ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Не снимая ладоней с ее плеч, он начал массировать предплечья большими пальцами. Его движения, легкие и свободные, были, пожалуй, необязательными для терапевтического массажа. Впрочем, Блэр не придала этому значения. Под действием этих волшебных рук она словно воспарила и думала лишь о том, чем еще займутся эти руки.

Ее любопытство вскоре было удовлетворено. Его руки медленно переместились к верхней части груди. Казалось, от их прикосновений кожа ее обновляется. В груди Блэр, где-то в самой глубине, проснулось желание и, разгораясь, устремилось наружу. Ее соски все более набухали. Она хотела от этих рук только одного – новых ласк. Его пальцы продвигались к частям ее тела, жаждущим прикосновений. Если бы не полузабытье Блэр, она схватила бы его руки и прижала бы их к своим горящим грудям, к воспаленным соскам. Когда его руки неохотно отодвинулись от этих опасных мест, Блэр почти бессознательно издала слабый протестующий звук, похожий на стон.

Он взял совершенно безвольную руку Блэр, потянул ее и прижал к своей груди. Затем начал массировать мышцы, почти не давя на них. Его пальцы, легко обхватывающие ее руку в любом месте, осторожно разминали мышцы, двигаясь от подмышки к кисти, которая, как поникший цветок, покоилась на его широкой груди. Он наклонил голову, и она ощутила его дыхание на кончиках пальцев.

Блэр вдруг подумала, что будет, если она коснется ложбинки на его подбородке или потрогает его усы. Конечно, она не сделает этого, не так же она безрассудна. Впрочем, если бы она и решилась рискнуть, ей сейчас не хватило бы сил и на это. От этих мыслей по жилам Блэр словно потекло что-то теплое и густое, вроде патоки.

Между тем пальцы одной его руки добрались до ее тонкого запястья. Другая рука круговыми движениями поглаживала ее ладонь. Он несколько раз согнул руку Блэр в запястье, но на этот раз она уже не пыталась помочь ему. Он методично массировал каждый ее палец от основания до кончика, без устали поглаживая их. Как приятны его прикосновения! Вот он касается кончиков ее пальцев чем-то теплым и нежным, наверное, языком. О, ее руке повезло! Она получила самый лучший, пронизывающий насквозь, обольстительный, эротический массаж. Блэр, собравшись с духом, заставила себя открыть глаза, после чего убедилась в том, что ее мечты расходятся с реальностью. Он и не думал касаться ее пальцев языком. Она встретила взгляд его неправдоподобно голубых глаз. Приподняв другую руку Блэр, он прижимал к груди теперь уже обе. Он держал их своими руками, подведя под них локти. Положив ладони на ее подбородок, он начал большими пальцами массировать скулы Блэр.

– Интересно, мог ли я когда-нибудь видеть вас на сцене? – спросил он тоном гипнотизера. – Вы что, спите?

– На сцене? – переспросила Блэр, с удовлетворением отметив, что еще способна воспринимать его слова и даже отвечать. – Не знаю.

– В каких представлениях я мог видеть вас?

Держать глаза открытыми было слишком трудно, и Блэр снова закрыла их. Его руки лежали на ее ключицах, а большие пальцы разглаживали кожу шеи.

– Я… я танцевала в телевизионной рекламе апельсинового сока.

– Да? – Теперь очередь дошла до висков. Массируя их, он перекатывал голову Блэр с одной стороны на другую, прижимая ее по-прежнему к своим твердым, как камень, бедрам.

– Я плясала на игровом автомате, где бегали шарики. На меня накатывался огромный серебряный шар, а я, как лягушка, перепрыгивала через него.

– Я видел эту рекламу, но…

– Я была там совсем в другом обличье. На мне был парик из фольги и невероятного размера очки в виде ромашек с ярко-желтыми стеклами.

Его большие пальцы были на середине линии, отделяющей лоб от волос. Разглаживая ее лоб, он перемещал пальцы к ушам по кривой, напоминающей по форме сердце.

– Не могу представить вас в серебристом парике. Вижу вас только такой, как сейчас, – с блестящими темными волосами. Очки в виде ромашек в желтыми стеклами? Нет. Ничего такого не нужно. Пусть будут только эти зеленые глаза, бездонные как море.

При этих словах глаза Блэр, как по команде, открылись и с величайшим вниманием посмотрели на него. Он в этот момент разглаживал указательными пальцами ее красиво выгнутые черные брови.

Блэр понимала, что этого не следует ему позволять. А вдруг он какой-нибудь маньяк или… Нет, она не могла придумать достаточно веского основания, чтобы воспрепятствовать неизбежному. Он стоял, склонившись над ней, и ее руки были все так же прижаты к его груди. Блэр отчетливо видела каждую крапинку в его небесно-голубых глазах. Их блеск завораживал ее, парализуя ее сознание.

– Я не могу вообразить вас иной. Я не желал бы изменить в вас ни единой черточки.

После нежного прикосновения его пальцев к ее щекам, Блэр почувствовала, как к ней прикоснулись его шелковистые усы. Медленно, но неотвратимо его губы приближались к ее рту. Блэр ощутила его дыхание. Это сводило ее с ума. Но в тот миг, когда их губы сблизились, раздался стук в дверь.

Блэр едва не застонала от досады. Он вздохнул и выпрямился, освободив ее руки, затем, перелезая через коробки, добрался до двери. Блэр поспешно привстала и потянулась за простыней, но вдруг залилась краской. Дверь, которую она забыла запереть, открылась.

– Здравствуйте, – произнес вошедший почти женским голосом. – Извините, что так опоздал, но наш секретарь перепутал все вызовы.

Высокий блондин, который массировал Блэр, похоже, не собирался возражать. Вошедший был моложе, чем он, в белых брюках и белой рубашке с короткими рукавами.

Несколько удивленно он сказал:

– Я массажист.

2

При этих словах молодого человека Блэр ощутила такой шок, словно ей в лоб угодил бейсбольный мяч. Она сидела на краю стола, прижимая к себе скомканную простыню. Спутанные волосы рассыпались по ее плечам. Лицо Блэр, только что пылавшее, теперь побелело как мел.

– Сейчас вы нам уже не нужны, – спокойно заметил блондин.

Молодой человек зыркнул из-за его широких плеч, увидел едва прикрытую простыней Блэр и мгновенно оценил ситуацию. Переводя лукавый взгляд на высокого блондина, он понимающе кивнул. Похоже, он собирался подмигнуть, но не решился.

– Сейчас можете идти: пришлите мисс Симпсон счет за услуги.

– Да. Конечно. Спасибо. – Подхватив кожаную сумку с приспособлениями для массажа, он шмыгнул к двери, но, перед тем как выйти, все же не удержался и подмигнул.

Не успел щелкнуть замок, как Блэр соскочила со стола. Шок сменился яростью.

– Кто вы такой, черт возьми? Как вы смели так злоупотребить моим доверием? Убирайтесь отсюда, не то я вызову полицию!

– Но как? Ведь телефон еще не подключен, – рассудительно возразил высокий блондин и широко улыбнулся. Блэр увидела его красивые белые зубы. – Сегодня звонили из телефонной компании – приедут устанавливать лишь послезавтра.

– Кто…

– Шон Гаррет. Я – хозяин этой квартиры, плотник и тот самый ваш сосед, у которого вы не захотели одолжаться. – Он провел рукой по ее растрепанным волосам. Она стояла не шевелясь, укрытая наспех наброшенной простыней. – Все, что вы мне должны, – это один хороший массаж.

– Вы обманули меня! – крикнула Блэр. Ее глаза метали молнии.

– Ничего подобного. Я не говорил вам, что я массажист. Да вы у меня и не спрашивали.

Он шагнул к ней. Блэр инстинктивно отступила. Комната, только что казавшаяся ей просторной, теперь, когда здесь находился такой крупный мужчина, выглядела совсем небольшой.

– И до последнего момента я не понимал, чего от меня хотят. – Его золотистые усы чуть дрогнули.

– Вы…

– Вспомните: вы сказали, что я вам нужен, как никогда. Попросили меня сделать это на кухонном столе, поскольку вы не успели приготовить постель. И начали раздеваться. Теперь рассудите: что должен подумать мужчина, услышав все это?

Говоря, он подходил все ближе к Блэр; в походке его было что-то хищное. Она отступала, пока не уперлась спиной в кухонный шкаф. Он приклонился бедром к углу покрытого одеялом кухонного стола, преградив ей путь к бегству. Попав в ловушку, Блэр решила не сдаваться и, несмотря на свой нелепый вид, гордо расправила плечи и подняла голову.

4
{"b":"4626","o":1}