A
A
1
2
3
...
12
13
14
...
36

— А ты почему не женился?

— А кто сказал, что я не женился? Она быстро взглянула на него: — Ты женат? — Нет.

Лора изо всех сил постаралась скрыть облегчение. Она не представляла, почему ее должен волновать брачный статус Пейдена — разве что ужасала мысль, что она целовалась с женатым мужчиной. Правда, это Джеймс целовал ее, а не наоборот. И тем не менее, как ни трудно было признаться в этом самой себе, ей нравилось, что он не женат.

— Но мы говорим не обо мне, а о тебе, — сказал Джеймс. — Расскажи-ка, почему такая красивая девушка, как ты, до сих пор не замужем?

— Я женщина, — чопорно заявила Лора. — И я не хотела выходить замуж.

— Гм-м… Нравилась свобода действий в выборе партнеров?

— Что-то в этом роде, — сказала она, закрывая тему.

— Извини, но я как-то не представляю тебя девушкой, у которой на уме только флирт.

— Женщиной, — вновь повторила она, делая ударение на слове. — И пожалуйста, не могли бы мы поговорить о чем-нибудь другом, кроме моих романов?

— Конечно, — ответил Джеймс, хитро улыбаясь. — Хочешь поговорить о моих? — Нет!

Ее категорический ответ только рассмешил Пейдена. Чтобы скрыть свое раздражение, она понесла тарелки к раковине.

— Прошу меня извинить, но у меня очень много дел.

— А почему бы не отдохнуть денек?

— Отдохнуть денек?

Джеймс подошел к раковине, и Лора, подняв голову, недоверчиво посмотрела на него:

— Я не могу. У меня миллион дел.

— А почему бы тебе не выйти на пирс и не составить мне компанию? — Он заправил прядь ее выбившихся волос под шарф, потом провел пальцем по ее щеке.

— Целый день сидеть на пирсе, на этом пекле, чтобы только смотреть, как ты работаешь? Нет уж, спасибо.

— Ты можешь позагорать. А чтобы все было по справедливости, я посмотрю, как ты загораешь. — Кончиком пальца он потеребил мочку ее уха.

— Нет, не получится.

— Или можешь поплавать. Тогда, когда я освобожусь, и я с тобой искупаюсь. Ну разве не заманчиво?

Это звучало опасно. Любая женщина, имеющая хотя бы крупицу здравого смысла, рядом с ним предпочла бы костюм из брони, а не купальник.

— Я же сказала тебе, что у меня работа. Ты собираешься путаться под ногами все следующие тридцать дней?

— Двадцать девять.

Лора сбросила его руку и отвернулась, рассердившись из-за бестактного напоминания о том, что менее чем через месяц ей придется навсегда покинуть родной дом.

— Послушай, извини. — Взяв ее за плечи, он повернул Лору лицом к себе. — Я не должен был говорить этого. Это нехорошо.

Ее плечи уныло обмякли, и она совсем упала духом.

— А почему бы и не говорить? Все равно от этого никуда не уйдешь.

Какое-то мгновение они пристально смотрели друг на друга, затем глаза Джеймса скользнули вверх, на ее макушку.

— А зачем шарф? Что у тебя сегодня за работа?

— Мне нужно переписать всю мебель для аукциона. — Для аукциона? Она мрачно кивнула. — Все?

— Почти все. Может, мне удастся оставить что-нибудь самое дорогое для меня, но я собираюсь продать как можно больше.

Отворачиваясь, Пейден пробормотал что-то себе под нос. Лоре показалось, что он произнес имя ее отца и еще какое-то грубое ругательство, но она не совсем уловила связь между ними.

Джеймс вышел из кухни. Удивившись, Лора последовала за ним через столовую и обнаружила его в прихожей. Уперев руки в бока и покусывая нижнюю губу, он задумчиво смотрел в сторону гостиной.

— Послушай, — сказал он, — вместо того чтобы проводить аукцион, ты могла бы продать всю обстановку мне.

— Я… — На мгновение Лора растерялась и не могла произнести ни слова. — Ты не спрашивал о мебели.

— Вот я и спрашиваю сейчас. Мне нужно было подумать об этом раньше. Где я найду мебель, которая подходила бы к дому лучше, чем та, что уже стоит здесь? И даже если бы я ее и нашел, потребовалось бы черт знает сколько времени и сил. А результат все равно был бы хуже.

— Это так, только…

— Деньгами я тебя не обижу. Если хочешь, мы будем оценивать каждый предмет отдельно.

Адвокат объяснил Лоре, что она получит больше денег, продавая отдельно каждую вещь на аукционе, нежели оптом одному покупателю.

— Согласна, — сказала она, внезапно приняв решение. Хотя она и уедет отсюда, ей будет спокойнее оттого, что Индиго-плейс сохранится в своем нынешнем виде.

— Хорошо. — Джеймс энергично потер руки. — С чего начнем?

— Что, сейчас?

— А почему нет? Ты ведь все равно собиралась заняться этим сегодня, так ведь?

— Да, но… — Чтобы составить подробный список всего имущества, уйдут часы, даже дни. И все это время ей придется провести в компании Джеймса Пейдена. — А как же пирс?

— Этим я смогу заняться в любое время.

— Тебе нет необходимости возиться со списком самому, — сказала Лора. Эта мысль только что пришла ей в голову. — Я составлю список и везде укажу ту цену, которую считаю разумной. А ты сможешь посмотреть всю эту опись, когда я закончу. Тогда и поторгуемся, если понадобится.

Джеймс окинул ее неторопливым и вызывающим взглядом с головы до ног. — А откуда я знаю, что тебе можно доверять? — Что?!

— Я разбогател не тем, что покупал кота в мешке.

— Кота…

— Нет, — сказал Пейден, не обращая внимания на душивший ее гнев, — мне будет гораздо спокойнее, если мы составим список вместе.

— Ты сомневаешься в моей порядочности? — спросила Лора, не веря своим ушам. — Да ведь это тебя застукали, когда ты таскал печенье из школьного буфета, не меня.

— Ты помнишь это?

— Еще бы.

— Я не таскал печенье. Дама, раздававшая десерт, украдкой совала его мне. Просто она не призналась в этом.

— Я не верю тебе.

Он лениво улыбнулся:

— Поверила бы, если бы знала, что дама получала взамен.

И вот тут-то Лора поверила. Ее щеки залил яркий румянец. Чтобы вновь вернуться к предмету их разговора, она сказала:

— Я предельно честна.

— Ну тогда ты не будешь возражать, если я буду заглядывать тебе через плечо, пока ты составляешь список.

Лора глубоко вдохнула, затем медленно и раздраженно выдохнула:

— Я возьму блокнот и два карандаша. Она сердито зашагала к секретеру эпохи королевы Анны, стоявшему в гостиной.

— А перерыв на ленч нам не положен?

Лора отложила блокнот и сурово посмотрела на своего добровольного помощника:

— Ты завтракал.

— Ага, часов пять назад. Я проголодался.

Он смотрел на ее рот. Лора смущенно отодвинулась подальше от него. Ее собственный желудок свело спазмом, и совсем не от голода.

Они начали составлять опись со столовой. Записав все предметы мебели, они занялись фарфором и серебром. Это был трудоемкий процесс, требовавший много времени, а Джеймс тормозил работу шутками и болтовней. Он проявил немалый интерес к тем событиям, что произошли в ее жизни за десять лет со времени их последней встречи.

— Мне нужно чем-то подкрепиться, — жалобно сказал он.

— Что ты предлагаешь? — Когда Лора взглянула на него, она тут же пожалела о своих словах. Судя по выражению его лица, еда была лишь одним из вариантов.

— Из еды? — спросил он.

— Конечно, из еды.

— Пикник.

— Пикник?

— Оставайся тут. — Джеймс оттолкнулся от стула, на котором сидел верхом, положив подбородок на спинку. — Я чего-нибудь наскребу и принесу.

— А ты что, мне уже доверяешь? — спросила Лора, с притворной невинностью хлопая ресницами.

— Примерно так же, как и ты мне, — ответил он через плечо, неторопливо выходя из комнаты. Лора скорчила ему гримасу, но он ее не увидел.

Джеймс вернулся через несколько минут с подносом, на котором были фрукты, сыр, несколько сортов крекеров и два высоких стакана чая со льдом. Он поставил поднос на пол у широкого окна и сел рядом с ним.

— Иди сюда.

— Ты и правда имел в виду пикник, да?

— Ага, только еще лучше. Никаких муравьев.

— Летом мама, папа и я обычно устраивали пикники по воскресеньям, — задумчиво произнесла Лора, садясь рядом с ним и опираясь о подоконник.

13
{"b":"4629","o":1}