1
2
3
...
40
41
42
...
65

Жоли извивалась всем телом, выгибалась дугой, сама поражаясь гибкости собственного тела. Она уже почти не чувствовала, как Джордан стаскивает с нее джинсы. В какой-то момент его колено раздвинуло ее ноги. Жоли попыталась было протестовать, но Джордан мягко пресек ее протест, накрыв ее губы своими. Рука его продолжала ласкать ее плоть, и Жоли уже не могла противиться этому.

— Я боюсь, Жордан! — тихо проговорила Жоли, когда Джордан, слегка приподнявшись, заглянул ей в глаза.

— Успокойся, крошка, — с нежностью в голосе ответил он, — ноге твоей это не повредит. Лежи спокойно, я сам все сделаю…

Он снова коснулся губами ее губ, затем начал опускаться все ниже, прокладывая влажными, горячими поцелуями тропинку к низу живота. Жоли стыдливо сдвинула плотнее ноги.

— Все в порядке, родная… — поспешил успокоить ее Джордан. — Какая ты красивая!.. — восхищенно произнес он и коснулся языком ее плоти.

— Sacre bleu! — вырвалось у Жоли. Она понимала — то, что делает Джордан, постыдно, но таких потрясающих ощущений ей не приходилось испытывать никогда. Блаженство разлилось по ее телу. Она подалась навстречу его поцелуям и тут вдруг почувствовала, как ее захлестнула волна наслаждения.

Через несколько минут, обессиленная, Жоли посмотрела на Джордана взглядом, полным любви.

— Ну, как тебе? — усмехнулся он. — Надеюсь, понравилось?

Не в силах произнести хоть слово, Жоли лишь слегка кивнула.

— Что ж, я рад. Посмотрим, что будет дальше.

Поднявшись, Джордан начал расстегивать брюки, не сводя глаз с лица Жоли. Та с замирающим сердцем наблюдала за его движениями, пока наконец он не предстал перед ней совершенно нагим и в полной боевой готовности. Преодолевая робость, Жоли обхватила рукой напрягшийся член, а осмелев еще сильнее, коснулась его губами. Джордан попытался было ее остановить, но Жоли, тряхнув головой, заставила его убрать руку и продолжала, пока Джордан, дойдя почти до предела, не повалился в изнеможении в гамак.

Наконец он быстро и глубоко вошел в нее.

— Обхвати меня ногами, — прошептал он. Жоли подчинилась, чувствуя, что окончательно теряет рассудок от блаженства. Движения Джордана невольно заставляли ее тело подчиниться этому ритму. Несмотря на то что над ними не было ни облачка, Жоли казалось, что небо наливается свинцовыми тучами, края которых играют сполохами. Наконец наступил момент, когда Джордан вздрогнул всем телом и замер.

Жоли по-прежнему держала его в объятиях, не в силах шевельнуться. Обессиленная и счастливая, она слушала, как бешено колотится ее сердце, отдаваясь в висках. Джордан лежал так близко, что было слышно и биение его сердца. Два их сердца бились в унисон, и казалось, что у них одно сердце на двоих.

— Ну вот видишь, — прошептал Джордан ей на ухо, — я же знал, что тебе это понравится!

— С чего ты взял, — усмехнулась она, — что мне это понравилось?

— А разве нет? — Джордан изобразил на лице удивление.

— Не стану лгать, — рассмеялась Жоли, — от тебя все равно не скроешь! Я словно побывала на седьмом небе, Жордан! Кстати, о небе. Здесь, под открытым небом, когда вокруг лишь одни деревья да скалы, все ощущается совсем по-другому, чем в маленькой комнатке, где в окно даже не видно звезд и луны. — Жоли откинула со лба Джордана сбившуюся прядь и провела пальцем по складке на его переносице. — Я права, Жордан?

— Пожалуй… — рассеянно ответил он. — С тобой и надо заниматься любовью где-нибудь под небом, а не под крышей…

— Почему? — удивилась Жоли.

— Не знаю… — пожал плечами Джордан. — Может быть, потому… что ты такая…

— Какая? Впрочем, мне все равно, какая я, — лишь бы тебе нравилась. Я ведь нравлюсь тебе, Жордан? — задала давно мучивший ее вопрос Жоли.

Намотав на палец прядь ее волос, Джордан рассматривал эту прядь так, словно в ней заключались ответы на все вопросы бытия.

— Да, Жоли, — проговорил он наконец, — я не могу не признать, что что-то меня к тебе неудержимо влечет — сам не знаю что.

Слегка отодвинувшись, Жоли пристально посмотрела на него:

— Что это значит, Жордан?

Губы Джордана дрогнули в чуть заметной улыбке.

— Я чересчур привязан к тебе, — проговорил он и, притянув ее к себе, страстно поцеловал.

— Dah! — воскликнула Жоли, оторвавшись от поцелуя. — В любви не бывает чересчур.

Глава 18

Гриффин поднял голову, заслышав наконец в отдалении звук копыт. Глаза его округлились от удивления, когда он увидел приближавшихся Джордана и Жоли.

Сбежав с пригорка, паренек поспешил им навстречу.

— Черт побери, ребята, рад вас видеть! Я уж, грешным делом, думал, Жоли, что ты погибла в наводнении! Эймос все еще спит, а я сижу здесь, жду вас, волнуюсь… А что с твоей ногой, Жоли? — обеспокоено спросил он, заметив повязку на ноге девушки.

— Сломала лодыжку, — ответил за нее Джордан, слезая с коня.

— Ты уверен, что это действительно перелом? — еще больше встревожился Гриффин.

— Я не врач. Но нога вся посинела и распухла.

— Дайте-ка я посмотрю. — Гриффин подхватил Жоли на руки и осторожно отнес в тень. Платок на ноге, кое-как завязанный Джорданом, почти развязался. — Перелома нет, — заявил Гриффин, когда закончил осматривать ногу. — Сильное растяжение — не более того.

— Ты уверен? — с сомнением в голосе и тревогой спросил Джордан. — Я, когда осматривал, был уверен, что перелом.

— Нет, перелома нет, — снова повторил Гриффин. — Нужно приложить что-нибудь холодное, и, когда опухоль спадет, Жоли уже сможет ходить.

— Ты что, — хмыкнул Джордан, — обучался медицине? И когда это ты успел? — Он ободряюще подмигнул Жоли, и она слабо улыбнулась ему в ответ.

Гриффин подозрительно посмотрел сначала на Жоли, затем на дядю.

— Что это за заговорщицкое переглядывание? — недовольно пробурчал он.

— Ты о чем? — Джордан сделал удивленное лицо.

— Вы смотрите друг на друга так, словно… словно… — Гриффин замялся.

— Словно что? — спросил Джордан, хитро прищурившись. На самом деле он хорошо понимал, что Гриффин хотел сказать.

— Словно у вас болит живот! — выпалил паренек и, резко повернувшись, быстрым шагом направился к своей лошади, делая вид, будто ему что-то срочно понадобилось найти в своей сумке.

— Вот так раз! — произнес Джордан, глядя ему вслед. — То он пилит меня, что я, мол, слишком груб с тобой, — продолжил он, обращаясь к Жоли, — а начинаю смотреть на тебя нежнее — снова недоволен! Пойми его, если можешь!

— Не делай этого, Жордан, — проговорила Жоли и попыталась приподняться со своего жесткого ложа. — Этим ты только усложнишь ситуацию.

Джордан подошел к ней и взял на руки:

— Все равно хотелось бы знать, чего он от меня хочет. Должен же я знать, что мне делать!

— А тебе и не надо ничего делать, Жордан. Все само собой образуется. Нас с тобой уже ничто не разлучит.

— С каких это пор мы с тобой так нераздельно повязаны? — усмехнулся Джордан.

— С сегодняшнего дня. Разве нет? — спросила Жоли, невинно улыбнувшись.

Джордан смотрел на нее и мысленно удивлялся тому, каким удивительным образом в этой девушке сочетаются детская наивность и страсть вполне взрослой женщины.

Джордан не мог отрицать того, что с сегодняшнего дня Жоли стала ему ближе. Может быть, он даже влюблен в нее. Эта мысль, вдруг мелькнувшая в голове, необыкновенно поразила его. Неужели эта девушка, почти девочка, способна разбудить в нем такие чувства?!

Джордан пристально взглянул на Жоли, а затем с наигранной беспечностью произнес:

— Разумеется, крошка!

Но Жоли не так легко было провести. Что-то во взгляде Джордана подсказывало ей, что его отношение к ней изменилось. Отныне она стала частью его души и его жизни.

— Я так и знала, — хитро улыбнувшись, кивнула Жоли.

Джордан невольно вздохнул. Ну и ситуация, черт побери! Несомненно, Жоли не такая, как все женщины, с которыми ему до сих пор приходилось иметь дело. Бросить ее, как это он делал со своими прежними женщинами, будет нелегко. Он сам никогда себе этого не простит. Может быть, потому, что он был у Жоли первым мужчиной, Джордану не хотелось наносить ей первые душевные раны. Но и связывать себя на всю жизнь ему тоже не хотелось. Что делать в этой ситуации, Джордан пока не знал.

41
{"b":"4637","o":1}