ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Украйна. А была ли Украина?
Леди и Некромант
Calendar Girl. Лучше быть, чем казаться (сборник)
Эпоха за эпохой. Путешествие в машине времени
Беглец/Бродяга
Охота на охотника
Частная жизнь знаменитости
Призрак со свастикой
Lykke. В поисках секретов самых счастливых людей

Она умолкла и отдала матерчатый сверток Заку.

— Это дал мне твой отец. Сказал, если он мне когда-нибудь понадобится, я должна буду показать этот сверток. Любой команчи, увидев его, проводит меня к нему. Возьми, может, он тебе пригодится.

Зак уехал той же ночью. Ярко светила полная луна, когда он рысью скакал по равнинам Техаса. Зак слышал, что такую луну называют луной команчи. Ну не ирония ли судьбы? Он считал, что в жизни есть некоторая справедливость.

Глава 1

Сирокко, Техас, 1871 год

Свадьба — веселье. Так, по крайней мере, казалось Деборе Гамильтон. И все же она устала на собственной свадьбе, через силу улыбалась и кивала всем собравшимся на большом свадебном приеме. Неудивительно, что Дебора устала. Подготовка к свадьбе шла несколько месяцев. Ею занимался отец.

На асиенде Веласкесов, где была устроена свадьба Деборы с наследником испанского состояния, присутствовали все важные персоны. Отец хотел показать им, как пошли в гору его дела, но сам на свадьбе не был. Дебору это нисколько не удивило. Она бросила взгляд на своего мужа Мигеля и попыталась улыбнуться.

Многие мужчины изрядно выпили, и ее жених не являлся исключением. Он едва держался на ногах, рассеянно глядя на танцующих. Дебора, подавила вздох. Ей и раньше приходилось иметь дело с пьяными мужчинами, но ни один из них не был ее мужем.

— Дон Мигель, — прошептала она, когда он покачнулся, и ей пришлось схватить его под руку, — может быть, вам стоит ненадолго присесть рядом со мной?

Его рот растянулся в ухмылке, когда он неуклюже обнял ее.

— Ты ждешь, не дождешься, чтобы лечь со мной, да? А я-то думал, мою бледную невестушку придется долго уговаривать.

Она содрогнулась от грубости, но сохранила вежливую заученную улыбку, когда его приятели покатились со смеху и стали отпускать непристойные шутки. Мигель был старше Деборы всего на три года, ему исполнилось двадцать три, и она считала, что ей повезло. Ее лучшая подруга из Натчеза вышла замуж за человека, старше ее на тридцать лет, но тоже считала, что ей повезло, потому что у него еще оставалось достаточно много зубов. После войны трудно было найти подходящего мужа.

Она длилась шесть лет, многие женщины овдовели. Дебора радовалась, что отец не выдал ее за некоего разорившегося джентльмена с безупречной родословной, но пустыми карманами. Разумеется, это было бы не в духе Джона Гамильтона. Он ценил деньги и те преимущества, которые они давали. К тому же фирма сможет расшириться за счет того, что одним из его вкладчиков станет Веласкес.

Ранчо Веласкесов протянулось на множество миль вдоль границы Техаса и Мексики. С 1847 года оно находилось в границах Техаса: из-за потери значительной части земель при заключении мирного договора южная граница теперь проходила по реке Рио-Гранде. Но и теперь можно было не беспокоиться о наследстве детей. Ранчо все еще оставалось огромным, Мигель сможет подать прошение на получение американского гражданства, как и любой из их детей, и это станет гарантией будущего ранчо Веласкесов. Военное положение было отменено в Техасе год назад, скоро закончатся годы борьбы с американским правительством.

У Деборы не было причин для недовольства. Мигель, разумеется, несколько грубоват, зато молод, красив и обходителен. А ведь все могло быть намного хуже, особенно для благовоспитанной молодой леди с Миссисипи.

Дебора взглянула на кузину Джудит, сопровождавшую ее в Техас. Джудит была бедной сиротой, но и она скоро найдет себе мужа. Джудит — хорошенькая, у нее светло-золотистые волосы и большие глаза, такие синие, как дикие цветы на холмах Техаса. Дебора молилась о том, чтобы переезд в Техас оказался для нее удачным.

Дебора слегка улыбнулась, увидев, что кузина флиртует с симпатичным молодым кабальеро, галантно склонившимся над ее рукой. Они с Джудит совершенно разные. Джудит полна энтузиазма и живости, в то время, как Дебора сдержанна и замкнута. Она пошла в мать, англичанку по происхождению. Даже выговор материнский — с легким налетом английского произношения, который Элизабет Гамильтон сохранила до конца дней. Аристократические манеры Деборы, как-то не вязались с копной ее золотисто-каштановых волос, унаследованных от отца, и карими глазами, светившимися озорством.

Она знала, что именно ее аристократизм привлек Мигеля Веласкеса. Вообще-то он должен был жениться на женщине своего круга, получившей строгое испанское воспитание: Мигель обнял Дебору и, наклонившись, шепнул ей что-то на ухо. От него пахло текилой, и она слегка отвернулась.

— Эта ночь опьяняет, возлюбленная моя, меня влечет к тебе все больше и больше. Давай спрячемся ненадолго.

Дебора испуганно взглянула на него. Она точно не знала, что происходит в брачную ночь. Никто ей не говорил. Знала лишь, что это нечто интимное, да и то из разговора слуг, который случайно подслушала. Однако голос ее не дрогнул, когда она ответила мужу:

— Гости могут обидеться, если мы их оставим, Мигель. Они с нетерпением ждут, когда мы начнем танцы.

Заиграла музыка, и разряженные гости закружились в танце по каменным изразцам огромного внутреннего двора, освещенного цветными фонарями.

— Перед традиционным танцем должен быть фейерверк, — мягко уговаривал Мигель.

В его темных глазах горел огонь страсти. И Дебора затрепетала.

— Мы скоро вернемся, и никто не узнает, чем мы с тобой занимались.

Мигель — ее муж. Если он настаивает, она должна подчиниться. Этому ее учили с самого детства.

Дебора не ожидала, что он поведет ее к темному амбару, сплошь увитому виноградными лозами, а не в их изысканную спальню.

— Дон Мигель… здесь? — в страхе пробормотала она, когда он остановился и привлек ее к себе.

Она думала, что служанка поможет ей раздеться, расчешет ее длинные волосы, перевяжет лентами. Дебора мечтала, как наденет восхитительную ночную рубашку, которую привезла из Натчеза. Но то, что происходило сейчас, было так убого, так унизительно.

— Да, — хрипло пробормотал он, прижав ее к стене амбара. И грубо потянул за корсаж ее изысканного наряда. — Здесь так же хорошо, как и везде, моя восхитительная жена. По крайней мере, нам не придется до бесконечности выслушивать комплименты и ждать, пока будут провозглашены все тосты, чтобы получить, наконец, удовольствие в постели.

Его руки нетерпеливо разрывали ее платье, украшенное причудливыми розами. Стиснув зубы, Дебора старалась не думать о том, что происходит.

Ее восхитительный наряд, осыпанный жемчугом и расшитый цветами из шелка, располагавшимися ярусами на юбке, был задран до талии. Мигель тихонько выругался по-испански, его движения становились все более грубыми и нетерпеливыми.

— Матерь Божия… все эти тряпки! Сними их немедленно.

— Но, Мигель…

Дебора задохнулась от изумления, когда он резко дернул шнурки, удерживавшие, у ее талии мягкие хлопковые панталоны, и она услышала треск рвущейся ткани.

Когда его рука обожгла нагую трепещущую плоть ее живота, Дебора закрыла глаза. Она почувствовала его губы на своих губах, он запрокинул ей голову, и у нее заболела шея. Ночной воздух обдал ее отпрянувшее тело, когда он стянул корсаж. Губы Мигеля оставили горячие влажные следы на ее коже.

Но самое худшее, она чувствовала, еще впереди. Мигель стал расстегивать брюки, дыхание его участилось. Дебора почувствовала горячее прикосновение его тела к своим бедрам и впилась в него ногтями.

— Мигель! Прекрати… ты должен немедленно прекратить, пожалуйста. Послушай, фейерверк уже начался. Нас будут искать, мы должны открыть танцы…

Он застонал.

— Погоди! Я слишком тороплюсь, а ты еще не готова. Давай я поцелую тебя.

Дебора подставила губы для поцелуя. В конце концов, поцелуй обычное дело между мужем и женой. Мигель еще крепче прижал ее к себе. Золотые пуговицы его жилета больно врезались ей в кожу, и она попыталась отстраниться.

Но Мигель не отпускал ее. Он прижался бедрами к ее бедрам, задрал ей юбку и нащупал мягкий треугольник между ее ног. Когда она вздрогнула, он возбудился еще больше. Не обращая внимания на вырвавшийся у нее крик, он скользнул пальцем в нежное лоно.

2
{"b":"4640","o":1}