ЛитМир - Электронная Библиотека

Фыркнув, Колин сказал:

— Ладно, ладно. Но я приехал сюда и рисковал своей жизнью — а многие и вообще погибли! — не ради того, чтобы просто передать все в лапы древних высохших археологов. Ты забываешь, Аллен, что в этот проект вовлечены наравне с другими и мои деньги.

— Нет, я этого не забыл. — Он бросил на Иден быстрый взгляд, давая ей понять, что прекрасно знает, кому на самом деле принадлежат деньги, которыми финансировалась их экспедиция. Он был достаточно мудр, чтобы не говорить об этом Колину. Вместо этого он сказал в знак примирения: — Ты абсолютно прав, что напомнил мне об этом. Разумеется. Однако я думал, что ты отправился сюда, как и все мы, горя желанием изучить жизнь майя.

— Бесспорно. Если это приносит прибыль. — Колин запихнул последнюю дольку апельсина в рот и сказал: — Знаешь ли, у меня есть собственные инвесторы.

Напрягшись всем телом, Ричард осторожно поинтересовался:

— Что ты хочешь сказать этим «собственные инвесторы»?

— Только то, что уже сказал. Несколько серьезных людей с нетерпением ждут, когда мы продемонстрируем им свои находки. Они настолько богаты, что при желании могут купить весь Юкатан.

У Иден ком застрял в горле. Подтекст слов Колина был предельно ясен, и она вспомнила вдруг, почему они поругались с ним в тот вечер, накануне нападения индейцев. Именно из-за этого они и повздорили — из-за того, что Колин втянул частных инвесторов в то, что изначально подразумевалось как экспедиция, спонсируемая известным и уважаемым музеем. За годы брака Иден поняла, что Колин не гнушается иметь дела с нечистыми на руку людьми, которые ни перед чем не остановятся, если появится возможность пополнить ценными предметами искусства частную коллекцию.

Очевидно было, что Ричард думает о том же. Вскочив на ноги, он с яростью уставился на Колина.

— Ты сопливый идиот! — тихо проговорил он. — Ты вообще понимаешь, что натворил?! И кто эти твои важные инвесторы?

Колин нахмурился:

— Не важно кто. Я их знаю. Им не нужна твоя доля находок, Ричард. Поэтому не надо срывать на мне зло. Я ведь тоже участвую в этой экспедиции, не забывай.

— Боже мой, неужели ты так жаден, недальновиден и слеп, что не можешь понять, какую беду навлек на нас своей алчностью?

— Ты принимаешь все слишком близко к сердцу, Ричард, — презрительно заметил Колин. — Как и всегда. Занимайся тем, что получается у тебя лучше всего, — раскапывай грязь. А я займусь деловой стороной вопроса.

— А как же ассоциация? Как же ее законные интересы, можно узнать?

Колин пожал плечами:

— Я ничего с ними не подписывал.

— Бога ради! Ты взял их деньги. И обещал соблюдать все пункты нашего соглашения…

— Письменно? — произнес Колин вкрадчиво. — Нет, я ничего не подписывал с ассоциацией. И моя маленькая сладкая женушка с радостью подтвердит это.

Иден сделала глубокий вдох и прямо посмотрела на Ричарда. В его глазах читалось недоумение.

— Это правда. И именно по этой причине — и не только — мы спорили с Колином и тот вечер, когда на нас напали. Ты же помнишь. Ты пытался примирить нас прежде, чем мы ляжем спать.

Ричард резко сел.

— Да, — каменным голосом проговорил он. — Я прекрасно помню тот вечер. — Он сделал глубокий вдох. — Понятно. Это, конечно, усложняет наше положение.

— О, я так не думаю, — не согласился с ним Колин. — Просто у каждого своя цель, вот и все, Ричард. — Он передернул плечами. — Мне нужны деньги. Мои прошлые инвестиции не были достаточно прибыльными. Даже наоборот. Боюсь, что я слишком потратился и потерял наследство своей жены. — При этих словах Иден гневно вскрикнула, и Колин улыбнулся ей. — Не волнуйся, дорогая. Наша доля находок даст нам гораздо больше, чем твое наследство. Когда мы откопаем побольше вещиц майя, мы все по-честному разделим. Все просто, разве не так?

— Нет, — тихо сказал Ричард, — все далеко не так просто. — Несколько долгих секунд он смотрел на Колина, потом перевел взгляд на Иден. — Нет, совсем не так просто. Но что сделано, то сделано. Сейчас мы ничего изменить не в силах. Когда придет время, мы сможем во всем разобраться.

Иден подумала, что Ричард взволнован гораздо больше, чем старается показать. Он провел рукой по редким волосам на макушке и даже ухитрился улыбнуться Иден. Иден опустила глаза и уставилась на свои руки. И тут увидела, что сжала ладони так сильно, что некоторые волдыри полопались. Черт! Что там Стив говорил ей о том, как опасно подхватить инфекцию в жарком и влажном тропическом лесу?

Она поднялась на ноги и подошла к мешкам, в которых они хранили свой скудный скарб. Где-то в них должна быть маленькая бутылочка с антисептиком. Она положила ее туда в последний момент, вспомнив давние предостережения Стивена. Сейчас Иден старалась вспомнить те мелочи, которые он ей говорил, — например, предупреждение относительно москитов на заре и закате, что нужно остерегаться летучих мышей-вампиров и что скорпионы любят заползать туда, где потеплее, а змеи предпочитают скрываться под упавшими деревьями и плоскими камнями. Но вспомнить его слова оказалось трудно, ведь все детали поведения в джунглях, все возможные опасности тогда казались ей чем-то далеким и нереальным. Жизнь со Стивом казалась легкой лишь потому, что он делал ее такой. Ей следовало бы подумать об этом.

На глаза вдруг навернулись слезы, и Иден заморгала, прогоняя их. Она отыскала наконец антисептик и, обмакнув в него чистый кусочек ткани, старательно прижгла волдыри на ладонях. Как жаль, что она не догадалась взять с собой немножко бурбона. Она с удовольствием выпила бы сейчас чего-нибудь крепкого и тогда, может, осмелела бы.

Она была такой одинокой, всеми покинутой и потерянной. Сейчас ей было даже хуже, чем когда она потеряла Стива и тропу. Стив никогда не допустил бы, чтобы с ней что-нибудь случилось. Будь он здесь, она не была бы так напугана, не была бы голодна и ее не мучила бы жажда.

Стив знал, как найти что-то съедобное, достать еду буквально из воздуха — как он сделал это с кокосовыми орехами. Когда Иден закрывала глаза, она вновь видела его всего, вспоминала его янтарные глаза с искорками света, смотревшие на нее из-под ресниц. Он смеется и говорит: «Природное вино. Надеюсь, оно достаточно прохладное…»

Она пыталась найти зеленые кокосы, но те, которые ей удалось высмотреть, росли слишком высоко, почти под самыми небесами. И сколько она ни пыталась трясти пальму, они не собирались падать к ее ногам. Вода у них была, но мало. А Иден совсем не хотелось идти одной к озеру, чтобы пополнить запасы. Перед ее глазами все еще стояла картина, когда на Пако напал крокодил. Иден бросало в дрожь при воспоминании о его крике.

К горлу неожиданно подкатил ком, и она с трудом проглотила его. Ей не нужно даже думать о Стиве. То, что между ними произошло, было скоротечным и обреченным с самого начала. Через некоторое время она все равно поняла бы, что они совершенно не подходят друг другу. Он ясно сказал, что не собирается уезжать с Юкатана, она же не могла себе даже представить, что проведет всю свою жизнь в джунглях. И даже приятные воспоминания об их ночах, о его наивных сказках, над которыми она смеялась, о том, как он читал ей вслух бесконечный том истории, о многих часах, проведенных в его объятиях под покровом противомоскитной сетки, не могли заставить Иден забыть о том, кто такой Стив Райан в действительности. Оставалось еще так много неясного относительно его прошлой жизни. По крайней мере она знала, чего ожидать от Колина. А из двух зол, как известно, выбирают меньшее…

Бросив взгляд через плечо, Иден посмотрела на огромную, окутанную тенями громаду, заросшую деревьями и увитую лианами. Тайная, почти мистическая завеса окружала развалины храма, вплетаясь в ту самую землю, которая покрывала его со всех сторон. Иден вдруг задалась вопросом: а что подумали бы майя о современных людях, стремящихся разграбить их храмы и могилы? Разгневались бы они на непрошеных гостей?

При этой мысли она поежилась и поднялась на ноги. Она позволила своему воображению слишком разыграться. В конце концов, именно за этим она и приехала сюда: разгадать секреты столетий, рассказать о них всем, кто сможет это оценить.

41
{"b":"4642","o":1}