1
2
3
...
55
56
57
...
61

— Землетрясение! — простонал Трейс. — И именно сейчас!

Громкий рокот свидетельствовал о том, что с гор начали сходить оползни.

— Поспешим, — еле слышно сказал Трейс, — иначе нас накроет оползень.

Он пытался найти тропу, но, очевидно, землетрясение разрушило ее. Через некоторое время Трейс остановился. Пульсирующая боль мешала ему думать.

— Нам нужно найти другую дорогу, — сказал он. Его волосы намокли и прилипли ко лбу и щекам, а глаза горели лихорадочным огнем.

— Мы заблудились? — спросила Бетани.

— Нет, это дорога заблудилась, — попытался пошутить он.

Впереди зеленели опасные джунгли, сзади возвышались негостеприимные горы. Страх острым ножом пронзил Бетани. О, хоть бы кончился этот дождь!

Они прошли еще немного, и Трейс снова остановился. Его губы побелели, на щеках залегли глубокие тени.

— Нужно найти место для ночлега, — сказал он. — А завтра мы подумаем о возвращении домой.

Они принялись искать какое-нибудь укрытие, но начало быстро темнеть, и выбирать им уже не приходилось.

— Это подойдет, — сказал Трейс, залезая под небольшой каменный выступ. — Я не могу идти дальше.

Мокрая и дрожащая от холода Бетани легла рядом с ним. С собой у них было несколько спичек, несколько динамитных шашек, нож и четыре заряженных пистолета. Ни воды, ни еды, ни одеял. Не приходилось сомневаться, что им предстояла чертовски трудная дорога в Куско.

Ночь тянулась бесконечно. Было слишком темно для того, чтобы пытаться вытащить пулю. Бетани чувствовала, что тело Трейса становилось горячее с каждым часом. У него началась лихорадка, он был почти без сознания. Бетани прислушивалась к каждому шороху и старалась не поддаваться страху, но ей это плохо удавалось. Если Трейс умрет, ей не выжить одной в джунглях.

Но если он умрет, подумала она, то ей и не захочется выживать.

— Пей. — Бетани протянула ему чашку горячей воды. Он удивленно заморгал.

— Вода? Откуда? И как ты ее нагрела?

— Я отыскала ручей, и согрела воду на костре. — Она показала на тлеющие угли. — Было очень трудно найти сухое дерево.

— Не сомневаюсь. Как же тебе удалось?

— Я сожгла мои панталоны, — честно призналась Бетани. — Это была единственная сухая вещь, которую я обнаружила. Завернула в них несколько веток и подожгла. У меня получилось.

Трейс тихо рассмеялся:

— А что ты будешь делать, когда у тебя кончится нижнее белье?

Она не ответила.

— Трейс, нужно вынуть пулю.

— Да.

— Но я не знаю как. Научи меня.

Он кивнул.

— Сначала тебе нужно найти листья коки. Они помогут уменьшить боль.

— Но я видела их только в котелке с кипятком! Как они выглядят? Это дерево или куст?

Трейс слегка приподнялся и посмотрел на растущие поблизости деревья. В этом влажном месте должна расти кока.

— Это куст, — сказал он. — Листья длинные и овальные. Нужно выдавить из них сок прямо в рану.

Немного поколебавшись, Бетани взяла нож, пистолет и отправилась на поиски. Ей пришлось изрядно побродить по джунглям, но она нашла то, что искала. Набрав целую охапку листьев, она вернулась к Трейсу.

К счастью, пуля не раздробила кость, а застряла в мышце. Бетани взмокла от страха и волнения, вытаскивая ее.

— Хорошая работа, принцесса, — сказал Трейс, когда все было кончено, и закрыл глаза.

Бетани вымыла руки, оторвала кусок своей ночной рубашки и кое-как перевязала рану Трейса. Он не стонал, когда она переворачивала его. Бетани не знала, потерял ли он сознание, или на него подействовала кока.

Вдруг Трейс открыл один глаз и слабо улыбнулся.

— Вот уж никогда не думал, что буду носить кружева, — сказал он, и Бетани расхохоталась от счастья и облегчения.

Затем Трейс задремал. Бетани собрала немного хвороста для костра, выпила теплой воды, чтобы заглушить голод, и легла рядом с ним. Она так устала, что не могла ни о чем думать. У них была вода, Трейс был жив, а все остальное не имело никакого значения. Через минуту ее глаза закрылись, и она заснула.

Глава 28

— Я не буду есть живых муравьев! — фыркнула Бетани.

— А я думал, что ты голодна, — усмехнулся Трейс.

— Да, но не настолько!

— Они вкусные и хрустящие. Некоторые считают их деликатесом.

— Только не я!

Его темная бровь вопросительно изогнулась.

— Значит, о яйцах игуаны и личинках можно даже не говорить?

Бетани передернуло при упоминании этих «деликатесов».

— Ни за что!

Трейс заворочался на ложе из папоротника и листьев, которое приготовила ему Бетани, и спросил:

— Ты умеешь охотиться или ловить рыбу?

— Гораздо лучше, чем собирать яйца игуаны и личинки! — выпалила она.

Но когда Трейс вручил ей пистолет, Бетани во второй раз собралась было признаться, что она в жизни не сделала ни одного выстрела. Однако мысль о том, что тогда ей придется есть живых муравьев, удержала ее от этого. Может быть, ей попадется такой зверь, которого будет не жалко пристрелить?

В конце концов им пришлось поужинать дикими орехами и ягодами, которые собрала Бетани.

— Не могу поверить, что ты не сумела подстрелить хотя бы какую-нибудь птицу, — недовольно проворчал Трейс, отправляя в рот горсть орехов. — Кстати, в джунглях половина всех ягод ядовитые.

— Слава Богу, ты выбрал правильную половину. Бетани радовало его ворчание. Это означало, что он поправляется, рана его постепенно затягивалась. Возможно, через несколько дней Трейс окрепнет, и они смогут двинуться в путь.

Она внимательно вгляделась в его похудевшее лицо. Под глазами залегли темные круги, однако кожа снова приобрела нормальный цвет.

— Что на десерт? — спросил он. Бетани показала ему язык.

— Тебе — ничего. Ты не работал, а только жаловался и ворчал.

— А как же секс?

Бетани испуганно посмотрела на него:

— Это убьет тебя!

— Не переоценивай свои способности, — засмеялся Трейс и привлек ее к себе. — Может быть, это наш последний шанс…

— Я уже слышала эти слова. Может, придумаешь что-нибудь новенькое?

— А разве в прошлый раз эти слова не помогли?

— Ну… да.

— Так зачем их менять? Бетани, иди ко мне, — позвал он, чувствуя ее сопротивление. — Если хочешь, можешь все делать сама.

Она рассмеялась, и желание Трейса стало еще сильнее. Он был слаб, но не настолько, чтобы не возбудиться. Стоило Бетани коснуться его, как он чувствовал напряжение своей плоти. Он не мог спокойно смотреть на ее груди, обтянутые тонкой тканью рубашки. Это было непереносимо. Лучше умереть от секса, чем от лихорадки. Далеко не самая худшая смерть.

— Неужели ты готов поступиться своими мужскими привилегиями? — игриво спросила Бетани.

Рука Трейса проникла под ее рубашку и начала ласкать грудь.

— Меня легко уговорить, — прошептал он, откидываясь на спину.

В Бетани боролись страх за Трейса и ее собственные желания. Она колебалась, но когда Трейс начал нетерпеливо расстегивать пуговицы, чтобы снять с нее рубашку, Бетани поняла, что не сможет устоять.

— Трейс, твоя рана может начать кровоточить, — на всякий случай предупредила она, но он даже не услышал ее слов.

Он притянул ее к себе, чтобы дотронуться губами до ее сосков. У Бетани перехватило дыхание: прикосновение его заросшей щетиной кожи возбуждало ее с такой силой, что она закрыла глаза и тихо застонала.

Штаны Трейса были расстегнуты. Днем раньше Бетани обтерла его губкой из травы, но тогда его сил хватило лишь на то, чтобы отпустить пару шуток. Его состояние заметно улучшилось за прошедшие сутки. Сейчас Бетани, стянув с Трейса штаны, с любопытством уставилась на доказательство его сильнейшего желания.

— Не останавливайся, принцесса, — сказал он.

Она быстро сбросила остатки одежды и осторожно опустилась на Трейса. Когда ее шелковистые бедра заскользили по его телу, Трейс, не обращая внимания на боль в плече, подхватил Бетани обеими руками, направляя ее движения.

56
{"b":"4638","o":1}