ЛитМир - Электронная Библиотека

Пытаясь успокоить внезапно возникшую внутреннюю дрожь, Бетани решительно направилась прямо к проводнику.

— Мистер Тейлор, — обратилась она к Трейсу, когда тот закончил разговор с индейцем, — могу я поговорить с вами?

Тейлор посмотрел на нее и приподнял одну бровь, заметив, как она нервно поправляет на переносице свои очки.

— Все зависит от того, о чем вы собираетесь говорить, мисс Брейсфилд.

— Я понимаю, — начала она, — что вы против участия женщины в экспедиции. Но мне хочется заверить вас, что я не из тех, кто будет, как вы говорите, ныть у вас за спиной. Я вполне способна справляться с трудностями.

Его губы изобразили подобие улыбки.

— Мисс Брейсфилд, я понял, что вы достаточно настойчивы, и готов дать вам шанс. Что-то еще?

Чувствуя, как ее горло сжимает спазм, Бетани немного помолчала, а затем ответила, стараясь быть вежливой:

— Нет, мистер Тейлор. Просто я бы предпочла, чтобы между нами была полная ясность. Не хотелось бы отправляться в дальний путь в обществе человека, который только и будет ждать, когда я оступлюсь.

— О, об этом можете не беспокоиться. — Тейлор сделал знак одному из индейских носильщиков и добавил: — Я ценю вашу попытку развеять непонимание между нами, но, повторяю, мне вся эта затея не нравится. Бентуорт не возражает против вашего участия, значит, вы можете ехать. Только не ждите, что я буду делать вам поблажки.

— Мне и в голову не приходило рассчитывать на поблажки, — возмутилась Бетани. — Можете не волноваться, я вполне независимая женщина и могу обойтись без вашей помощи!

— Буду вам весьма признателен, — ответил Тейлор и тут же рассмеялся, потому что Бетани развернулась так резко, что запуталась в веревках, разбросанных по полу, и едва сумела удержать равновесие. Ее очки упали на пол, прямо к ногам Тейлора.

Он поднял их и тихо спросил:

— Ваша независимость не помешает вам принять мою помощь в данной ситуации?

— Пошли вы к черту! — в сердцах бросила Бетани, выхватывая очки из его руки.

Она быстро отошла, стараясь держаться как можно более прямо. Надо же было ей споткнуться сразу после того, как она сказала ему, что сама может позаботиться о себе!

— Мне не нравится этот человек, — сообщила она отцу, но профессор Брейсфилд увлеченно перебирал новые скребки и совочки для раскопок и лишь промычал в ответ нечто невнятное.

— Конечно, никому нет до этого дела, — продолжала Бетани, — но я всерьез подумываю о том, чтобы сбежать на Амазонку и присоединиться к воинственным племенам женщин, которые вооружены мечами, скачут верхом с обнаженной грудью и берут в плен всех встречающихся на их пути мужчин.

— Да, конечно, — не поднимая головы, ответил ей профессор. — Это очень мило.

— А потом, — воодушевленно вещала Бетани, — я переплавлю в слитки все золотые находки, которые ты обнаружишь, и не оставлю ни одного свидетельства культуры инков!

— А? Что ты сказала? — тут же посмотрел на нее профессор. — Что-то об инках и золотых находках?

Бетани ужасно хотелось изо всех сил топнуть ногой, но она не сделала этого, посчитав подобное проявление эмоций не соответствующим ее возрасту.

— Ничего, папа, — только вздохнула она. — Надеюсь, ты соберешь достаточное количество находок, чтобы оправдать нашу экспедицию.

— Моя дорогая девочка, — ласково улыбнулся Брейсфилд, — даже одна-единственная находка полностью оправдает все усилия, затраченные на нашу экспедицию! Я всю жизнь изучаю прошлое, но только теперь вплотную приблизился к настоящему открытию. О да, Бетани, даже одна находка станет для меня настоящим сокровищем!

Глядя на отца, лицо которого светилось искренней радостью, Бетани почувствовала, что все ее опасения в отношении Трейса Тейлора отходят на второй план. Отец был готов на все ради обнаружения древнего города, и она будет оказывать ему всяческую поддержку. Конечно, временами ей хотелось получать от него больше внимания и заботы, но он и так делал все, что мог. Мужчине нелегко воспитывать дочь одному, без жены.

— Мы отправимся в путь завтра утром, — сказала она, и отец с готовностью кивнул.

— Из Лимы мы пройдем по древней дороге инков, ведущей в Куско! Бетани, только представь себе, по этой дороге путешествовали правители прошлого! Мне кажется, я могу видеть этих гордых людей, которых слуги несут на золотых тронах, задрапированных покрывалами из шерсти ламы. Какая величественная картина!

— Если бы у меня были мои краски или мелки, я могла бы делать зарисовки, но, думаю, нашего фотографического оборудования будет вполне достаточно, — сказала Бетани, и профессор рассеянно кивнул.

— Да, дорогая, конечно. Инки не оставили письменных свидетельств своей цивилизации, только рисунки на керамике и других произведениях искусства. — Он с сожалением вздохнул. — Как жаль, что они не записали свою историю!

— Насколько я понимаю, ты имеешь в виду великих инков, — уточнила Бетани.

— Да, конечно! Великие инки были королями и правили нацией, вернее, огромной империей. Их считали посланниками богов. Многие представители знати тоже назывались инками, но реальной властью обладал только один человек — Великий вождь инков. Остальной народ был призван служить ему, сыну солнца. Если бы правление инков было более демократично, испанцы никогда не завоевали бы эту страну.

— Возможно, ты прав, — согласилась Бетани, — но тогда, в шестнадцатом веке, испанцы правили миром. Они были владыками морей и суши. Мало кто обладал таким же совершенным оружием, как они, и мог противостоять им.

— Совершенно справедливо, — кивнул Брейсфилд.

Это была его излюбленная тема. Бетани прочитала о древних цивилизациях достаточно много, чтобы поддерживать разговор с отцом и понимать, о чем он говорит. Однако, когда он углублялся в детали, чаще всего ей оставалось только слушать.

Теперь он пустился в пространный анализ развалин древних построек майя и ацтеков в Мексике, которые имели некоторые общие черты с постройками инков, а Бетани снова переключила свое внимание на Трейса Тейлора.

Она увидела, что проводник опять беседует с носильщиком, на этот раз с индейцем невысокого роста в широкополой шляпе и пестрой шерстяной накидке. На лице Трейса было написано искреннее дружелюбие. Почему он проявляет такое пренебрежение к ней и ее отцу? Может быть, ему не нравится сама идея экспедиции? Или он настолько против участия в ней дочери профессора? Подбородок Бетани решительно поднялся вверх. Она докажет ему, что женщины могут быть не менее выносливыми, чем мужчины!

Глава 5

Даже самая изощренная фантазия не могла бы создать столь ужасных и трудных для преодоления гор, какие пришлось штурмовать Бетани. Начало путешествия было довольно спокойным. Они не спеша двинулись по узким улочками Лимы, затем выехали на равнину, покрытую редкими цветами герани и алтея. Дорога вилась вдоль берега реки Римак, давшей первоначальное имя самому городу. На местном наречии «римак» означало «тот, кто говорит». Постепенно название превратилось в «Лима» и закрепилось за столицей, основанной испанцами после покорения великого Манко Инка.

— Мы ищем последнее пристанище последнего вождя Манко Инка, — заметил Бентуорт, когда начался медленный подъем в гору. — Говорят, он сбежал туда от испанцев, чтобы сохранить свою власть.

— Он не был последним вождем, — уточнил профессор Брейсфилд. — После него были и другие, но Манко Инка действительно был последним из самых могущественных.

— Да, да, совершенно с вами согласен.

Никто не поддержал их разговора. Бетани прислушивалась к мерному постукиванию копыт мулов по каменистой дороге. Неожиданно послышались звуки кирки, бьющей по камню.

— Железная дорога, — пояснил Бентуорт, махнув рукой вперед.

— Как удобно, Бентуорт, — воскликнул профессор. — И когда она будет закончена?

Бентуорт засмеялся и рассказал, что дорогу начали строить в 1879 году и собираются закончить к началу следующего века.

7
{"b":"4638","o":1}