ЛитМир - Электронная Библиотека

— Джордан, может быть, нам лучше поехать другим путем? — предложил негр, внезапно почувствовав неприятное волнение внутри. Нельзя сказать, что он испугался, но все это ему явно не нравилось.

— Эймос, — сердито оборвал его Джордан, — ты ведь уже бывал в этих местах три года назад. Скажи, видел ты здесь привидения? Да Жоли просто дурачит нас!

— Я говорю правду! — обиделась девушка. — Каждый индеец знает это…

— Тем больше оснований нам в это не верить! — скривился Джордан.

С минуту все ехали молча, только стук копыт по камням да позвякивание уздечек нарушали царившую повсюду тишину. Солнце посылало на землю редкие лучи сквозь рваные облака, но и этого было достаточно, чтобы все — и люди, и лошади — покрылись потом.

…Четыре всадника ехали по узкому ущелью, с двух сторон высились неприступные скалы. Вдруг впереди послышался приглушенный гул. Трудно сказать, кто услышал его первым — Джордан или Жоли.

— Наводнение! — прокричал Джордан, вспомнив рассказ Эймоса о том, что в этих местах такое случается: огромная лавина воды, взявшись словно ниоткуда, в одно мгновение может накрыть тебя с головой. Джордан яростно пришпорил своего мустанга, и тот помчался стрелой — только искры летели из-под копыт. Остальные всадники едва поспевали за ним. Счет шел на секунды.

Через несколько минут возник поворот налево, и все резко свернули туда. Поспели как раз вовремя — через несколько секунд по дну ущелья уже катилась волна футов в пять высотой, сметая все на своем пути. Мутная пена долетала даже до того пятачка, на котором примостилась четверка всадников.

— Все бы ничего, — проворчал Гриффин, — если бы вода не была такой мутной. А эта воняет — хоть святых выноси!

— Ничего страшного, по крайней мере освежились! — усмехнулся Джордан и посмотрел на Жоли. По ее виду нельзя было сказать, что она испугалась. Девушка гордо восседала на своей лошади, словно светская дама на воскресной прогулке.

Джордан хотел было спросить у нее, все ли в порядке, но передумал и лишь произнес:

— Едем дальше.

— Подожди! — возбужденно воскликнул Эймос. Лицо его сияло. — Это то самое ущелье, из которого мы три года назад выбили апачей! А вот, — он указал куда-то вверх, на скалу, — рисунок-карта, помнишь, я тебе говорил?

Вскоре все четверо уже были на дне ущелья. Спешившись, мужчины с интересом огляделись вокруг. Ущелье действительно было тем самым. На дне даже сохранились остатки каменной стены, которую они тогда возводили…

Жоли оставалась в седле и оглядывалась вокруг с не меньшим, чем мужчины, интересом. Место было знакомо и ей — несколько лет назад она была здесь с отцом. Это было еще до того, как Викторио убили в Мексике. Эймос был прав — огромные фигуры на скале действительно карта, вот только прочитал он эту карту совсем неправильно. Как бы намекнуть ему об этом повежливее?

— Я думаю, Эймос, — осторожно начала Жоли, — у карты есть и другое значение… так сказать, скрытое…

Эймос все понял — он знал, что у апачей считается невежливым напрямую заявить человеку «ты не прав».

— Ты хочешь сказать, — чернокожий испытующе посмотрел на девушку, — что я неправильно ее расшифровал? Что же она означает, по-твоему?

— У нее может быть много значений, — ответила Жоли, разглядывая древний рисунок. — Но нам надо ехать туда. — И она показала рукой, в каком направлении следует двигаться.

— Похоже на то, — согласно кивнул Эймос. Сняв армейскую кепку, он вытер рукавом пот со лба.

— Gostood'пё? — улыбнувшись, спросила девушка.

— 'Аи.Gostood', — кивнул негр.

— Эй! — насторожился Гриффин. — Что это вы там говорите?

— Не беспокойся, приятель, мы не затеваем заговор! — усмехнулся негр. — Просто Жоли сказала: «Жарко, не правда ли?», а я ответил: «Да, жарко». Только и всего.

— Почему вы тогда не говорите по-английски, черт побери? — возмутился Гриффин.

— Так интереснее, братишка! — весело подмигнул ему Эймос.

Гриффин улыбнулся в ответ. Он сам страдал от жары — его соломенные волосы, пропитавшись потом, казалось, жалили лоб, словно осы.

— Да вы оба сумасшедшие! — поморщился Гриффин. — Впрочем, и он тоже, — парень кивнул в сторону Джордана, — так что я здесь единственный нормальный человек.

— И что же нормальный человек делает в компании идиотов? — усмехнулся Эймос.

— Да так, просто езжу с вами. Забавно! Мне ведь думать не надо — здесь все решает дядя Джордан. Не так ли?

— Ты прав, приятель! — поддакнул негр. — Итак, дядя Джордан, каковы теперь наши планы?

Джордан все это время молчал, с интересом рассматривая таинственный рисунок.

— Я думаю, — заявил Эймос, — стоит послушать нашу очаровательную провожатую. Она говорит, что мы должны ехать туда… — Он махнул рукой в направлении, указанном Жоли.

— Что ж, — притворно вздохнул Джордан, — ей видней. Жоли усмехнулась про себя. Джордан, в сущности, был таким же, как и большинство мужчин, — тем почему-то всегда трудно смириться с мыслью, что женщина может знать больше того, что известно им самим. Так уж повелось с незапамятных времен: мужчины охотно взваливают на женщин тяготы каждодневных забот о них — стирку, готовку, уборку, но при этом считают, что женщина должна покорно молчать и не спорить с мужчиной. У любого мужчины словно был какой-то свой заветный предмет разговора, которого женщина не должна касаться. Жоли вовсе не считала это справедливым.

Эймос и Гриффин, например, не возражали против ее голых ног, Джордан же почему-то счел нужным прикрыть их штанами. Жоли вспомнила, что и родители ее часто не могли прийти к общему мнению — отец, например, часто с легкостью говорил на темы, которые мать считала запретными, как, впрочем, и наоборот. Разные культуры, в которых выросли ее родители, обусловили и разность обычаев. Порой Жоли совершенно не знала, что делать и какому образу жизни отдать предпочтение. Поступить так, чтобы угодить обоим родителям, не всегда удавалось. Точно так же было и с этими людьми…

Если Эймос и Гриффин, видя, что она неравнодушна к Джордану, относились к этому с добрым юмором, то самого Джордана это почему-то бесило. Нет, мужчины все-таки непонятные создания!

Жоли пристально смотрела под копыта своей лошади, осторожно ступавшей по острым камням. Заметив в высокой траве узкую тропинку, она свернула на нее.

Прошел уже час, как всадники ехали по тропинке, а нужного места так и не нашли. Наконец, остановившись у отвесной скалы, они спешились, чтобы в ее тени немного отдохнуть от жары.

— Ты уверена, что мы едем в правильном направлении? — встревожился Гриффин. — Что-то пейзаж уж больно однообразный!

— Уверена, — утвердительно кивнула Жоли.

Эймос огляделся вокруг и с сожалением в голосе произнес:

— Вообще-то и впрямь похоже на то место, где я тогда нашел золото… Но что-то не припомню, чтобы там была такая огромная пещера, как ты, Жоли, расписываешь, — так, небольшой тайничок…

Девушка пристально посмотрела на негра и о чем-то спросила его на языке апачей. Эймос ей ответил на том же языке.

— Да, это та самая пещера, — уже по-английски произнесла Жоли.

— Как та самая? — От удивления глаза негра полезли на лоб.

— Ты был только в одной комнате, — объяснила девушка. — Там дальше еще много комнат…

— Ни черта себе! — воскликнул Эймос. Его широкое лицо расцвело улыбкой. — Как вам это нравится, ребята?

— Лично мне нравится! — с довольным видом заявил Гриффин.

— Посмотрим, — угрюмо проворчал Джордан. — Не рано ли вы начали делить добычу, которой у вас еще нет?

— Что ж, — поразмыслив, заключил Гриффин, — справедливо. И все же я хотел бы знать, Джордан, что бы ты сделал со своей долей?

— Сначала я должен по крайней мере подержать ее в руках. А там уж, будь уверен, найду, куда потратить! Шустры вы, ребята, однако, считать чужие денежки!

Все четверо рассмеялись. Джордан извлек из кармана сигареты, поделился ими с Эймосом и, прислонившись к скале, затянулся сам.

19
{"b":"4637","o":1}