ЛитМир - Электронная Библиотека

Может быть, Салли права.

Он снова взглянул на нее и увидел, что по ее щекам текут слезы. Она впервые заговорила с ним о Деборе. До этого она только слушала, когда ему хотелось излить душу. Какой же он негодяй! Знал, что чувствовала Салли, и все-таки остался, потому что так было проще, потому что он был оскорблен, одинок и жалок.

Зак привлек Салли к себе. Это были чисто дружеские объятия. Он отпустил ее.

— Не думаю, что могу с этим что-то поделать, Сал, — признался он, наконец. — Разве что выкрасть ее, только вряд ли она этого захочет.

Она отодвинулась от него, немного ошеломленная, вытирая глаза уголком рукава.

— Ты этого не узнаешь, если не попытаешься. Кроме того, если ты любишь ее, то я готова поспорить, что она достаточно быстро успокоится по этому поводу. Она ведь так и раньше делала, правда?

Зак улыбнулся. Он рассказал Салли все, что она еще не слышала тогда, когда он бредил первые дни.

— Я ее не крал. Ее украл Пятнистый Пони. Я просто выкупил ее у него.

— Ей повезло. По-моему, в этот раз ты должен сделать это сам.

Он взял ее за подбородок:

— Как мне повезло, что у меня есть такой друг, как ты, Салли Мартин.

— Да, — живо произнесла она, — так оно и есть. А теперь отправляйся за ней. И пригласи меня на вашу свадьбу. Или на крестины первенца.

Зак взял свой пояс с пистолетами, обмотал вокруг талии, надел кожаную жилетку. Шляпу надвинул так, чтобы спрятать глаза, отвязал серого жеребца от новой крепкой ограды для коз и взлетел ему на спину.

Жеребец захрапел, нетерпеливо гарцуя при свете раннего утра. Зак придержал его коленями и улыбнулся Салли:

— Пока, Сал.

— Ты едешь за ней?

— Когда-нибудь, возможно, и поеду. А сейчас пришло время предъявить старый счет.

Зак направил своего серого жеребца в сторону асиенды дона Франсиско. Поначалу он не оглядывался, а когда, наконец, оглянулся, то увидел, что фургон Салли направился по дороге, которая вела в Сирокко, а не в Сан-Изабель.

— Проклятие, — пробормотал он.

Зачем она это делает? Сирокко кишел людьми Веласкеса и Даймонда, город был похож на пороховую бочку. Зак подумал, было поехать за ней, чтобы уговорить ее отправиться в Сан-Изабель, но понял, что, уехав, потерял возможность давать ей советы. Салли умна, и если направилась в Сирокко, значит, у нее были на то свои причины.

Не долго думая Зак поскакал вниз по склону, продолжил двигаться в сторону асиенды Веласкесов. Как действовать, он решит по дороге. Франсиско Веласкес так просто не уйдет от ответственности за убийство, так же как и те двое, что всадили в него пули и оставили умирать в пустыне.

Глава 25

Шериф Рой Карпентер забарабанил пальцем по столу и нахмурился:

— Пару дней назад были найдены два тела, Баннинг. Ты не в курсе?

— А почему я должен быть в курсе? — вежливо поинтересовался Зак.

Карпентер поднял голову, под густыми серыми бровями блеснули проницательные глаза.

— Поскольку они работали на Веласкеса и хвастались тем, что убили Зака Баннинга, я подумал, что ты кое-что знаешь об этом.

Зак пожал плечами:

— С того момента, как Даймонд решил завладеть землями Веласкеса, погибло много людей.

— Да, но никого из них не убили так, как этих двоих.

Он всмотрелся в Зака.

— Их посадили на кол, как это делают команчи со своими жертвами. А поскольку ты — полукровка… извини, если ошибаюсь.

Зак проигнорировал его сарказм и встал.

— Прощение получите у священника. Это не ко мне.

— Я так и понял.

Карпентер не пошевелился, он просто смотрел на Зака оценивающим взглядом, от которого тот напрягся.

— Знаешь, Баннинг, ты совсем не такой, каким я тебя себе представлял.

— Весьма польщен.

— Не стоит. Когда ты впервые появился в городе, я думал, ты такой же, как и все остальные — хочешь прославиться и заработать легкие деньги.

Зак пожал плечами.

— И когда ты пристрелил Брадена, я не сомневался в этом, а теперь сомневаюсь. — Шериф наклонился вперед, оперся локтями о стол и сцепил пальцы. — Почему ты все еще здесь? Ведь дело не только в доне Франсиско.

Зак смотрел на него и молчал.

— Иди, Баннинг. Если я выясню, что ты хоть как-то причастен к этому делу, я тебя посажу — ты и глазом моргнуть не успеешь.

Баннинг вышел на живительный солнечный свет, надвинул на глаза шляпу и кивнул рейнджеру, который его впустил.

Рейнджер сердито хмыкнул, явно недовольный тем, что ускользает добыча. Зак ликовал. Альфредо и его злобный дружок заплатили за то, что пытались с ним сотворить, теперь осталось поквитаться с доном Франсиско.

Хотелось бы знать, удивился ли рейнджер, что Зак сразу согласился пойти с ним. Ведь Зак оставил за собой такой след, по которому мог пройти даже слепой. Дон Франсиско уже наверняка об этом узнал и ожидал его появления.

На губах Зака появилась злорадная усмешка. В конце концов, не все в жизни так плохо.

— Возьмите, миссис Даймонд. Какая-то леди просила передать вам это, как только я вас увижу.

Дебора с удивлением взяла из рук мистера Поттера маленький квадратный конверт.

— А что за леди?

— Не знаю. Она приходила всего раз. И сразу же после нее появился Зак Баннинг.

У Деборы задрожала рука, она обернулась и увидела, что Декстер разговаривает с Фрэнком Олбрайтом, одним из своих наемников. Любое упоминание о Заке приводило его в ярость, и она не хотела его провоцировать. Перемирие между ними и так было зыбким.

— Благодарю вас, мистер Поттер, — произнесла она, но Поттер не уходил, словно чего-то ждал.

Она подняла голову и заметила, что он помрачнел.

— На вашем месте, миссис Даймонд, я держался бы подальше от Зака Баннинга, — помолчав, тихо произнес он. — Говорят, он — убийца.

— Вокруг столько всего происходит, — уклончиво ответила Дебора.

Поттер кивнул:

— Конечно. Но убийства бывают разные. А он двух людей Веласкеса посадил на кол в пустыне. Они наверняка пожалели о том, что пристрелили его, а потом хвастались всем и каждому. Оказалось, что Баннинг жив. Вот он и решил отомстить им таким варварским способом. Вы не знаете, он наполовину команчи.

— Да, слышала об этом. Спасибо за почту.

Дебора отвернулась, пытаясь подавить приступ тошноты. Она представляла, как мучились эти люди, но не винила Зака, потрясенная холодной жестокостью, с которой один человек мучает другого. Это — еще одно различие между нею и Заком, и над этим стоит задуматься.

Зак всегда будет стоять на развилке двух очень разных культур. Его воспитала бледнолицая мать, потом волею судьбы, он попал к своему отцу-команчи. Найдет ли он когда-нибудь себе место в одном из этих миров?

Очень хотелось на это надеяться. Ведь она любила Зака. И любила его ребенка, которого носила под сердцем. Это все, что у нее осталось от Зака. Когда ребенок вырастет, она расскажет ему об отце, моля Бога о том, чтобы ее сыну не пришлось сталкиваться с такими же проблемами.

— Ты куда?

Дебора остановилась и посмотрела на Декстера. Он привез ее в Сирокко лишь для того, чтобы подписать в суде документы, и не спускал с нее глаз.

— Я хотела выйти на улицу и подождать тебя на скамейке у магазина, — спокойно ответила она. — Мне хотелось бы присесть.

Даймонд хмыкнул.

— Иди с ней, Олбрайт. Смотри, чтобы с моей милой женушкой ничего не случилось.

Дебора ничего не ответила и открыла дверь. Ее нервы были напряжены до предела; как жаль, что с ними не поехала Джудит. Она сыграла бы роль буфера между ними. Декстеру нравилась Джудит, между ними установились дружеские отношения, и Дебора часто чувствовала себя лишней. Впрочем, она сама так хотела.

Дебора опустилась на длинную деревянную скамью, стоявшую у входа в магазин, и стала смотреть на улицу. Она не могла дождаться, когда, наконец, останется одна и сможет прочесть письмо. Оно от Зака? Поттер сказал, что передавшая его женщина была с ним.

Она подумала, что глупо ревновать, в то время, как она уже замужем.

49
{"b":"4640","o":1}