ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда капитан вышел на свет, Анжела взглянула на выражение его лица и ужаснулась: плохо скрываемая злоба сузила его глаза, сделала его губы тоньше, очертив белые линии по обеим сторонам рта. В последний раз она видела его таким после сражения с отрядом полиции на острове Святого Томаса. Гнев, ярость тогда имели свое объяснение, сейчас же они казались неуместны.

Подавив желание попросить прощение за какой-то неизвестный грех, блондинка молча стояла, словно каменное изваяние, корабль покачивался, а вокруг клубился туман, кусками, похожими на кошачьи лапки. Напряжение становилось невыносимым, девушка ощущала попытки Кита удержаться в рамках приличия.

Наконец, не выдержав, он сказал:

– Кажется, настало время поговорить. Не дожидаясь согласия, мужчина взял ее под руку и повернул в направлении своей каюты. Похоже, протестовать было бесполезно – Кит находился не в лучшем состоянии духа. Очевидно, короткая встреча с темноволосой женщиной плохо повлияла на его настроение.

Стоя в каюте Сейбра, девушка ощутила странный водоворот ощущений, довольно болезненных. Время повернулось вспять, и она увидела себя, впервые взошедшую на борт «Морского тигра», напуганную и дрожащую, уверенную, что ее ждет ужасное будущее и позор. Сейбр удивил ее тогда и продолжал удивлять сейчас.

Отпустив руку Анжелы, мужчина закрыл дверь и прошел к шкафу за хрустальным графином. Она узнала бренди, и когда капитан налил немного в стакан и подал ей, девушка приняла его с благодарностью. Храбрость от алкоголя все же лучше, чем ничего, и кроме того, может, ее ноги не будут отказываться повиноваться.

На помощь пришел Ролло, разрядивший обстановку.

– Черт! – хрипло крикнула птица из темного угла, ее голос звучал оскорбленно. – Задраить люки!

– Мы ожидаем шторм? – не удержалась Анжела.

– Возможно, – держа у губ бокал с бренди, Сейбр рассматривал девушку. – Я слышал, что бессловесные твари лучше всего предсказывают катаклизмы.

– Да, – чувствуя себя более уверенно от бренди, согревающего живот и горло, мисс Линделл подошла к креслу и грациозно уселась в него. – Странно, но я никогда бы не отнесла Ролло к бессловесным созданиям. Раздражающий, действующий на нервы, но умеющий говорить.

– Слово «бессловесный» следует трактовать как «не понимающий смысла», – Кит отпил глоток. – Что-что, а болтать он умеет.

Беседа о птице проходила в мирной обстановке. Но за этим обычным разговором крылось громадное пространство, похожее на смертельно опасный коралловый риф, ждущий, пока на него не налетит корабль-беседа. Мисс Линделл прекрасно понимала это и не чувствовала уверенности, что хочет покинуть безопасные воды.

Кит, тем не менее, не собирался направлять разговор в опасное русло. Поворачивая в руке бокал, он пробормотал:

– Мне было бы очень любопытно узнать о твоих взаимоотношениях с моим отцом.

Итак, то, чего она так боялась, началось. Если отрицать существование каких бы то ни было взаимоотношений, Сейбр не поверит ей. Если же сказать, как она оценивает внимание герцога к своей персоне, он тоже ей не поверит. Итак, какой же ответ следует дать? Что она не знает, почему герцог Тремейнский заваливает ее подарками и уделяет ей излишне много внимания? Что, возможно, он просто выражает признательность дочери делового партнера? Все это выглядело наигранным и надуманным. Растерявшись, девушка молчала.

Тишина становилась все более невыносимой, Кит внимательно разглядывал лицо собеседницы.

– Понимаю, – наконец пробормотал он, но глаза и тон голоса говорили об обратном. Поставив наполовину пустой бокал на стол, мужчина присел на край стола и впился взглядом в ее лицо. – Не могу сказать, чтобы меня удивил твой отказ объясниться. Может, лучше мне сказать, как я понимаю эту ситуацию? Анжела с жаром произнесла:

– Ты не представляешь себе… Тут собеседник, подняв руку, остановил ее на полуслове:

– Не надо. От отрицания до признания всего один шаг. Раньше я тоже попадал в подобные ситуации.

Мисс Линделл знала, что он имеет в виду, но не желала, чтобы Сейбр проводил параллели между ней и Сьюзан, так бессердечно предавшей его. Поднявшись, Анжела проговорила:

– Я знаю все, что мне положено знать, но я не та женщина. Нет, теперь выслушай меня. Все не то, за исключением твоего извращенного восприятия ситуации. Из всего слышанного я поняла, что твой отец лишь пытается продемонстрировать… отсутствие любви у твоих нареченных невест. Мне кажется, он делает это весьма успешно, хотя и не совсем приличными средствами. Неужели от твоего внимания ускользнул тот факт, что он не женился ни на одной из них?

– Глупый ребенок, – вздохнул Кит, когда девушка на мгновение замолчала, чтобы перевести дыхание. – Он не женился на Сьюзан, потому что все еще был женат на моей мачехе. Я не думал, что отец предложил бы ей женитьбу, только положение любовницы. Это по праву можно считать единственным случаем, когда я посочувствовал Эйлин. А она этого так никогда не оценила. У таких, как она, всегда мало времени, чтобы по достоинству оценить то, что они не создали.

– Эйлин, – словно эхо повторила блондинка, – кто эта Эйлин?

– Была тут одна… Ты что, не слушаешь? Это моя мачеха, заместитель, преемница матери, которая постаралась превратить мою жизнь в ад. Похоже, я приговорен страдать от женщин, считающих своим долгом испробовать на мне все свои новые изощренные пытки.

Анжела вспомнила пляж, океан, солнце и Турка, рассказывающего о жизни своего капитана. Эйлин – его мачеха, даже дружелюбный гигант считал ее злобной ведьмой. Но это лишь частично объясняло желание Сейбра смешать ее в одну кучу с другими изменницами, и Анжела не смогла с этим примириться.

Не сводя с него презрительного взгляда, девушка отчетливо проговорила:

– Не пора ли перестать плакать о прошлом. Неужели надо себя вести подобно капризному ребенку? Мне кажется, ты должен с радостью встречать любовь и ласку, которую тебе предлагают, а не сводить с ума подозрениями тех, кто пытается любить тебя.

Анжела вовсе не хотела столь откровенно выражать свои чувства, но слова у нее уже вырвались и назад их воротить было невозможно. Кит смотрел на нее широко открытыми глазами, выражение которых она боялась расшифровать. В его взгляде читалось удивление от ее дерзости и ярость от обвинения.

– Я не могу найти слов, – спокойным голосом, что больше всего поразило собеседницу, произнес он. – Один из нас явно опоздал на корабль, но вот кто, никак не могу понять.

– Тогда, – сказала девушка, стараясь придерживаться предложенного им вида метафор, – мы купим билет на другой корабль.

К ее удивлению, Сейбр рассмеялся:

– Ты всегда была борцом и не сдавалась без боя, Анжела. Я понял это сразу, как только увидел тебя на «Испытании».

Не желая заострять внимание на том факте, что она с силой погрузила колено в наиболее уязвимую часть его тела, мисс Линделл торопливо проговорила:

– Ты хочешь, чтобы я сидела сложа руки и покорно ждала?

– О нет, дорогая, я никогда этого не хотел. Прозвучал первый намек, указывающий на смягчение его гнева, и Анжела облегченно вздохнула.

– Тогда, Кит пожалуйста, дай нам обоим шанс извлечь уроки из прошлого вместо того, чтобы повторять его.

В голубых глазах Сейбра промелькнуло нечто неуловимое, такое, что она не смогла понять. Может, из-за постоянной качки корабля фонарь, изменив положение, как-то по-иному осветил его лицо? Но девушка уловила в них боль и слабую надежду, прежде чем мужчина впустил вниз ресницы. Когда он отвел взгляд, от огорчения ей захотелось заплакать.

Не контролируя себя, она поднялась и подошла к Киту, положила руку на его плечо, затем медленно опустила ее ниже. Под пальцами ощущались развитые мускулы. Сейбр бросил на нее нетерпеливый взгляд, затем убрал ее руку.

– Не надо, Анжела, бесполезно. Иди домой и забудь о прошлом. Я тоже так поступлю.

– Но… но я не могу.

Девушка судорожно вздохнула, когда мужчина вновь отвел глаза. Лицо Кита превратилось в холодную, застывшую маску. Боже, как добраться до него, когда он возвел стену между ними?

76
{"b":"4641","o":1}