A
A
1
2
3
...
11
12
13
...
78

– Субботний вечер, – объявил он. – Танцы, напитки, развлечения.

Она по-детски надула губы:

– И без тебя знаю.

– Ты что, знакома с акадскими обычаями?

– Что ж я, по-твоему, жила взаперти?

– Не знаю, как у вас там, в Бель-Тэр, – уклончиво сказал он и, положив ладонь ей на поясницу, слегка подтолкнул к лесенке.

– Надеюсь, я нормально одета? – с беспокойством спросила она.

– Не совсем. – Поймав ее быстрый встревоженный взгляд, добавил:

– Наверное, тебя попросят снять туфли.

Домик с плоской крышей стоял на столбах. Доски пола гремели под каблуками танцующих, как барабан. Эхо отдавалось в пустоте между сваями. Ред Бруссар, толстый, словно бочонок, бородатый, с лицом Санта-Клауса и сногсшибательным чесночным духом изо рта, сам вышел им навстречу. Он неистово громко приветствовал Шейлу, потом одарил сокрушающим ребра объятием Кэша, тут же сунул им ледяные бутылки с пивом и повел к столику в углу, вежливо прокладывая дорогу среди танцующих.

Шейла чувствовала себя неловко. Однако никому из присутствующих, по-видимому, не казалось странным, что она пришла с Кэшем Будро. Наверное, потому, что все здесь были из его компании. Вот если бы она пригласила его в городской клуб, переполох был бы порядочный. Спуститься вниз по социальной лестнице намного проще, чем подняться.

Они подошли к столику, Ред пододвинул ей стул. Шейла подняла на него глаза и улыбнулась:

– Мне, пожалуйста, раков.

Ред тряхнул рыжей гривой и расхохотался басом. Тыча мясистым пальцем в ее сторону, он проревел:

– О, я не забыл тот день, когда ты разделала десять раков за один присест, не помнишь, а? Больше, чем твой отец, qui!

– Принеси порцию, Ред.

Ред отвесил Кэшу чувствительную затрещину в плечо и тяжело двинулся к булькающим чанам, где варились раки сегодняшнего улова, сдобренные такими специями, от которых слезились глаза и щипало в носу.

Как Кэш и все другие посетители этого кабачка Шейла не стала просить кружку для пива, а отхлебнула прямо из бутылки.

– Я думал, ты побоишься идти сюда.

– Потому что я держу свой аристократический нос кверху и гляжу на здешнюю публику свысока, да?

– Ну, вроде того. – Не сводя с нее глаз, он глотнул еще пива. – А ты, значит, хочешь доказать мне, что я не прав?

– Вовсе нет. Просто я соскучилась по здешней пище.

В это время подошла официантка с вареными раками на деревянном блюде. Она поставила блюдо в центре между ними и, прежде чем уйти, бросила на Кэша косой завлекающий взгляд.

Шейла поглядела ей вслед.

– Это что, одна из твоих подружек? – спросила она.

– Вполне могла бы ею стать, если бы я захотел. – Он бросил на блюдо опустевший панцирь и взял еще одного рака.

Шейла вытерла рот бумажной салфеткой и спросила:

– Все так просто? Женщины только и ждут, когда ты захочешь?

– Тебя это волнует?

– Просто интересно.

– Интересно знать, что их привлекает?

– Нет. Скорее, что привлекает в них тебя, – сказала она.

– Мне просто интересно, – повторил он ее же слова и усмехнулся.

С деланным спокойствием Шейла съела еще одного рака, выпила еще пива и вытерла губы. Только после этого она взглянула на него.

Кэш долго пил из своей бутылки. Потом он медленно поставил ее на стол, медленно повернул голову и вдруг неожиданно погрузил свой взгляд в ее глаза. Это было как гипноз.

– Приходи ко мне. Все узнаешь.

Где-то внутри возникла и забилась тревога. Кэш Будро опасен, опасен самим своим присутствием. Его действиям невозможно противиться. Его власть абсолютна. В то же время ему нельзя верить. Он ловок и хитер, он достиг совершенства в искусстве обольщения, его слова еще пленительнее, чем поступки.

– Ты плохо ко мне относишься, да? – спросила вдруг Шейла с интуитивной прозорливостью.

– Честно говоря, да, – ответил он. – Всегда плохо относился ко всем вам. Только не принимай это на свой счет.

– Я это запомню, – сухо сказала она. – И за что же ты меня не любишь?

– Я не люблю не именно тебя, а то, что ты представляешь.

– Что же я представляю?

– Ты – член семьи.

Она не ожидала, что ответ будет столь простым и коротким.

– И что? – спросила с недоумением.

– А я – нет.

Неужели он так переживает свое одиночество? Но все равно его чувство несправедливо.

– Разве я виновата?

– А разве нет?

– Нет. Я тебя почти не знала.

– И не считала нужным знать, – сказал он, а глаза его словно обвиняли ее.

– Опять же я не виновата. Ты никогда не относился ко мне с симпатией.

Он видел, что она обижена, и забавлялся этим.

– Ты права, pichouette. Я действительно ненавидел тебя.

Она почувствовала, что разговор принял слишком неприятный оборот, и, чтобы сменить тему, спросила:

– Почему ты называешь меня этим словом? Что оно означает?

– Pichouette? – Он напряженно глядел ей в лицо, не зная, как ответить. – Это значит – крошка.

– Я давно уже не маленькая. Кэш обхватил пальцами горлышко бутылки и опять посмотрел ей в глаза.

– Просто я хорошо помню тебя маленькой девочкой. У тебя были длинные светлые волосы и длинные тонкие ножки.

Шейла засмеялась и быстро спросила:

– Откуда ты знаешь?

– Я часто смотрел, как ты бегала по траве возле дома. Она не стала спрашивать, почему он не подходил к ней, чтобы поиграть вместе. Тогда она бы все равно убежала от него в слезах и страхе или его прогнали бы взрослые. И Коттон, и Мэйси, и Веда зорко следили, чтобы дети не общались с мальчишкой Моники Будро. Он – неподходящая компания для маленьких девочек, и не только потому, что был на несколько лет старше. Все знали, что он хулиган, и это постоянно подтверждали все его поступки.

– Я помню, как однажды праздновали твой день рождения. Тебе исполнилось четыре года. На праздник пришло, по-моему, не меньше пятидесяти ребятишек. Коттон катал всех на пони. И был клоун, который показывал магические фокусы.

– Неужели ты помнишь? – изумилась Шейла.

– Помню, потому что меня не пригласили. Но я пришел и все видел. Я как бешеный хотел посмотреть поближе эти самые фокусы.

Ей вдруг стала понятна его ненависть. Он был агрессивен, но это – только самозащита. Скрыто или явно, его всегда презирали. Она в этом, конечно, не виновата. Но сейчас Шейла в душе понимала, что отныне не смогла бы мириться с этим.

– Ты не станешь ради меня убивать собак Джигера Флина?

– Нет; не стану.

Она нервно теребила влажную салфетку.

– Я понимаю, с моей стороны нехорошо было просить тебя делать эту грязную работу, как ты назвал ее.

– Согласен.

– Я не хотела обидеть тебя.

Он равнодушно пожал плечами и кивнул на деревянное блюдо:

– Доедай.

– Не хочу больше.

Ред пожурил их, что они так мало съели, и пригласил заходить почаще. Спускаясь по скрипучим ступенькам, Шейла поблагодарила Кэша за то, что он привел ее сюда.

– С тех пор как я дома, ни разу не ела ничего вкусного. Новая кухарка, которую Трисия взяла вместо Веды, видимо, меня не выносит. И это у нас с ней взаимно. Я тоже не перевариваю ни ее, ни ее стряпню.

– А как у тебя вообще с желудком? Серьезность тона, каким был задан вопрос, заставила Шейлу насторожиться.

– Почему ты спрашиваешь?

– Боюсь, ему предстоит еще одно испытание, – усмехнулся он.

Глава 9

– Я думала, что знаю все дороги в округе. А здесь я сроду не была.

Пикап подпрыгнул на ухабе, и Шейла вцепилась в щиток управления.

– Скажи, ради бога, куда ты меня везешь?

– Туда, где ты сроду не была. – Он искоса взглянул на нее. – И на этот раз я уверен, что не ошибаюсь.

Ночь была жаркой и душной. Теперь, когда огни города остались позади, звезды стали хорошо видны во всем своем блеске. Живя так долго в большом городе, Шейла отвыкла от полного мрака деревенских ночей.

Наконец машина преодолела какой-то подъем, и впереди замаячило темное строение. Шейла вопросительно взглянула на Кэша, но он молчал.

12
{"b":"4634","o":1}