1
2
3
...
28
29
30
...
73

– Я познакомлюсь с документами позже, если вы не возражаете, – сказал он. – А сейчас мне надо идти, у меня назначена встреча в клубе. Надеюсь, ваша светлость, мы встретимся на маскараде у вашей бабушки.

– Вряд ли я поеду туда, – заявил Деверилл. – Я терпеть не могу подобных мероприятий. Тем не менее я уверен, что мы скоро свидимся, Истленд.

Николас откланялся и вышел из гостиной. Алисе стало не по себе, когда она осталась наедине с герцогом, хотя он вел себя сегодня вполне корректно.

– Не надо ругать Никки за то, что в последнее время он уделяет мне мало внимания, – попросила она.

Деверилл пожал плечами:

– Дело в том, миледи, что ваш брат ведет себя несколько предосудительно. Впрочем, эта история не для ушей юной леди.

Последние слова были сказаны насмешливым тоном, и Алиса вспыхнула от негодования. Чтобы скрыть свои эмоции, она подошла к маленькому столику, на котором стояли напитки, и налила гостю бренди. Герцог взял стакан из рук Алисы и вежливо поблагодарил ее.

– Я вижу, что ни мне, ни брату так и не удалось добиться вашего расположения, – заметила Алиса. – Порой я просто прихожу в отчаяние от того, что вы порицаете каждый мой шаг, каждый поступок!

– Я не ожидаю от вас никаких сверхъестественных добродетелей, – возразил герцог. – Вы – бабочка, прекрасная порхающая бабочка, и я не требую от вас большего.

Алиса бросила на герцога сердитый взгляд.

– Вот как? Значит, таковы ваши требования к современной женщине?

– А что вы ожидали услышать от меня?

– Не знаю, – честно призналась Алиса. – Но мне обидно, что вы относитесь ко мне как к легкомысленному созданию.

– В таком случае прекратите вести себя подобным образом.

– Я веду себя так, как принято в том обществе, в котором я живу, – раздраженно сказала Алиса. – Вы же сами хотели, чтобы я соблюдала правила этикета.

– Перестаньте делать вид, что вы стали совсем ручной, – с улыбкой сказал герцог.

– Конечно, я не стала ручной. Я ведь не дикая кошка, я женщина!

– Я это знаю.

Блейк понимал, что время мало изменило Алису. Да, она усвоила правила хорошего тона, но в душе осталась все той же неукротимой своевольной молодой американкой. Однако это обстоятельство не огорчило герцога. Он радовался тому, что в ней не исчез юный задор, который казался ему таким притягательным.

Глядя на улыбающегося Блейка, Алиса думала о том, что этому человеку, как никому другому, удается вывести ее из себя. Ему достаточно было пообщаться с ней несколько минут, и она уже на стенку лезла от бешенства, причиной которого был герцог. Алиса боялась, что не совладает с собой и наговорит много лишнего, поэтому всеми силами старалась взять себя в руки, хотя это нелегко было сделать.

– Я вижу, вы не лезете за словом в карман, – холодно сказала она. – Спасибо за то, что принесли необходимые документы. Обещаю в самое ближайшее время ознакомиться с ними. Если у вас все, ваша светлость…

– Нет, это еще не все, миледи, – перебил ее Блейк и сделал глоток бренди. – Ваш брак с Хартфордом вызывает у меня сомнения.

Алиса вздрогнула. Она не была готова говорить с герцогом на эту тему.

– Что… что вы хотите этим сказать? Какие сомнения могут быть у вас?

– Когда я давал согласие на то, чтобы Хартфорд ухаживал за вами, вы были очень молоды и речь не шла о браке. Я думал, что из вашего общения с виконтом ничего не получится… что между вами не возникнет серьезных отношений. Но теперь, когда вы решили выйти за него замуж, я против ваших планов.

– Ваше мнение не имеет для меня никакого значения, – дрожа от гнева, заявила Алиса.

– Правда? Какая жалость!

Алиса отвернулась к окну. Комок подступил у нее к горлу, она молчала, боясь, что если заговорит, то непременно расплачется. Ну почему герцог так жесток к ней? Сначала он требовал от нее, чтобы она вышла замуж, а теперь возражает против ее брака. Каковы причины столь резкого изменения его настроения? Алиса боялась спрашивать Блейка об этом.

Она услышала его шаги за спиной. Блейк поставил стакан с бренди на столик. Алиса не сводила глаз с освещенного лучами яркого солнца сада, стараясь не думать о герцоге.

– Вам еще нет двадцати одного года, миледи, – произнес герцог, приблизившись к ней. – И я вполне могу запретить вам всякое общение с Хартфордом, не называя причин, заставивших меня принять такое решение.

Алиса резко повернулась к нему, ее лицо пылало от гнева.

– Если вы поступите подобным образом, то сильно пожалеете об этом! – заявила она.

– Интересно, что вы сделаете, чтобы выполнить свою угрозу, миледи? – с усмешкой сказал Блейк. – Что касается меня, то мне достаточно будет приказать Хартфорду держаться подальше от вас, и он тут же перестанет ухаживать за вами.

– Неправда! Когда закончится срок вашего опекунства, он не будет повиноваться вашим приказам!

– Посмотрим! Кстати, почему вы не спросите меня о причинах, заставивших меня возражать против вашего брака с Хартфордом?

– Я не думаю, что у вас может быть какое-то разумное объяснение. Скорее всего вам просто приятно ощущать свою власть надо мной.

– Ошибаетесь, – сухо сказал Деверилл. – Вы можете мне не верить, но я пекусь прежде всего о вашем благе.

Алиса окинула его презрительным взглядом.

– Я действительно не верю вам!

? Меня это не удивляет.

– Человеку с такой репутацией, как ваша, невозможно доверять! Вы способны на любую подлость…

– Попридержите свой язык, – нахмурился Блейк. – Вы сейчас наговорите лишнего, а потом будете жалеть об этом!

– Не буду! Или вы угрожаете мне? Может быть, вы хотите вызвать меня на дуэль?

– Учитывая то, как отвратительно вы фехтуете, это была бы не дуэль, а убийство. Я предпочитаю честные поединки, исход которых не предрешен столь явно.

– А мне казалось, что вы, напротив, выбираете себе слабых соперников!

Лицо герцога помрачнело, и он начал с угрожающим видом надвигаться на Алису. Алиса невольно попятилась, но наткнулась на подоконник.

– Одна из причин, почему я все эти три года избегал встреч с вами, заключается в том, что вы постоянно выводите меня из себя. У вас особый дар бесить меня. Вы играете с огнем, миледи, будьте осторожнее в выражениях, иначе вам придется сильно пожалеть о том. что вы были несдержанны!

– Как вы смеете угрожать мне! Я говорю то, что думаю. Или вы хотите убить меня за это, как застрелили беднягу Лэнгли?

Взглянув на разъяренное лицо Блейка, Алиса поняла, что зашла слишком далеко.

Герцог схватил ее за плечи.

– Ах ты, маленькая ведьма, – процедил он сквозь зубы. – Не знаю, что лучше – избить тебя или поцеловать за твой дерзкий нрав?

– Вы можете сделать и то, и другое. Но я бы предпочла побои, – глядя на него в упор, заявила Алиса.

В эту минуту она ненавидела герцога. Она сама не понимала, что с ней и зачем она провоцирует его. Но ей хотелось дразнить Блейка, чтобы вызывать у него хоть какие-то эмоции.

– Ты забыла о том, что нельзя бросать вызов мужчине? Или ты действительно добиваешься, чтобы я поцеловал тебя? А может, ты хочешь большего? Хочешь, мы ляжем на этот диван и займемся…

– Вы не посмеете сделать это! ? испуганно вскричала Алиса.

Но видя хищный блеск в его глазах, Алиса поняла, что герцог сейчас готов на все. Он крепко прижал ее к себе. Алиса попыталась вырваться из его рук, но он был намного сильнее.

– Нет! Не смейте! – крикнула она, но герцог не обращал никакого внимания на ее сопротивление.

Когда его ладонь легла ей на затылок, в памяти Алисы ожили воспоминания об их поцелуе, и она поняла, что сейчас произойдет. Алиса попыталась отвернуться, но герцог не дал ей этого сделать. Его губы впились в ее рот с такой страстью, что Алису охватила дрожь. Она почувствовала, что его язык стремится проникнуть внутрь сквозь ее приоткрытые губы, и сжала их. Но пальцы герцога легли на ее подбородок и заставили Алису снова разомкнуть губы.

Алисе стало страшно, она боялась не справиться со своими чувствами и утратить контроль над собой. На этот раз они целовались не на веранде рядом с залом, в котором было множество гостей, а в гостиной безлюдного дома. Алиса знала, что горничная войдет в комнату только по ее зову.

29
{"b":"4645","o":1}