ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вы удивитесь…

— Уж конечно…

— …если я вам скажу, как много змей и скорпионов кроется в домах, где попрохладнее. В этом году их особенно много, — невинно сказал Корделл. Стефани задушила бы его, если бы не сдавленный смех Клодии.

— Может, присядете? — Господи, какой невозможный человек! — А теперь о нашем соглашении…

— Пятьсот долларов, деньги вперед. — Стефани отшатнулась, когда Корделл обвел рукой комнату, в которой уже чувствовалось прикосновение женской руки. — Как приятно видеть развешанные женские вещи…

Клодия поспешила сорвать чулки, которые постирала и повесила сушиться на стропилах, а Стефани свирепо посмотрела на Корделла, который откинулся на стуле, водрузив ноги на стол.

— Я знаю, чего вы добиваетесь, но у вас ничего не выйдет. — Она скрестила руки на груди, стараясь обуздать свой нрав. — Предлагаю пятьсот долларов — половина сейчас, половина, когда работа будет сделана. И то, что я женщина и меня можно смутить грубостью, не означает, что я позволю вам втянуть себя в нежелательное соглашение.

— Восхитительно, мисс Эшворт. — Райан выпустил клуб дыма и полюбовался им. — Четыреста пятьдесят сейчас и пятьдесят, когда найдем старика.

— Надо быть идиоткой…

— Я никогда не мешаю личное мнение с делами…

— …чтобы даже выслушивать такую чушь! — Стефани на мгновение закрыла глаза. — Хорошо. Триста сейчас и двести после того, как найдем моего отца.

Он вскинул брови, обдумывая предложение.

— По-моему, вы стараетесь получить выгоду за счет удачи другого, — сказал он наконец. — С вами трудно иметь дело, мисс Эшворт.

— Итак, вы согласны?

— Я этого не говорил…

— Ну так решайтесь, ради Бога! — взорвалась она. — Ожидание затягивается дольше, чем я могу выдержать, и мне надоело впустую тратить время!

— Ну ладно. Триста сейчас, двести пятьдесят, когда найдем… вашего отца. — Райан встал и протянул руку: — По рукам?

— Подождите, я не так говорила.

— Я слышал, что вы сказали — триста сейчас, мисс Эшворт. Будьте внимательнее, когда заключаете сделку…

— Я сказала триста, но не говорила двести пятьдесят. Двести, мистер Корделл. И точка, подписываем соглашение.

— Вот это да! — Корделл посерьезнел. — Я никогда ни под чем не подписываюсь, леди. Подумайте получше.

— О, ведь это всего лишь клочок бумаги, где говорится, что вы согласны проводить меня к отцу.

— Забудем. Я не подписываю никаких бумаг.

— Тогда я найду кого-нибудь другого…

— Вперед. — Он бросил сигару на пол и раздавил сапогом. — Счастливо оставаться, мисс Эшворт, мисс Тремейн. — Он повернулся, и Стефани поняла, что он в самом деле уходит.

— Подождите! Мистер Корделл, вы знаете, что других проводников здесь нет и что я спешу. — Он остановился и посмотрел на нее, а она добавила: — Четыреста сейчас, сотня, когда дойдем, и подписанное соглашение.

— Что хорошего в проклятой бумажке, если нас убьют? Вам должно быть достаточно моего слова…

— Отец учил меня всегда настаивать на письменном соглашении, мистер Корделл. Разве ваш отец ничему не научил вас?

На какой-то момент Стефани показалось, что он сейчас развернется и исчезнет. Она не понимала, что такого сказала, из-за чего стоило так нервничать. Но Корделл холодно кивнул:

— Хорошо. Четыреста пятьдесят сейчас, сотня, когда приедем, и подписанное соглашение. Но это мое последнее слово!

— Идет.

Когда соглашение было подписано и дверь за Корделлом захлопнулась, Стефани плюхнулась на продавленный стул.

— Это была самая тяжелая сделка, которую мне приходилось заключать. Почему-то я чувствую, что еще пожалею о ней. — Она повернулась к Клодии, глаза у нее были большие и задумчивые. — В этом человеке есть что-то такое…

Глава 5

— Черта с два вы все это возьмете! — Серые глаза, похожие на грозовые тучи, сощурились. — Вы не на чаепитие едете, мисс Эшворт, и я не потащу ворох дамских штучек через чертову пустыню! — Он махнул рукой в сторону чемоданов и коробок, сложенных неподалеку. — Только то, что уместится на спине одного животного. Дошло?

— Мистер Корделл, — терпеливо начала Стефани, — вы не забыли, чье это чаепитие? Мое. И я намерена взять с собой все эти вещи.

Корделл швырнул непотушенную сигару на грязный пол офицерского клуба и сквозь зубы сказал:

— У вас деньги бешеные, мисс, их куда больше, чем ума…

— Перестаньте ругаться, пожалуйста…

— …но я не собираюсь умирать за четырнадцать пар кружевных панталон, которые вы потащите с собой. И не рассчитывайте!

За спиной Райана раздался смех, но Стефани постаралась сохранить невозмутимость. Она одарила осуждающим взглядом офицеров, сидевших за длинным столом в битком набитой комнате, где она наконец-то отыскала Райана. Они один задругам встали и вышли, оставив ее с Корделлом и барменом.

— В некоторых чемоданах лежит оборудование, которое мне потребуется, когда мы найдем отца. Его надо взять.

— Прекрасно. Заберем столько, сколько уместится на спине лошади или мула, но мое животное повезет только продукты и воду. А вы решайте, что для вас важнее. Если вы думаете, что мы можем нагрузить стадо вьючных животных и пройти по пустыне и горам, не привлекая нежелательного внимания, то через неделю будете носить перья в волосах. Какому-нибудь индейцу из тех, что рыщет поблизости, наверняка захочется получить свеженькую скво к себе в постель.

Стефани холодно заметила:

— Как всегда, вы находите убедительные доводы. Я постараюсь избавиться от чего-нибудь, оставлю только необходимое. Клодия мне поможет.

— Умница, завтра в четыре утра встретимся у входа. — Он поднял стакан, проглотил то, что там осталось, и предложил Стефани выпить.

— Обычно я не пью с теми, кого нанимаю, мистер Корделл.

— Я тоже. Для вас я делаю исключение, если позволите. — Не дожидаясь ее согласия, Райан заказал буфетчику стакан бренди для Стефани. — Высокий стакан, капрал, и налей доверху.

Он подал ей стакан, она взяла, удивляясь, почему позволяет себя дразнить.

— Так вы хотите пить или нет? — У Райана был такой же стакан, но с виски. Стефани не осмеливалась заглянуть внутрь, опасаясь того, что увидит. Кажется, в Аризоне ничто не может избежать вездесущей пыли, но, наверное, алкоголь убивает микробов?

Райан поднял стакан.

— Наконец-то! По маленькой… — Он внезапно остановился. — Извините, забылся, — сказал он, но Стефани была уверена, что он ни на секунду не забывался. — Может, хотите сказать тост, мисс Эшворт?

— Да, за успешное и короткое путешествие. — Стефани поднесла к губам стакан и не отрываясь выпила до дна. — Теперь ваша очередь, — сказал она. Райан вытаращенными глазами смотрел то на нее, то на опустевший стакан. — О, простите, вы тоже хотите сказать тост?

— Ваш был великолепен, мисс Эшворт. — Он опрокинул виски в рот. — Просто великолепен.

— Вот и отлично, увидимся завтра в четыре утра. Спокойной ночи, мистер Корделл.

После того как Стефани ушла, Корделл сказал буфетчику, следившему за ними широко раскрытыми глазами:

— Капрал Джексон, вот это женщина! И пошла!

— Да, — согласился буфетчик, — пошла без чьей-либо помощи.

Стефани была бы рада узнать, что произвела впечатление на Райана и буфетчика, но бренди под влиянием жары уже на полпути ударило ей в голову. Стефани ввалилась в комнату, напугав Клодию.

— Стефани! Что это… С тобой что-то случилось?

— Да, — простонала Стефани, цепляясь за ручку двери, — я вступила в мужское братство.

— Что ты хочешь этим сказать? — Клодия помогла ей добраться до кровати. — О чем ты говоришь, Стефани?

— Я постаралась произвести впечатление на Корделла и залпом выпила стакан бренди. — Стефани опрокинулась на спину и закрыла глаза. Комната с угрожающей скоростью завертелась, и Стефани вцепилась в одеяло, чтобы ее не сбросило на пол. На губах девушки блуждала улыбка. — Но я это сделала, Клодия! Видела бы ты его лицо. Ты бы гордилась мной…

9
{"b":"4639","o":1}