A
A
1
2
3
...
33
34
35
...
92

Если бы Грэй не положил глаз на Ванессу.

— Чертов глупец! — пробормотал Меррит, ложась на скамейку. Не успел он вытянуть руки и поднять штангу у себя над головой, как в дверь постучали. — Войдите.

Агент Секретной службы открыл дверь, у него из-за спины выглядывал Грэй Бондюрант.

— Мистер президент, — улыбаясь произнес агент, — у меня для вас сюрприз.

Меррит изобразил на лице улыбку, правда, она стоила ему немалых усилий.

— Грэй! Боже, вот так сюрприз!

Грэй тоже улыбнулся в ответ, хотя в глазах его, как обычно, не было тепла.

— Я не хотел упускать шанс и не поприветствовать вас. — Он внимательно посмотрел на Меррита. — Страна может спать спокойно, мистер президент. Глядя на вас, можно с уверенностью сказать, что вы одной левой раскидаете всех врагов, как внутренних, так и внешних.

Пожимая руки и дружески похлопывая друг друга, оба играли каждый свою роль. У агента Секретной службы не закралось ни грана сомнения в их радушии. Слухи о размолвке между ними упорно отрицались. Да, Грэй покинул Белый дом, но их дружба, по общему мнению, осталась такой же крепкой, как и прежде, а может, стала еще крепче после успешно завершенной миссии.

Меррит употребил все свое искусство перевоплощения, чтобы скрыть ту ярость, которую вызывал в нем этот человек. Еще минуту назад он вспоминал о Бондюранте как о незаурядном стратеге, и вот он здесь, собственной персоной! Словно в подтверждение мнения президента. Прекрасно спланированная акция! Грэй знал, куда шел, и объявился без доклада, безоружный. Сотрудники Белого дома хорошо его знали и не могли заподозрить ничего плохого, ведь он пришел всего-навсего навестить своего товарища, пусть даже товарищ этот был президентом Соединенных Штатов.

Что больше всего раздражало Меррита, так это то, что он вынужден был продолжать подыгрывать Грэю до тех пор, пока не выяснит, с какой целью тот явился. Когда они остались вдвоем, Меррит подошел к бару и спросил:

— Чем тебя угостить?

— Чем угодно.

Меррит налил апельсинового сока себе и Грэю.

— Черт побери, как я рад тебя видеть! — сказал он, подняв стакан.

— Я отвлекаю тебя от тренировки. Извини.

— Я как раз заканчивал. Силы уже не те, не могу заниматься, как прежде. — Дэвид недовольно поморщился.

— Очень сомневаюсь.

— Ты не будешь возражать, если я ополоснусь в бассейне?

— Конечно, нет.

Меррит снял шорты и бросился в бурлящую, пузырящуюся воду, над которой поднимались клубы пара.

— Ощущения великолепные! Хочешь присоединиться?

— Нет, спасибо. — Грэй поставил на край бассейна стул и устроился поудобнее.

— Ты совсем поседел, — произнес Меррит.

— Наследственность, — ответил Грэй. — Разве я тебе не говорил, что мой дед поседел очень рано?

В целом же Грэй Бондюрант не изменился. Он все еще был сильным и крепким. В нем чувствовалась уверенность. Человек, который прошел путь от автопарка до Белого дома, редко бывает завистлив, но именно зависть являлась причиной ненависти к Грэю.

Дэвид был красивее, может, даже ум нее. И крепок физически.

Но в Грэе угадывались внутренний стержень и мораль, которые позволяли ему смотреть окружающим прямо в глаза. Даже в старые добрые времена, когда они вместе служили и обитали в одной казарме, Меррит не выдерживал испытующего взгляда Грэя. Он кипел от злости, наблюдая, с какой легкостью и спокойствием Грэй следовал законам чести и благородства. За это Дэвид ненавидел его еще больше.

— Ты даже не отрастил животик, — бросил Меррит, смерив Грэя взглядом. — Отрадно видеть, что Вайоминг не превратил тебя в толстяка.

— Я просто-напросто еще не успел. Меррит захихикал.

— А я соскучился по твоему юмору. Незатейливо, но зато всегда смешно. — Он зацепился за бортик и, несмотря на то что уже знал ответ, все же спросил:

— Что привело тебя в Вашингтон?

— Женщина.

Меррит и думать не думал об этом. Грэй в очередной раз привел его в замешательство, однако он прикрылся смехом.

— Ты приехал из-за юбки?! Неужели нашлась такая, которая смогла сломать сопротивление могучего Бондюранта? Верится с трудом.

— Печально, но это так.

— Пожалуйста, — уже застонал от смеха Дэвид, — не разрушай моих представлений о тебе. Только не говори, что ты стал чувственнее!

Грэй слегка улыбнулся.

— Она хороша собой, голос точь-в-точь как у порно-звезды, а что нравится мне больше всего, так это то, что она не слишком смышлена.

— Как ее зовут?

— Барри Трэвис. Меррит вздрогнул.

— Ты шутишь! От нее одни неприятности. Положим, голос у нее действительно сексуальный, лицо и фигура превосходны. Но, Грэй, дружище, с ней у тебя появятся сплошные проблемы. Стоит ей заинтересоваться тобой не только в области секса, как она вцепится в тебя мертвой хваткой, и пикнуть не успеешь. Ты понимаешь, что делаешь?

— Я собираюсь пойти к ней прямо сейчас.

— Ну что ж, может, все не так уж и плохо, — уступил Меррит.

— Начало хорошее. Ей удалось вытащить меня со своего ранчо и вернуть обратно в Вашингтон.

— Надолго ли? Грэй пожал плечами.

— Пока она мне не надоест, потом, наверное, двину домой.

Дэвид допил сок и, поставив стакан на поднос, вышел из бассейна. Завернувшись в полотенце, он сел в кресло рядом с Грэем. Несмотря на то что разговор грозил «разогреть» Меррита больше, чем только что принятая ванна, он тем не менее не мог отказаться. Если уж Грэй способен изобразить былую дружбу, то он и подавно. Тем более что у него за плечами богатый опыт.

— Где вы познакомились? Хочется посмаковать все детали.

— Она выследила меня на прошлой неделе, неожиданно появившись у меня на ранчо.

— С какой целью?

— Готовит репортаж. Новый взгляд на старую историю. Ей зачем-то нужна дополнительная информация о той миссии по освобождению заложников.

— И ты не прогнал ее? Ты ведь никогда не жаловал журналистов.

— Она меня сразила, Дэвид. Меррит засмеялся:

— Ты меня прямо-таки обескуражил! — Затем он нахмурил брови. — Я только что вспомнил. Ее дом вчера вечером разрушило взрывом.

— Да. Пренеприятнейшее дело.

— Я видел ее сегодня по телевизору. Она давала интервью. Так где вы остановились? В отеле?

— Нет, у друзей.

У Барри Трэвис был всего лишь один друг, бывший репортер Тед Уолш. Даже в отсутствие Спенса через секретную связь Меррит смог получить фотографию этого человека, тот был запечатлен во время работы в своем саду. Этот человек со странностями страдал эмфиземой легких и был не опаснее мухи.

Хорошенькая парочка: Трэвис и Уолш, живущие в полуразвалившемся доме и вынашивающие план уничтожения его президентской карьеры. Просто смешно. Одним ударом он мог бы освободиться от них обоих.

Грэй же представлял собой проблему. Вместе с ним, как с лидером, эта троица уже представляла настоящую угрозу, и здесь вовсе не до смеха.

— Откровенно говоря, — произнес Грэй, — я удивлен, что ты до сих пор не знаешь всех подробностей наших с Барри отношений. Я думал, Спенс не преминул сообщить тебе об этом. Он как раз появился у меня на ранчо почти сразу же после ее ухода.

У Меррита улыбка слетела с лица. Даже самый совершенный актер не смог бы не подать виду.

— Спенс взял кратковременный отпуск. Фактически это я уговорил его, он ведь такой трудоголик! Спенс собирался заехать к тебе по возможности, но я не слышал о нем с тех самых пор, как он уехал. Он не говорил тебе, куда отправится после Вайоминга?

— Он ничего не говорил об этом, но ты ведь знаешь Спенса. Он появляется тогда, когда меньше всего его ждешь. Сам я Мартина не искал и увидеть не ожидал.

До сих пор у Меррита все еще теплилась надежда, что Спенс жив. Теперь он определенно знал, что Спенс был мертв. И убил его Грэй.

Меррит не мог позволить себе сантиментов по этому поводу. Впрочем, Спенс ему не нужен. Ему никто не нужен. Правда, Спенс бывал иногда очень полезен. Человека с таким талантом да еще такого преданного редко где встретишь. Еще реже встречались люди, у которых абсолютно нет совести.

34
{"b":"4631","o":1}