ЛитМир - Электронная Библиотека

Вирджиния Браун

Мятежные сердца

ПРОЛОГ

Лондонские доки. 1788 год.

– Это тот самый корабль, Чарльз? – Эйлин Дэвенпорт указала на судно, стоящее в одном из доков Темзы, расположенном в нескольких милях от Лондонского моста. Ветер, доносивший отвратительный запах нечистот и гниющего дерева, растрепал ее прическу. Рукой, затянутой в перчатку, женщина раздраженно убрала выбившиеся непослушные локоны, затем поднесла надушенный платок из бельгийских кружев к носу, поэтому голос казался приглушенным:

– Я не вижу среди его пассажиров темноволосого ребенка.

Дэвид Чарльз Эдвард Шеридан, четвертый герцог Тремейнский и наследник судостроительных верфей, нахмурился. Корабль слишком уж осторожно продвигался вперед на якорную стоянку у широкого каменного причала. Да еще этот острый резкий кислый запах отбросов и рыбы раздражал холеный нос аристократа. Река была усеяна мачтами: огромные суда Ост-Индской компании, галлиоты, китобойные вельботы и клиперы, перевозящие чай. Охрипшие морские птицы, отчаянно галдя, кружили над причалом.

Чарльз пожал плечами:

– Я тоже его не вижу. Признаться честно, я так давно не видел мальчишку, что, боюсь, теперь не узнаю. Все-таки десять лет – не шутка. Думаю, он уже не маленький ребенок, как на тех миниатюрах, что я показывал тебе. Кристиану сейчас… о, да ему почти семнадцать, – Чарльз покачал головой. – Время летит так быстро. Короче говоря, нам надо смотреть не на маленьких мальчиков, а искать юношу.

Эйлин вновь взглянула в сторону доков. Крепко сжав локоть мужчины, она презрительно пробормотала:

– Здесь собираются одни отбросы. Было бы гораздо лучше подождать дома, пока Филберт не приведет его, впрочем, я уже пыталась это тебе доказать…

Чарльз бросил хмурый взгляд на женщину:

– Мне не терпится увидеть его. Он исчез так давно, к тому же побывал в компании пиратов, и поэтому, во имя Бога, я хочу убедиться, что с Кристианом все в порядке.

– Да, именно так ты мне и ответил, – Эйлин наконец отпустила локоть мужчины и начала поправлять складки безупречной парчовой юбки. – Ну, я думаю, что после того, как мы поженились, я тоже получила право помочь тебе в исправлении характера Кристиана. Четверо людей сэра Рамси уже пытались уговорить его уйти с этого корабля, пиратского, разумеется. Боже мой, и он жил с ними с тех пор, как…

Женщина остановилась, поймав на себе измученный, напряженный взгляд Чарльза, в котором читалась боль. Он все еще не мог примириться со смертью жены и исчезновением маленького сына.

Теперь, когда Кристиан, живое напоминание тех болезненных переживаний и горьких дум, возвращался, следовало быть осторожнее – его возвращение станет довольно серьезной проблемой. Эйлин прильнула к герцогу.

Чарльз старался держать себя в руках:

– Тебя тоже должно беспокоить и печалить, что пришлось пережить бедному Кристиану. Находиться у пиратов, скитаться по морям и океанам – не такое уж приятное занятие. Невозможно представить, через какие испытания прошел несчастный мальчик. В письме сэр Рамси говорит, что Кристиан стал угрюмым, подозрительным и недоверчивым.

– Это ужасно… – Эйлин раздраженно убрала непослушную прядь белокурых волос с лица и едва заметно улыбнулась. – Все же я думаю, мальчика придется держать в ежовых рукавицах, чтобы изгладить из его памяти и характера годы, проведенные среди ужасных флибустьеров. Это займет, полагаю, довольно много времени. У тебя будет много работы. К счастью, мой папа посоветовал отдать его в отличную школу. В ней собран весь цвет преподавательского состава, к тому же она славится строгостью дисциплины. Я уверена, что это пойдет непослушному Кристиану только на пользу, потому что все эти годы ему не хватало именно дисциплины.

– Непослушному? – Чарльз покачал головой. – Почему? Кристиан всегда был робок, несмел, боялся собственной тени. Поэтому я даже не могу себе представить, как он смог столько лет прожить среди пиратов.

– Не можешь? Я думала… Мужчина напрягся…

– Смотри, корабль спускает трап. Ответ Эйлин потонул в людском гомоне, а Чарльз с той минуты смотрел только на пассажиров, ринувшихся на причал, пытаясь первым увидеть сына. По каменной мостовой загрохотали повозки. За причалом виднелись длинные ряды кирпичных складов, тюки товаров, ждущих погрузки, выстроились около них, как многочисленные здания. Чарльз приподнялся на носки, устремив взгляд поверх головы жены на спущенный трап, и нахмурился:

– Где, черт возьми, он может быть? Мне казалось, что Филберт должен находиться рядом с ним. Ему прекрасно известно, сколько лет я мечтал об этом дне.

Эйлин потянула мужа за рукав пальто и проговорила с осуждающей ноткой в голосе:

– Не притворяйся таким любящим отцом, с трудом переносящим разлуку. Это неприлично, особенно на людях.

Мужчина повернулся, недоуменно подняв брови:

– Неприлично? Хотеть увидеть сына после стольких лет его отсутствия? Ты переходишь все границы Эйлин.

Его упрек возымел должный эффект – женщина опустила глаза, и зеленые, цвета моря, очи скрылись под густыми ресницами. Мягкая нижняя губа, на которую столько мужчин смотрело с вожделением, начала слегка подрагивать.

Герцог смягчился:

– Я ценю твое стремление действовать согласно этикету, но не могу припомнить случая, когда после стольких лет разлуки человеку возвращают сына, находившегося на борту пиратского корабля, избороздившего все Карибское море. Полагаю, на этот счет в правилах приличия нет никаких рекомендаций и советов.

Голос жены прозвучал холодно и отчужденно;

– Думаю, ты прав, но еще больше я склонна считать, что, несмотря на всю нестандартность ситуации, мы все-таки должны придерживаться рамок приличия.

– Ради Бога, Эйлин… – раздраженно начал было Чарльз, но его пылкую тираду прервал шум на палубе корабля.

Супруги повернулись и увидели моряка в форме, упавшего за борт, в узкое пространство между судном и пристанью. Громкий всплеск сопровождался фонтаном брызг, но он не мог заглушить страшные, непристойные ругательства, последовавшие за падением человека.

Однако не уста несчастного извергали их, они сплошным потоком лились из горла юноши, которого держали не менее пяти дюжих мужчин. Застыв в ужасе, Чарльз и Эйлин наблюдали эту картину. Клубок из переплетенных рук и тел придвинулся ближе к краю трапа.

Пассажиры и встречающие затаили дыхание. Сражающиеся могли повторить судьбу незадачливого моряка. Среди стонов и проклятий можно было различить пронзительный голос:

– Стукни его, коли его! Вперед, друзья! Клади руль направо: 0-ох!

Ярко-красная молния пролетела над головами участников потасовки, хлопанье крыльев привело в движение их шевелюры. Чарльз и Эйлин обменялись взглядами, в которых застыл леденящий душу ужас. Они, не сговариваясь, двинулись вперед к трапу, и как раз вовремя – клубок тел скатился на пристань.

Лиц невозможно было различить, они казались неясным смутным пятном, затем раздался новый всплеск ругательств и проклятий, а из кучи сплетенных тел вырвался и приземлился на четвереньки на каменную мостовую темноволосый юноша. Яростно рыча, словно бенгальский тигр, с трудом дышавший юнец гневно потряс коричневым кулачком:

– Проклятые уроды! Эх, была б у меня моя сабля, я б порубил вас на мелкие кусочки и скормил бы акулам…

Ярко-красная молния вспыхнула снова, завертелась в круговороте ярких крыльев, затем уселась юноше на плечо, раздался крик:

– Проклятые уроды! – и птица наклонила голову, будто ожидая подтверждения своим словам. Коричневая рука погладила перья, юнец круто повернулся на каблуках и устремил на Чарльза и Эйлин взгляд голубых глаз;

– Кристиан, – едва выдавил из себя мужчина, – ты Кристиан Шеридан?

Раздался хриплый смех, и губы юноши скривились в презрительной усмешке:

– Только не я, сударь. Меня зовут Тигр.

1
{"b":"4641","o":1}