ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Псион
Охота на охотника
Ведьма по ошибке
Дневник автоледи. Советы женщинам за рулем
Слишком далеко от правды
Приоритетная миссия
Всё, о чем мечтала
Русское сокровище Наполеона
Меня зовут Шейлок

— Сеньора Веласкес.

— Не думаю, что после нескольких часов, проведенных в браке с бедным Мигелем, вас следует называть его вдовой. Впрочем, как вам угодно. А почему, собственно, мне не называть вас Деборой? Это гораздо проще.

— Но несколько фамильярно, вы не находите?

Он увел Дебору от тетушки Долорес, пообещав хорошенько ее охранять. Та ошеломленно смотрела им вслед.

Одетый в накрахмаленную белую рубашку, темные панталоны, жилетку и пиджак, он был хорош собой, несмотря на грубые черты лица, но слишком деспотичен.

Даймонд говорил и посмеивался:

— Вы — леди до мозга костей? До самых кружевных панталон, готов поспорить. — Он не обратил внимания на ее яростный вздох и продолжил: — Что у вас за акцент? Это не просто южный акцент. Он звучит как нечто иностранное, зажатое и холодное. Но южанки все такие. Мне это нравится. Женщина, которая старается быть такой же, как мужчина, должна пасти стада, а не танцевать. А теперь, сладкая, могу поспорить, что вы танцуете лучше всех в Техасе, не правда ли?

— Безусловно, — сказала она, когда ее гнев поутих, — но не собираюсь этого делать. И еще. Я была бы вам благодарна, если бы вы не обсуждали прилюдно мое белье.

Откинув назад лохматую светлую голову, Даймонд разразился смехом, привлекшим внимание нескольких гостей. Все еще хихикая, он схватил Дебору за руку и приказал музыкантам играть вальс.

— Для меня и моей прекрасной леди! — произнес он с ухмылкой, от которой Деборе стало не по себе. Она уже хотела ему отказать, но все повернулись к ним и заулыбались, и она подумала, что ее отказ вызовет сплетни и пересуды. Дебора холодно улыбнулась и изящным жестом положила руку в его огромную ладонь.

— Благодарю вас, мистер Даймонд, — произнесла она ледяным тоном.

Декстер Даймонд прижимался к ней в танце, и Деборе приходилось терпеть. Она чувствовала, что возбуждает его, но при всем желании не могла убежать.

На Деборе было черное платье с глубоким вырезом, шею украшала камея на изящной шелковой ленточке. Талия была перетянута, прямая, плотно облегающая юбка переходила сзади в кружевную оборку.

— Не прижимайте меня так крепко, мистер Даймонд, а то я буду наступать вам на ноги, — с улыбкой произнесла Дебора.

Он удивленно посмотрел на нее, потом усмехнулся и ослабил хватку.

— Я был прав. Несмотря ни на что, леди до мозга костей.

В ее глазах мелькнул гнев.

— Что вы имеете в виду?

Он пожал плечами:

— Вы знаете. Все об этом слышали. Такое случается. Вам повезло.

— И вас не отталкивает то, что я пробыла два месяца в плену? — поинтересовалась Дебора.

Он бесцеремонно рассматривал ее лицо.

— Нет. В этом нет вашей вины.

Дебора отвернулась, к горлу подступил комок. Здесь не было осуждения, с которым она сталкивалась везде. Перешептывания, косые взгляды, любопытство мужчин — она достаточно насмотрелась и наслушалась за прошедшие полгода.

— Благодарю вас, мистер Даймонд, — мягко произнесла она.

Он сжал ее руку.

— Декстер.

— Ну, хорошо, Декстер.

Он снова улыбнулся:

— Думаю, мы с вами неплохо поладим, милочка.

— Возможно, если вы не будете меня прижимать к себе и называть милочкой.

Он снова расхохотался:

— Мисс Дебора — ничего, что я вас так называю? Я думаю, мы очень подходим друг другу.

После окончания танца Декстер не отпустил Дебору и представил гостям. Он явно предъявлял на нее права. Она была не единственной, кто это заметил.

На другом конце комнаты, прислонившись к пролету окна, служившего выходом во внутренний дворик, стоял один из наемных стрелков Декстера Даймонда, внимательно наблюдая за происходящим.

Приклад пистолета, свисавшего с его бедра, зазвенел, стукнувшись о дерево, когда он пошевелился, но он не обратил на это внимания.

Он заметил Дебору, как только вошел в комнату, и был поражен ее красотой, словно видел впервые.

Ее завитые волосы были украшены лентами и блестящими испанскими гребнями, черное платье ласкало изящные изгибы тела. Молочно-белая кожа, королевские манеры, янтарные глаза — она была самой красивой женщиной на этом празднике. Он также заметил Джудит, ее кузину.

У Джудит тоже не было недостатка в поклонниках. Мужчины порхали вокруг нее, их привлекала ее живость и красота. Но для Зака Баннинга не существовало других женщин. Только Дебора. Он знал, что не должен смотреть на нее, но это было выше его сил. И он стал наблюдать, как она танцует с Декстером Даймондом, светловолосым владельцем ранчо, который, видимо, был без ума от нее. Зак Баннинг почувствовал, как в нем медленно закипает ярость.

Было уже поздно, когда Даймонд вывел Дебору из душной комнаты в прохладу внутреннего дворика. Фонари свисали с решеток и деревьев, отбрасывая трепещущий свет на каменные плиты.

Проходя мимо, Даймонд заметил своего нового охранника и остановился:

— А, Баннинг. Все тихо?

Зак пожал плечами:

— Достаточно тихо.

Он перевел взгляд на женщину, которую Даймонд вел под руку, та вежливо повернулась к нему. Он увидел, как она замерла, услышал ее вздох и не без злости задумался, что же она предпримет.

Дебора смотрела на него, не отрываясь, ее большие ореховые глаза стали почти черными.

— Ястреб, — выдохнула она.

Глава 15

— Говорю тебе, это он, — нервно промолвила Дебора. Джудит нахмурилась. — Ястреб здесь, он в «Дабл-Ди». Господи, что же мне делать? — Дебора была в отчаянии.

Она сидела на краю постели в комнате для гостей, располагавшейся на втором этаже, и болтала ногами. Потом стала мерить шагами комнату.

— Ты уверена, что это был он? — спросила Джудит.

— Уверена ли я? — Дебора остановилась и повернулась к кузине: — Я не могла обознаться. Это Ястреб. Только волосы у него стали немного короче. Одежда на нем, как у любого стрелка с плохой репутацией, из тех, что я видела. Но это он. Это Ястреб.

— А как он представился?

— Зак Баннинг. Декстер нас познакомил.

Она нервно рассмеялась и прикрыла рот рукой.

— Ох, Джудит! Я во все глаза смотрела на него, а когда произнесла: «Ястреб!» — он спокойно ответил: «Нет, мэм. Зак. Зак Баннинг». Я думала, что упаду в обморок.

— А что Декстер? Кстати, вы уже называете друг друга по именам?

— Он настоял, но это не самое худшее. Я не люблю, когда меня публично смущают. Еще он сказал, что Баннинг — лучший стрелок из тех, что у него когда-либо были, и что нам ничто не грозит, когда он поблизости.

— Уму непостижимо! Откуда он взялся? Может, узнал, что ты здесь?

— Мне тоже это пришло в голову. Но он удивился, когда Декстер представил меня, как сеньору Веласкес. Может, это просто совпадение? Впрочем, не похоже.

— А Даймонд знает, что Ястреб… знает, кто он такой?

— Нет. Это исключено. Он говорил о нем, как о «чертовски хорошем стрелке» — не знаю, как это следует понимать. — Дебора вздрогнула. — Я буквально окаменела, когда Ястреб, то есть Зак, сказал, что рад был со мной познакомиться, и тут же ушел. Наверное, именно это он имел в виду, когда говорил о другом мире и другой жизни. Он стрелок, Джудит.

— Хочешь вернуться утром домой? — Джудит откинулась в постели. — Можно придумать какую-нибудь причину.

— Сама не знаю, что делать.

Джудит рассмеялась:

— Ты говорила так уверенно. Ну, хорошо. Обсудим это утром.

— Да. После того, как я высплюсь, окажется, что это всего лишь неприятный сон.

— Не надейся.

Дебора поморщилась:

— Ну, спасибо. Ты меня успокоила.

— Извини.

В это время в дверь постучали.

Девушки переглянулись.

— Я открою, — сказала Джудит. — Если это тот, кого мы не хотим видеть, отошлю его.

На пороге стояла тетушка Долорес, ее полное лицо было озабоченным и нахмуренным.

— Ты должна пойти со мной, Джудит. Дон Франсиско хочет с тобой поговорить.

— Со мной? — Джудит заколебалась. — О чем? Уже поздно, я собиралась лечь спать.

26
{"b":"4640","o":1}