ЛитМир - Электронная Библиотека

Трейс потер ладонью длинную щетину.

— Да. Без нее я буду просто светиться респектабельностью.

— Думаю, никто из нас не доживет до этого дня. А теперь ты нарисуй меня. — Бетани протянула ему лист бумаги.

Трейс усмехнулся, взял мелок из набора и начал быстро рисовать. Когда он вручил ей рисунок, Бетани не могла удержаться от смеха: Трейс нарисовал фигуру в брюках, с длинными волосами, огромным бюстом и вилами в руках.

— Это спутница черта, — пошутил он. — Хочешь быть моей спутницей?

— Хочу, если ты не против, — прошептала она, не веря своим ушам.

Неужели он говорит серьезно? Трейс взял из ее рук рисунок и положил его в альбом. Его глаза жадно скользнули по ее лицу. Прочитав в ее взгляде вопрос, он вздрогнул. Трейс не был уверен, что сможет дать Бетани то, чего она ждала от него. Он не знал, способен ли на это. Такая женщина, как Бетани Брейсфилд, заслуживала не просто постельных отношений; она заслуживала уважения. Мог ли он дать ей его?

— Бетани, — начал Трейс, но ему не дали договорить громкие крики Броуди.

Мужчина бежал к ним, размахивая золотыми предметами, которые держал в руках. Глаза Броуди горели безумным огнем.

— Господи! Там его целые горы! До самого потолка… — Трейс тут же направился к нему:

— Броуди, прежде чем набивать карманы, покажи все профессору, чтобы он составил опись.

— Опись? — рассмеялся тот. — Да, Тейлор, пусть пишет. Это теперь не важно. Там столько золота, что можно купить всю Южную Америку!

Броуди увлек Трейса, Брейсфилда и других участников экспедиции за собой в храм. Вход в виде арки укрывали лианы, некоторые из которых были толще человеческой руки. Раньше здесь была деревянная дверь, но время и влажный климат не оставили от нее ни следа. Все вошли в помещение с высоким потолком, выглядевшее чисто прибранным, словно ожидавшим, чтобы его обнаружили.

Вдоль белых гранитных стен высились горы предметов из золота, разложенных на шерстяных одеялах. Скульптуры, чаши, тарелки, ритуальные кубки, вазы, фигурки людей и животных — все это было сделано из золота. Некоторые предметы украшали драгоценные камни. Бетани вспомнила легенду, рассказывавшую, что испанцы велели доставить им золото в обмен на одного из вождей инков. Индейцы выполнили требование, но испанцы требовали еще и еще, пока все золото племени не было отдано алчным захватчикам. После этого конкистадоры казнили вождя. Бетани почувствовала, как ее обдало холодом, словно мимо пролетел ангел смерти.

— Папа, — прошептала она, — неужели все это могло сохраниться здесь несколько сотен лет?

Но профессор Брейсфилд не был способен мыслить логически. В полнейшем восторге он опустился на колени и принялся перебирать один предмет за другим, каждый раз что-то отмечая в блокноте. Броуди, Рейган и перуанские офицеры копались в золоте, выбирая то, что, на их взгляд, было наиболее ценным.

— Ситуация может стать непредсказуемой, — мрачно заметил Трейс, когда Бетани повернулась к нему. — Такое количество золота может привести к беде. Посмотри на них. Могу спорить, что они думают не об археологии, а только о том, сколько весит та или иная безделушка.

Это было правдой, Бетани видела алчный блеск в глазах мужчин.

— Что мы можем сделать? Папа тоже ведет себя как сумасшедший, но по другой причине.

— Мы, — Трейс выделил это слово, — ничего не должны делать. Пойдем отсюда, — сказал он и, взяв ее за руку, потащил прочь из храма. — Найди Сантоса и скажи ему, что я жду его здесь. Потом отойди в какое-нибудь укромное место и жди, пока я не наведу порядок.

— Разве ты справишься один? Тебя могут убить! — Бетани не знала, волноваться ей или возмущаться.

— Не беспокойся обо мне, — улыбнулся Трейс. — Думаю, я справлюсь с Броуди и Рейганом, а офицеры не посмеют выступить против меня. Твой отец вообще ничего не заметит, особенно если мы обойдемся без выстрелов. А теперь иди.

Бетани разыскала Сантоса и второго носильщика, оставшегося с экспедицией. Индеец внимательно выслушал ее и кивнул головой.

— Я пойду к нему, — сказал он по-испански с сильным акцентом. — А ты оставайся с Артегой. Он будет охранять тебя.

Бетани подчинилась. Замирая от страха за жизнь Трейса, она ждала, когда начнется стрельба. Однако вокруг было очень тихо, слышался только птичий щебет. Не прошло и нескольких минут, как она увидела, что из-за груды камней показалась фигура Трейса.

— Трейс! — Бетани бросилась к нему. Она заметила, что из уголка его губ стекает тонкая струйка крови. — Ты ранен! — ахнула она.

— Не так сильно, чтобы стоило волноваться, — сказал он и вытер кровь рукавом.

— Что произошло? Как ты смог обойтись без единого выстрела?

Последний вопрос явно развеселил Трейса.

— Бетани, ты становишься кровожадной. — Он шутливо покачал головой. — Мне пришлось схватиться с Рейганом, но рядом со мной был хорошо вооруженный Сантос. Рейган и Броуди не любят открытые схватки. Они предпочитают стрелять в спину… Ладно, не обращай внимания, — добавил он, заметив ужас в ее глазах. — В конце концов, мы уговорили их составить опись всех вещей, которые они хотят унести.

— Значит, все улажено?

— На какое-то время да, но нам еще предстоит обратный путь. Я не доверяю людям Бентуорта. Они всегда создают проблемы.

Бетани поняла, о чем он думал. Бентуорт нанял двух нечистых на руку бродяг. Теперь, когда многие носильщики сбежали, оставшиеся члены экспедиции находились в сложном положении. У Бетани появилось нехорошее предчувствие.

— А где папа?

— Все еще считает и восторгается. — Трейс провел рукой по волосам. — Думаю, он даже не заметил, что мы дрались. Его мысли поглощены только одним.

— Он всегда такой.

Их взгляды встретились.

— А его дочь? — спросил Трейс. — Она тоже готова на все ради выбранной цели?

— Только если цель стоит того, — усмехнулась Бетани, чувствуя, что у нее сжимается сердце.

— Ясно.

Уголки губ Трейса изогнулись в улыбке, в глазах загорелись искры.

Бетани подвела его к заросшему бассейну и осторожно смыла с лица начавшую подсыхать кровь. Вокруг было очень тихо, лишь изредка вскрикивала какая-нибудь птица или из джунглей раздавался рев пантеры.

— Зловещее местечко, — заметил Трейс.

— Да, — согласилась Бетани. — Я представляла его несколько иначе. Мне казалось, что последнее пристанище вождей должно быть… не таким безнадежным.

— Наверное, когда-то оно и не было таким. — Трейс вытер лицо и слизнул языком каплю крови, снова выступившую на его губе. — Однако время на все наложило свой отпечаток. Но твой отец и Бентуорт все равно будут счастливы, как лисы, залезшие в курятник.

Бетани засмеялась над этим сравнением. Подумав о Спенсере Бентуорте и вспомнив о вражде между ним и Трейсом, она спросила:

— Трейс, почему вы с Бентуортом работаете вместе, хотя ненавидите друг друга?

Вопрос застал его врасплох, и он инстинктивно выругался.

— Говорят, — пожал он плечами, — что нужно держать друзей рядом с собой, а врагов еще ближе. Мне кажется, в этом есть здравый смысл.

— Но это не объясняет того, почему ты согласился стать проводником в экспедиции.

— Бетани, мне казалось, что мы уже все выяснили. Я хотел восстановить свое честное имя, и Бентуорт дал мне шанс. Вот и все.

Видя, как сузились глаза Трейса, Бетани решила прекратить свои расспросы.

— Похоже, тебе это удалось, — заключила она.

— Тогда покончим с вопросами, хорошо? — Бетани кивнула, не желая вступать в спор. Вечером все были в приподнятом настроении. Мужчины веселились и шутили друг с другом. Они разбили лагерь на центральной площади перед дворцом и даже пытались что-то приготовить на костре.

— На такой высоте вода не закипит, — сказал Трейс. — Я не собираюсь ужинать.

— Я тоже не голодна, — откликнулась Бетани. Она посмотрела на отца: тот что-то быстро писал при свете масляной лампы, его очки едва удерживались на кончике носа.

— Папа ничего не будет есть в таком состоянии, — вздохнула Бетани. — Боюсь, к концу экспедиции от него останутся кожа да кости.

39
{"b":"4638","o":1}