ЛитМир - Электронная Библиотека

Кейн провел ладонью по подбородку и принялся расхаживать по комнате.

— Проститутка из «Одинокой звезды» утверждает, что банда Доусона двинулась в Денвер. Вероятно, именно туда мне и придется отправиться. Если я сяду на поезд, то, возможно, буду там раньше, чем они.

— А если и они сели на поезд?

— В таком случае я приеду следом за ними.

Данза перевел взгляд на Дженни. Спящая, она больше походила на маленькую девочку, чем на взрослую женщину.

— А как же она? — спросил индеец. — Я отправлю ее домой.

Данза улыбнулся:

— Сомневаюсь, что она поедет.

— Придется поехать, — пробормотал Кейн, несколько озадаченный последними словами приятеля.

Глава 20

Дженни энергично покачала головой, она наотрез отказывалась возвращаться домой.

— Я сказала тебе, что не поеду, пока не найду брата! Вот так-то, Кейн Рэнсом!

— Черт побери, Дженни! Нет смысла спорить! — Понизив голос, он продолжал: — Дженни, сейчас ты выйдешь из гостиницы, сядешь в дилижанс и отправишься в Бракстон. А если будешь кричать и упираться, то мне придется связать тебя по рукам и ногам.

— Можешь начинать прямо сейчас! Связывай! Но я не думаю, что ты захочешь привлекать к себе внимание, Кейн. — Пристально взглянув на него, она добавила: — Разве я не права?

Кейн промолчал, и Дженни, решив закрепить свою маленькую победу, спросила:

— А где же твой приятель Данза? Почему он появляется и исчезает без предупреждения? Откуда он знает, где ты можешь в данный момент находиться? Все это… как-то странно, Кейн. И я начинаю задаваться вопросом: кто ты на самом деле?

Схватив девушку за руку, Кейн рывком привлек ее к себе.

— Я бы не советовал тебе поднимать шум, дорогая. Это может быть чревато неприятными последствиями.

— Ты мне угрожаешь?! — воскликнула Дженни. Кейн оттолкнул ее от себя и проворчал:

— Думай что хочешь.

Дженни хотелось броситься к нему и умолять, чтобы он не покидал ее, чтобы не сердился на нее; ей хотелось, чтобы все было, как прежде. Но она знала, что теперь, что бы она ни сказала, что бы ни сделала, ничего у нее не получится. После приезда в Додж-Сити Данзы что-то произошло, и все изменилось, в первую очередь Кейн.

Она то и дело ловила на себе его взгляды, и теперь он смотрел на нее как-то странно, совсем не так, как раньше.

После появления Данзы Кейн к ней ни разу не прикоснулся. Но почему же он так изменился? Может, каким-то образом узнал о ее двуличии? Или только подозревает? Но если так, то у нее не может быть надежды… Если так, ей остается только одно — защищать своего брата. Как это ни странно, ей хотелось защитить и Кейна. Что, если он застрелит кого-то из банды Доусона? Ведь его за это посадили бы в тюрьму…

— Тебе здесь нечего делать, — проворчал Кейн. — Ты понимаешь, что я прав?

Она пожала плечами:

— Возможно.

— И ты по-прежнему отказываешься вернуться в Бракстон?

Дженни кивнула.

— Скажи, а если бы речь шла о твоем брате, то ты бы сейчас уехал? Думаю, что не уехал бы, ведь так? И вообще, я не из тех, кто легко сдается.

Кейн кивнул:

— Да, я знаю. И все же тебе придется уехать.

— Нет, ошибаешься.

Кейн молча повернулся к ней спиной и уставился в окно.

Дженни твердо решила, что ни за что не уедет. Она была уверена, что ей удастся уговорить Кейна и он возьмет ее с собой. Но стоило ли ей ехать с ним? Ответить на этот вопрос могло только время. .

«Если ничего из этого не выйдет, — размышляла Дженни, в восхищении глядя по сторонам, — то я по крайней мере хотя бы увижу все эти чудеса». После приезда в Денвер она уже познакомилась со многими местными чудесами, например, с трамваями — их тащили по рельсам лошади, — с водопроводом, когда при легком повороте вентиля из крана в раковину течет чистая вода. и с электрическим светом. Кроме того, она узнала о существовании аппаратов, называемых телефонами, — они передавали на огромные расстояния человеческие голоса.

— Осторожно, — прошептал ей в ухо Кейн, когда Дженни высунулась из трамвая, чтобы полюбоваться пятиэтажным зданием отеля «Виндзор». — Можешь вывалиться и свернуть себе шею.

Но Дженни, очарованная денверскими чудесами, совершенно не думала о возможных последствиях. Во время их долгого путешествия на поезде они проезжали некоторые города, однако такого, как Денвер, она еще не видела. Здесь даже уличные фонари во многих местах заменяли на электрические.

Покосившись на своего спутника, Дженни в восторге воскликнула:

— Мне до сих пор не верится! Не могу поверить, что все это на самом деле! Конечно, я читала об этом в газетах, но думала, что все это выдумки!

Тут трамвай остановился, и Кейн, придерживая Дженни под локоть, помог ей спуститься на бетонный тротуар.

— В Денвере есть районы, которые не показались бы тебе столь же цивилизованными, — заметил он с легкой усмешкой.

Дженни вскинула на него глаза и нахмурилась. Он был в черном фраке, в брюках свободного покроя, в белой накрахмаленной рубашке с высоким воротником, в жилете и с аккуратным черным галстуком. Элегантный котелок на голове довершал наряд. Пистолет же, судя по всему, находился в кармане — Дженни заметила, что его правый карман подозрительно оттопыривался. Рядом с Кейном Дженни чувствовала себя на редкость невзрачной, хотя он заверил ее, что в желтом шелковом платье она выглядит очаровательно.

— Куда ты меня ведешь? — спросила Дженни. Кейн снова усмехнулся:

— Из-за твоей привычки устраивать сюрпризы я больше не рискую оставлять тебя одну и вынужден брать с собой. Но не волнуйся, тебе не придется краснеть, если будешь молчать и не глазеть по сторонам.

Вскоре они поднялись на крыльцо двухэтажного кирпичного дома на Холидей-стрит. Кейн постучал в дверь бронзовым молоточком, и стук звонким эхом разнесся по всему дому. Несколько секунд спустя им открыла горничная. Она молча протянула руку, и Кейн передал ей какую-то записку.

— Сейчас я позову миссис Роджерс, мистер Рэнсом, — сказала горничная. — Пожалуйста, подождите.

Их тут же проводили в фойе, откуда открывался вид на гостиную. Там, в обществе джентльменов, сидели полуобнаженные женщины, и Дженни тотчас поняла, что Кейн привел ее в публичный дом. Она в ужасе попятилась к выходу, но Кейн крепко взял ее за руку и прошептал:

— Успокойся, дорогая.

Она покосилась на него и проворчала:

— Не могу поверить, что ты решился привести меня сюда. Как ты посмел? Почему ты…

— Помолчи, Дженни. — Кейн еще крепче сжал ее руку. — Ты сама виновата. К тому же есть места и похуже, а это всего-навсего бордель Дженни Роджерс.

— Дженни Роджерс?! — ахнула девушка, пораженная тем фактом, что хозяйку публичного дома звали так же, как ее.

— Да. Но надеюсь, вы с ней не родственницы. — Кейн ухмыльнулся.

— Негодяй!

— Дорогая, пожалуйста, замолчи. — Заметив в глазах Дженни слезы, Кейн добавил: — Никто тебя здесь не обидит. Так что успокойся, хорошо?

Дженни передернула плечами и пробормотала:

— Я все еще не могу поверить, что ты привел меня… в этот дом, в дом бесстыжей старой…

— Дорогая, Дженни Роджерс всего тридцать два, — перебил Кейн. — Так что она совсем не старая. Что же касается «бесстыжей», возможно, ты права. Все зависит от того, как к таким вещам относиться.

Дженни ненадолго умолкла, потом снова повернулась к Кейну:

— Интересно, а как ты…

— Тише, — перебил Кейн. — Вот и миссис Роджерс.

— Кейн Рэнсом! — тотчас же раздался женский голос, и к Кейну с распростертыми объятиями приблизилась хозяйка заведения. — Как я рада тебя видеть! — Она с улыбкой обняла его.

Дженни поджала губы и уставилась на картину, висевшую на стене; она старалась не смотреть на Кейна и его ужасную знакомую. «Какой отвратительный спектакль, — думала девушка. — Как же он посмел привести меня сюда?»

Тут хозяйка борделя повернулась к Дженни и, приветливо улыбнувшись, спросила, не желает ли гостья выпить чашечку чая в гостиной. Дженни сделала вид, что не слышала вопроса.

42
{"b":"4643","o":1}