от Шона и встала на ноги, хотя Шон по-прежнему крепко держал ее.

– Привет Ларри, привет Джил! Познакомьтесь с мисс Симпсон. Блэр, это братья Ларри и Джил Моррис, лучшие специалисты по отделке помещений.

26
{"b":"4626","o":1}