ЛитМир - Электронная Библиотека

– А тебе все нравится, – сказала она с улыбкой.

Нахмурившись, Эрик посмотрел вперед и сказал:

– Мне – да, а вот ему – нет.

– Пожалуй, ты прав, – вздохнула Ханна. – Хорошо еще, что вернулся и проводит нас до места. Не забывай, мистер Брэттон человек занятой, у него есть дела поважнее.

– Ну да, например, убивать бандитов! – заметил Флетчер Харрис.

– Может, он сам разбойник, – сказала Джессика Грей. – Я даже в этом уверена. У него длинные волосы, как у них, и такие же сапоги. И еще куча пистолетов и ножей.

– Это хорошо, что у него есть оружие, – вступилась за Крида Айви. – Иначе кто бы нас защитил?

– Я! – поднял руку Суэйн. – Ну, если бы у меня была винтовка, – добавил он со смущенной улыбкой, когда все на него посмотрели.

Лягушонок, которого обычно не видели и не слышали, тихо сказал:

– Он отчаянно смелый. Я таких уже видел, и очень здорово, что он на нашей стороне.

– Да уж, – прошептала Ханна, глядя на Крида. Он остановился и ждал их. – Я согласна с тобой, Лягушонок.

– Мисс Ханна, – обратилась к ней Ребекка. – А долго еще идти до лагеря Кер-д'Ален?

Услышав эти слова, Крид приблизился к группе.

– Если будем двигаться черепашьим шагом, то придем туда через два-три дня, не раньше! Вместо того чтобы болтать, шли бы лучше быстрее.

Ханна обняла Ребекку и с укором взглянула на Крида:

– Очень нехорошо с вашей стороны упрекать ребенка в том, что он задает естественные вопросы, мистер Брэттон. Дети устали и хотят знать, когда закончится этот долгий путь.

Крид пристально посмотрел на нее из-под шляпы, и она заметила этот взгляд. И выдержала его, не отвела глаз. Он пожал плечами и поехал вперед.

– Он ненавидит нас, – грустно произнесла Ребекка. Ветер усиливался, дул прямо в лицо, холодил кожу. Ханна дотронулась до лба девочки. Он был горячим.

– О нет, не думаю, – ответила Ханна и нахмурилась. Не хватает еще, чтобы девочка подхватила простуду. Воспаленные глаза ребенка подтвердили ее предположение. – Ребекка, тебе нездоровится?

Девочка покачала головой:

– Нет, я просто устала.

– Если почувствуешь себя плохо, непременно скажи мне. – Хорошо, – пообещала Ребекка, устремив взгляд на Крида. – Почему бы ему не уйти и не бросить нас, раз мы ему так надоели? – вдруг спросила она. – Однажды мы проснемся, а его уже не будет.

– Ребекка, думаю, он этого не сделает, а если даже уйдет, мы справимся сами, – успокоила ее Ханна. – И пожалуйста, говори потише, чтобы не смущать других.

Остальные дети беспокойно смотрели то на Ханну, то на Крида, но ни о чем не спрашивали. Слышен был только стук копыт в тишине полуденного леса. Рядом с лошадьми кружили надоедливые мухи, и где-то высоко в небе кричал ширококрылый орел.

Неподалеку, справа от главной тропы, послышался плеск горного ручейка, пробивавшегося сквозь густую траву и бежавшего по камням. От него вверх поднимался пар. Ручеек бежал параллельно тропе, и дети остановились, чтобы утолить жажду, к неудовольствию Крида, который все время их торопил.

Прошел еще день трудного пути сквозь заросли и валуны. К вечеру они подошли к небольшому озеру. Уже темнело. В воде стояли журавли и клювом доставали себе пищу. В озере отражались деревья и небо.

– Французы назвали озеро Пандорей, – сказал Эрик, – так называлось одно из индейских племен.

Рассмеявшись, Ханна поправила Эрика:

– Не Пандорей, а Понд-о-рэй [1], Эрик. На другом берегу озера расположен лагерь Кер-д'Ален, в который мы направляемся.

– Ну да, на другом берегу, только в тридцати милях от него, – вставил Крид, – и у нас есть брод, чтобы туда перебраться!

Ханна словно бы не заметила его насмешки.

– Мы доберемся туда за один-два дня. Вам там понравится, – пообещала она детям. – В Кер-д'Алене куда интересней, чем было в Джубили.

– Откуда вам это известно, если вы никогда там не были? – поддел ее Крид, сойдя с лошади. Он снял шляпу и провел рукой по волосам.

Ханна бросила на него презрительный взгляд:

– Мы проходили мимо этого поселения, когда впервые прибыли в этот район три года назад. Кроме того, отец несколько раз бывал в Кер-д'Алене. Навещал священника в миссии Святого Сердца. И пастор Ален из новой церкви пару раз приезжал к нам с визитом. Они много рассказывали о поселке. Вы забыли, мистер Брэттон, ведь я учительница. Если услышу раз, запомню навсегда. Поэтому я могу подробно рассказать детям про Кер-д'Алсн.

– Ах вот как? – задумчиво произнес Крид. – Должен вас предупредить, мисс Магуайр, поселок немного изменился после того, как вы его видели.

– Я знаю, мистер Брэттон. Но если пастор Ален там, это не имеет значения.

Крид саркастически усмехнулся, его глаза лукаво сверкнули.

– Вы так надеетесь на своего пастора Алена, словно он Моисей-спаситель.

Улыбнувшись, Ханна кивнула:

– Да, надеюсь. Потому что знаю его как доброго человека, полного святости и любви к своей пастве. Он не разочарует нас.

– Может быть, и нет, но он может потребовать определенную цену за свои услуги, – вдруг сказал Крид.

– Как вы?

– Что? Разве я когда-нибудь просил вас о чем-нибудь, мисс Магуайр?

– Нет, – ответила она мягко, – но вы постоянно третируете нас, пугаете детишек своими окриками и намеками, что бросите нас. Вполне достаточная цена за ваши услуги, мистер Брэттон.

– Не волнуйтесь по этому поводу. Они стойко несут свою ношу, – ответил ей Крид. – Я уже сыт этим по горло. Они постоянно путаются под ногами, а в самые ответственные моменты только и слышишь их визг. Когда я хотел выпить виски из своей драгоценной фляжки, то нашел в ней вместо моего любимого напитка воду из озера.

– Я… право же, ничего об этом не знала, – равнодушно промолвила Ханна, напрасно пытаясь скрыть улыбку. – Мне правда очень жаль…

– Надеюсь, что это так!

– Нет, правда! Я поговорю с ними, – сказала она, с трудом сдерживая смех.

Крид подозрительно прищурился:

– Не стоит беспокоиться. Я как-нибудь сам об этом позабочусь. Кроме того, у меня еще достаточно виски. Впрочем, можете их предупредить: еще одна выходка – и им не поздоровится!

– Да, да, непременно скажу им об этом, – пообещала Ханна. – Только дайте мне слово, что не будете их ругать.

– Я никому ничего не обещаю, – отрезал он, повернул лошадь в сторону ближайшего кустарника и скрылся. Спешившись, он начал расседлывать лошадь быстрыми привычными движениями, не обращая внимания на то, что на него уставились несколько пар детских глаз. На его месте любой мужчина давно бы уже разозлился и бросил этих детей. А он вынужден большую часть пути выслушивать наставления школьной учительницы, сыплющей библейскими цитатами.

Крид бросил седло на землю, разложив таким образом, чтобы оно могло просохнуть. Снял с него попону и развесил на кустарнике. Потом стал чистить коня травой. Бока жеребца были влажными, от них шел пар. Это был знакомый запах, пряный запах лошади и свежей травы. Крид поморщился.

– Я думал, лошади хорошо пахнут, – раздался детский голос на уровне его локтя.

Крид едва взглянул на мальчика:

– Что же, они лучше пахнут, чем некоторые другие вещи.

– Мой папа всегда говорил, что запах лошади для него лучше запаха духов, – продолжал Эрик. Он смотрел на Крида задумчивым и грустным взглядом.

– Не знаю, можно ли с этим согласиться, но лошади и правда не так уж плохо пахнут.

И Крид ласково погладил шею лошади пучком травы. Как часто он занимался этим в самых разных местах! В скольких городах? Как часто останавливался в таких глухих районах, на пустынных берегах, когда был вынужден преследовать очередных бандитов! Но именно такую работу он выбрал. Он был одинок с двенадцати лет, и ему это нравилось. Багаж возил с собой минимальный. Крид кивнул в сторону двух кляч, на которых ехали малыши:

– Почему бы тебе не позаботиться о лошадках, мальчик?

– Меня зовут Эрик. Флетчер и Суэйн присматривают за ними, – ответил Эрик и после паузы добавил: – Мой отец был кузнецом.

вернуться

1

Pond-Or-Ray (фр.) – лучистое озеро. – Примеч. пер.

20
{"b":"4644","o":1}