ЛитМир - Электронная Библиотека

Дженни уже собралась спуститься по ступенькам, но вдруг насторожилась. Внезапно залаял соседский терьер, а всем было известно, что эта маленькая собачонка поднимала тревогу при малейшем шорохе.

Прошло еще несколько секунд, и лай перешел в жалобный визг, а затем резко оборвался. Дженни ждала, когда лай возобновится, но тишину больше ничто не потревожило.

— Глупости все это, — пробормотала девушка и, наклонившись, постаралась выплеснуть помои как можно дальше от крыльца.

Но пальцы Дженни не удержали проволочную ручку, и ведро вырвалось из ее рук. Раздалось металлическое звяканье, а потом вдруг послышался какой-то странный звук — словно какой-то мужчина выругался вполголоса.

Дженни повернула голову — и в ужасе замерла. Перед ней возникло кошмарное видение — индеец в боевой раскраске и с длинным ножом в руке. С его черных волос стекала мыльная вода, а с расшитой бисером головной повязки свисало грязное перо.

Дженни хотела подняться на верхнюю ступеньку, но, наступив на полу своего халатика, не удержалась и полетела прямо в объятия ужасного призрака. Он покачнулся и сделал шаг назад, но все же не выпустил девушку из рук.

На какое-то мгновение оба замерли в неподвижности, и Дженни вдруг почувствовала, что индеец ошеломлен не меньше, чем она. Это придало ей храбрости, и она, откашлявшись, проговорила:

— У меня пистолет. — При этом Дженни ткнула индейца пальцем под ребра.

Он ухмыльнулся и на безупречном английском ответил:

— А у меня — нож.

И тут же холодное лезвие царапнуло ее плечо.

Сообразив, что напугать индейца не удастся, Дженни решила прибегнуть к чисто женской тактике. Ее пронзительный визг разорвал тишину, и на сей раз индеец действительно испугался — он сделал еще один шаг назад и вдруг выпустил девушку. Дженни ударилась о землю и тихонько вскрикнула от боли. Не успела она прийти в себя, как индеец снова подхватил ее на руки и, прижав к своей широкой груди, прошипел:

— Больше ни звука — или умрешь. Почувствовав у своего горла леденящий холод стали, Дженни молча кивнула. Индеец же удовлетворенно хмыкнул и, сунув клинок в кожаные ножны, стал удаляться от дома.

Тут Дженни поняла, что краснокожий собирается ее похитить, и снова закричала. Но почти тотчас же что-то тяжелое ударило ее в затылок, и она почувствовала, что погружается во тьму.

Глава 8

— Проклятие! — заорал Кейн Рэнсом, поднимаясь с камня, на котором сидел. Засунув пистолет в кобуру, он двинулся навстречу одинокому всаднику с ношей. — Данза, это не то, чего я добивался! Я хотел совсем другого.

Индеец поморщился и проворчал:

— Я тоже.

Подъехав к другу, он передал ему девушку. Рэнсом уложил Дженни на землю и, выпрямившись, взглянул на Данзу:

— Неужели было так необходимо бить ее? Данза фыркнул и пробормотал:

— А как ты считаешь? Девчонка окатила меня помоями и едва не надела мне на голову жестяное ведро. Она опасна, амиго. Теперь я понимаю, почему ты так и не смог ничего от нее добиться.

— Как бы то ни было, теперь придется изменить наш план, — заметил Кейн.

— Это она все изменила, когда ударила меня своим вонючим ведром, — проворчал Данза. — Скажи, что еще мне оставалось делать? Ведь она начала орать во всю глотку.

Кейн пожал плечами:

— Я надеялся, что похищение пройдет тихо, без шума.

— Прости, не получилось, — в раздражении ответил Данза.

Кейн внимательно посмотрел на приятеля:

— Данза, но как эта девушка умудрилась ударить тебя ведром с помоями? Мне представлялось, что в три часа ночи она должна была находиться в постели и сладко спать.

— Ха! Выходит, ты о ней совершенно ничего не знаешь. — Данза принялся рыться в своей седельной сумке в поисках полотенца. Обнаружив то, что искал, он начал вытираться — боевая раскраска растеклась по его лицу полосами. — Твоя спящая жертва и не думала спать. Она стояла на заднем крыльце своего дома, когда я туда добрался. Вероятно, ее разбудила соседская собачонка. — Данза сунул полотенце обратно в сумку, потом вновь заговорил: — Так вот, не успел я выйти из-за угла, как мне в лицо плеснули мыльной водой. Я стал протирать глаза, пытаясь сообразить, что происходит, но тут в голову мне угодило помойное ведро. А затем она вдруг прыгнула на меня как дикая кошка! Я с трудом устоял на ногах.

Кейн пристально посмотрел на друга и вдруг рассмеялся.

Индеец покосился на лежавшую у их ног девушку и проворчал:

— Ты полагаешь, это очень смешно? Уверяю тебя, я ничего смешного не заметил.

— Возможно, — кивнул Кейн. — Но дело в том, что я вижу то, чего не видишь ты. Если бы ты увидел все со стороны, Данза, то наверняка умер бы от смеха.

Индеец молча уставился на Кейна. Потом сквозь зубы проговорил:

— Сомневаюсь, что ты стал бы смеяться, если бы тебе в лицо выплеснули ведро с помоями.

Рэнсом пожал плечами и перевел взгляд на девушку, по-прежнему лежавшую без движения. Правда, грудь ее вздымалась, так что Кейн не опасался за жизнь пленницы — судя по всему, она неплохо перенесла выпавшее на ее долю испытание.

Кейн в задумчивости смотрел на Дженни Эллисон. К сожалению, все произошло не так, как он замышлял, и теперь он не знал, как поступить. А до рассвета оставалось не больше часа, и следовало срочно принять решение.

Отвернувшись от девушки, Кейн взглянул на индейца:

— Я отправлюсь в Бракстон, Данза, а ты тем временем свяжи ее.

— Связать? — удивился Данза. Кейн кивнул:

— И покрепче. У нее ужасный характер.

Дженни застонала и с трудом открыла глаза. У нее жутко болела голова и почему-то затекли руки. Но где же она? Чуть шевельнувшись, Дженни почувствовала, что лежит на чем-то твердом. Затем повернула голову и, увидев сидевшего у костра человека, тотчас же все вспомнила — как вышла с ведром на заднее крыльцо и как наткнулась на краснокожего. О Господи, неужели ее и впрямь похитил кровожадный индеец? Но зачем? В этом ведь не было никакого смысла…

Дженни попыталась приподняться, но тут же поняла, что ее крепко связали по рукам и ногам. «Но почему? Чего он хочет? — подумала девушка. — Может, он полагает, что у меня есть богатые родственники, которые смогут заплатить за меня выкуп?»

Собравшись с духом, она повернулась так, чтобы получше видеть индейца, и спросила:

— Кто вы?

Краснокожий повернулся к ней и внимательно посмотрел на нее. Затем, не удостоив ее ответом, отвернулся к костру.

— Зачем вы привезли меня сюда? — снова спросила Дженни. — Чего вы от меня хотите? — Похититель молчал, и девушка, повысив голос, продолжала: — Так кто же вы? У вас есть имя?

Тут он наконец-то опять к ней повернулся и пробормотал:

— Почему белые люди не могут обходиться без имени? Зачем тебе знать мое имя?

Девушка на мгновение смутилась, но тут же ответила:

— Я хочу знать, как к вам обращаться. Я же не могу называть вас… просто индеец, правда?

Он пожал плечами:

— Почему бы и нет?

Дженни ненадолго задумалась, потом вдруг заявила:

— Просто индеец — это было бы невежливо. Похититель громко расхохотался, затем сказал:

— В таком случае можешь называть меня Данза.

— Данза? Это по-индейски?

— Данза, вот и все. Кроме этого, тебе ничего не нужно знать. — Он снова повернулся к костру.

Дженни кое-как откинула с лица волосы и поморщилась от боли — ей казалось, что путы все сильнее впиваются в ее руки и ноги. К тому же лежать на голых камнях было не очень-то удобно. А этот краснокожий, похоже, не собирался ее развязывать.

Решив, что глупо было бы молчать, Дженни закричала:

— Я требую, чтобы вы немедленно меня отпустили! И требую, чтобы вы доставили меня домой!

Индеец вновь к ней повернулся, однако промолчал. Дженни же, забыв о страхе, продолжала:

— Не знаю, отдаете ли вы себе отчет в своих действиях. Если нет, то имейте в виду: к восходу солнца в Бракстоне поднимется переполох и меня начнут искать! Моя тетя сообщит шерифу, и он с отрядом добровольцев отправится на поиски. Так что вас ждут серьезные неприятности!

11
{"b":"4643","o":1}