ЛитМир - Электронная Библиотека

На обычно безмятежном лице Эшворта появилось жесткое выражение.

— Уверяю вас, мистер Бинго, если бы они так поступили, то обнаружили бы, что со мной нелегко иметь дело. Я далеко не такой мягкий человек, каким кажусь.

Бинго жизнерадостно загоготал:

— Вот и хорошо! Эта страна для настоящих мужчин, а не для хлюпиков.

— Да. Жаль, что место, куда мы едем, бывает доступно только в определенное время года. Время работает против нас. Если бы не это, я бы взял с собой Стефани, а не оставил ее в ожидании надежной карты. Она намеревалась присоединиться ко мне. Но теперь я увидел, какая здесь суровая местность, и согласился, что ей лучше оставаться в Нью-Йорке. — Джулиан тихо добавил: — Это будет первая экспедиция за долгое время, которую Стефани пропустит. Как она разозлится!

— Конечно, это не мое дело, мистер Эшворт, но с какой стати вы вздумали тащить с собой девушку? От нее проку не больше, чем от годовалой овцы… — Старик замолчал, услышав смех Эшворта.

— Стефани? О ней можете не беспокоиться, мистер Бинго! Мы планировали, что она должна выехать на этой неделе. Стефани придет в ярость, когда получит мою телеграмму. Я уже выслал ей оригинал карты, но это было до нашей с вами встречи. У нее разыгрался аппетит, но ей придется остаться в Нью-Йорке.

Джулиан стряхнул пылинку со шляпы — Бинго уже заметил, что это уловка, чтобы дать себе время подумать. Высокий светловолосый приезжий с Востока улыбнулся, наполнив Бинго хитрого рыжего кота.

— Телеграмма была отличным поводом избавиться от Хантли и Бейтса, как вы думаете, мистер Бинго?

— Бинго, просто Бинго. Здесь не до формальностей.

— Отлично, Бинго. Поехали?

Когда Джулиан Эшворт и его новый проводник заново седлали лошадей, чтобы последовать за небольшой группой индейцев, Хантли и Бейтс подъехали к форту Дифайенс. Спешились перед офицерским клубом, в котором размещался салун.

Гремя шпорами, они прошагали по скрипящим доскам тротуара к террасе. Под длинными плащами прятались револьверы, висевшие на поясе. Хантли ногой толкнул дверь салуна, и они вошли в прохладный зал.

— Я готов прополоскать горло от этой проклятой пыли, но ты не слишком напивайся, Бейтс, — сказал Хантли компаньону. — Мне не нравится, что мы оставили Эшворта у Хаббела. Его нельзя выпускать из виду надолго. Он может передумать.

— Ну нет, — решительно возразил Бейтс. — Кого еще он сейчас найдет в проводники? К тому же я не собираюсь так быстро отказываться от золота. А ты?

Хантли подозвал буфетчика, одетого в униформу, и заказал два виски.

— Нет, Бейтс, я не позволю легкому золоту утечь между пальцами. Вот поэтому и хочу, чтобы ты какое-то время оставался трезвым. Эшворт понятия не имеет, что мы все знаем про индейское золото. Думает, мы поверили в его дурацкую историю про развалины, где полно фигурок и битых горшков. Он не знает, что я потолковал с тем старым индейцем, у которого он купил карту, и… убедил его рассказать, что ищет Эшворт. Старый пьяный дурак ничего не мог рассказать про карту, хотя я чуть руку не расшиб о его твердую башку, но мы получили кое-что получше — самого Эшворта. — Хантли усмехнулся. — Мы собираемся разбогатеть, Бейтс, и поэтому осечки быть не должно.

Опустели два стакана виски, потом еще два. Хантли сказал:

— Я пойду на почту отправить телеграмму дочери старика, а ты пока отнеси это письмо лейтенанту Бакнеру и найди, где ночевать.

Бейтс кивнул:

— Жаль, что девушка не приедет. Я не прочь посмотреть на приличную женщину.

Он расправил плечи, поглубже надвинул на лоб шляпу, дернув ее, повернулся и наступил ногой в медную плевательницу. Споткнувшись, Бейтс уткнулся лбом в барную стойку, отшатнулся, толкнул спиной стол, и сидевшие за ним солдаты осыпали его бранью. Шляпа закрывала ему глаза, он, ничего не видя, двинулся вперед, и только Хантли, перехвативший его, помешал ему врезаться в следующий стол. Хантли заставил приятеля выпрямиться и снял с его сапога плевательницу.

— Дурак! Идиот!

— О, да это Хантли! И Бейтс… — К ним подскочил молодой лейтенант. — Что вы здесь делаете? Почему так быстро вернулись? Где Эшворт?

— Он у Хаббела собирает провиант, лейтенант Бакнер, — ответил Хантли. — Мы принесли от него письмо. Он сказал, что это важно.

— О чем там говорится? — Бакнер взял у Бейтса смятое письмо, которое тот достал из большого кармана плаща.

— Откуда нам знать? Мы не вскрываем чужие письма, — осклабился Бейтс. — К тому же мы оба не умеем читать. Что там? — Он бочком придвинулся к лейтенанту и постарался заглянуть ему через плечо.

Бакнер посмотрел на парочку, и лицо его огорченно вытянулось. Перед ним стояла неприятная задача, и он поспешил с ней разделаться:

— В письме велено заплатить вам за то немногое, что вы сделали, и отпустить. Эшворт нашел другого проводника.

— Что? — Хантли выхватил письмо из рук Бакнера. — Я не верю! Кого этот ублюдок успел найти?! — От злости он покраснел и уставился в непостижимые слова, скомкал лист и швырнул его на пыльный пол. — Чертов франт! Он хочет пуститься в дурацкую погоню за призраками вместо важного дела, вот и все!

— Что ты имеешь в виду? — полюбопытствовал лейтенант. — Что ищет Эшворт? Мне он только сообщил, что купил старинную карту…

Бейтс открыл было рот, но Хантли с силой наступил ему на ногу. Чтобы отвлечь внимание лейтенанта от воплей Бейтса, Хантли кашлянул и заискивающе улыбнулся:

— Нам он тоже мало что рассказывал, лейтенант. Все больше про какие-то старинные наконечники для стрел тысячелетней давности да разбитые горшки. Вот и все… А теперь насчет денег, которые Эшворт велел нам выдать…

— Ты с чего это отдавил мне ногу? — заныл Бейтс, когда лейтенант отошел. — Больно же, черт побери!

— Когда тебя повесят, будет еще больнее! — выпалил Хантли.

— Повесят? Меня? — Голос Бейтса взлетел на две октавы. — Тише, горлопан! Тебя, тебя. — За что? Я ничего не сделал…

— Не за то, что ты сделал, а за то, что чуть не натворил. Алви, мы не должны упустить Эшворта! Я что-нибудь придумаю, вот увидишь!

У Бейтса отвисла челюсть.

— Ух ты! Уж и не знаю… я к этому не готов…

— Заткнись! Я кое-что придумал. — Хантли ткнул пальцем в бумажку с текстом телеграммы. — Алви, я не стану отсылать ее. Вдруг дочке Эшворта понравится в Аризоне? И может быть, Эшворт захочет поделиться с нами золотишком, чтобы снова ее увидеть…

Глава 2

— Стефани, неужели ты действительно собираешься ехать?

Стефани Эшворт захлопнула тяжелую крышку дорогого кожаного чемодана с наклейками из Франции, Англии, Африки и Китая. Осталась щель не меньше дюйма, из которой торчала одежда.

— Клодия, пожалуйста, помоги закрыть чемодан, — взмолилась Стефани. Расстроенная пожилая женщина нерешительно смотрела на высокую стройную красавицу, которая с детства была на ее попечении. Сейчас на крышке чемодана, окованного медью, восседала уже не упрямая девочка, а решительная молодая женщина.

— Стефани, ты совершаешь ужасную ошибку. Где это видано, чтобы юная леди в одиночку бродила по диким местам? — Голос Клодии зазвенел от ужаса, она беспокойно ломала руки. — Твой отец прекрасно справится без тебя, ты там не нужна…

Стефани бросила на нее свирепый взгляд:

— Конечно, справится. Но я хочу быть с ним, нужна я ему или нет. Повзрослев, я ходила с ним во все экспедиции, ты об этом прекрасно знаешь. Почему в этот раз все должно быть по-другому? — Она погладила Клодию по плечу. — Отец нанял двух компетентных проводников, все приготовления сделаны. Мы предполагали, что я подожду две недели, пока он уговорит вождя отдать ему старинную карту, о которой рассказывал мистер Джексон. Но сегодня с утренней почтой пришла копия той карты, которую он прислал домой на сохранение, так что я уже отстаю от графика. — Стефани откинула с лица прядь волос пепельного цвета и сморщила аристократический носик. — Наверное, он отсылал пакет в спешке, при нем нет записки. Но в последнем письме говорилось, что он живет в соседней фактории, там удобнее, чем в форте Дифайенс, хотя и не так безопасно. Аллан утверждает, что сейчас среди индейцев волнения, и отговаривает ехать…

2
{"b":"4639","o":1}