ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Педагогика для некроманта
Дмитрий Донской. Империя Русь
Месть белой вдовы
Вторая половина Королевы
Византиец. Ижорский гамбит
Любовь, опрокинувшая троны
Соглядатай
Реплика
Девушка с глазами цвета неба

Однако даже произошедшее между ними сближение Алиса не могла воспринимать как окончательное доказательство любви мужа. Иногда он замыкался в себе, его лицо мрачнело. Алиса не знала, о чем герцог думал в эти минуты, но ей казалось, что он сожалеет о своем возвращении домой. Эти мысли надрывали ей сердце.

Алиса рассеянно наблюдала за тем, как Блейк резвится на полу с близнецами. Малыши дергали его за волосы и шейный платок и смеялись. В этот момент Блейк походил на счастливого отца, наслаждающегося счастьем и покоем в кругу семьи. Однако Алиса сомневалась в том, что Блейк счастлив.

В детскую вошла кормилица.

– Время кормить малышей, ваша светлость, – сказала она и протянула руки, чтобы взять Стивена.

Однако ребенок вцепился в отца, всем своим видом показывая, что не желает расставаться с ним. Кормилица попыталась оттащить его, но он громко заплакал.

– Оставьте его, – сказал герцог. Но к его удивлению, кормилица покачала головой.

– Нет, ваша светлость, я не могу нарушать режим. Дети должны поесть, – заявила она слегка дрожащим от волнения голосом. Ей было нелегко выносить строгий взгляд герцога. – Они голодны.

– Что-то не похоже, что они хотят есть, – нахмурившись, возразил Блейк.

Кормилица посмотрела на Алису, надеясь, что та поддержит ее.

– Дети поедят позже, Мартина, – сказала Алиса и, дождавшись, когда кормилица выйдет из комнаты, добавила, обращаясь к мужу: – Она здесь новенькая и старается строго соблюдать режим.

– Я это понял, – холодно сказал Блейк, сажая Стивена себе на колени. – И все равно я не хочу, чтобы слуги указывали мне, что я должен делать.

Алиса едва сдержалась, чтобы не рассмеяться. Высокомерие мужа порой казалось ей забавным.

– Ну, тебя вряд ли можно запугать. Ты и сам выглядишь довольно грозно. Особенно когда на твоих коленях сидит пускающий слюни малыш, – расхохоталась Алиса.

Блейк бросил на нее сердитый взгляд.

– Вот сейчас уже лучше, – сказала она.

Герцог невольно улыбнулся и посадил Стивена на ковер рядом с собой. Малыш расплакался, обидевшись на отца. Темноволосый Энтони все это время сидел напротив них и с серьезным видом следил за действиями обоих, не вмешиваясь в их отношения.

– Мальчики такие разные, как день и ночь, – заметила Алиса. – Тебе так не кажется?

– Да, они совершенно разные, как и их родители.

Блейк отнял у Стивена булавку для галстука и, когда тот снова готов был расплакаться, отвлек его внимание игрушкой. Алиса с умилением наблюдала за ними.

Поймав на себе взгляд жены, Блейк невольно задумался о том, что ждет их семью в будущем. Он не хотел бы, чтобы Алиса была похожа на его мать. Милинда ревновала своего мужа даже к собственному ребенку. Ей было нужно, чтобы его внимание безраздельно сосредоточилось на ней. Блейк чувствовал себя лишним в семье. Он был тем яблоком раздора, из-за которого постоянно возникали скандалы. Неужели близнецы тоже когда-нибудь переживут нечто подобное и станут канатом, который будут перетягивать их родители? Блейк решил сделать все, чтобы избавить их от такой участи. Он может контролировать свои эмоции и побольше внимания уделять жене, чтобы она не чувствовала себя обделенной заботой и лаской.

Блейк улыбнулся, заметив, что Энтони наконец решил подползти к нему. Добравшись до Блейка, малыш вцепился в позолоченную пуговицу его жилета.

– По-моему, моих сыновей привлекаю не я, а мои блестящие пуговицы и булавки для галстука, – улыбаясь, заметил он.

Алиса засмеялась.

– Возможно, ты прав, – согласилась она и вздохнула. Алиса все еще не понимала, почему она так легко простила мужу его выходки. Ей надо было потребовать от него объяснений и извинений за то, что он уехал в Лондон и так долго жил там вдали от семьи. Однако она знала, что гордость не позволит Блейку просить у нее прощения. Это был замкнутый круг.

Теперь, после его возращения, ей казалось, что они могут уладить все свои конфликты, устранить все недоразумения, мешавшие им жить вместе. Правда, на все это требовалось время, Но как бы то ни было, у Алисы появилась надежда на счастливое будущее.

Когда близнецы совсем расшалились, Алиса позвала няню и оставила детей на ее попечение. Блейк вышел вслед за женой из детской в коридор.

– В следующем месяце состоится коронация, – сказал он, взяв Алису под руку. – Думаю, нас ждет потрясающее зрелище. Мы обязательно должны присутствовать на этом торжестве. Надеюсь, у тебя есть подходящий наряд?

– Ты имеешь в виду роскошное платье и драгоценности?

– Да, что-то в этом роде.

Блейк улыбнулся. Его зеленые глаза с нежностью смотрели на жену.

– В Лондоне мы встретимся с моим нотариусом. Он принесет мне на подпись документы, с которыми ты обязательно должна ознакомиться.

– Документы? Какие документы? – насторожилась Алиса.

– Мое завещание. Я, конечно, должен был обсудить с тобой некоторые детали, но мы тогда были в размолвке и не разговаривали. Старина Ливенверт постарался все учесть при составлении этого документа, но если у тебя будут возражения, ты можешь…

– Но зачем ты это сделал?

Блейк бросил на жену удивленный взгляд.

– Я должен быть спокоен за вас на случай, если со мной что-нибудь произойдет. Мне было необходимо распределить между членами моей семьи поместья и титулы, а также назначить тебе подобающее содержание.

– Неужели ты всегда был таким предусмотрительным и ответственным?

– Я не понимаю, о чем ты говоришь, Алиса.

Она вдруг бросилась на шею мужу и припала к его груди.

– Я сама не знаю, что со мной, – призналась Алиса. – Меня вдруг испугало то, что ты составил завещание. Мне показалось, что после этого может произойти что-то страшное. —Она подняла на мужа глаза, полные слез. – Мои родители умерли через месяц после того, как составили завещание. Мы с Никки считаем, что это дурная примета. Не надо искушать судьбу!

– Такие предрассудки простительны семнадцатилетней осиротевшей девочке, но ты ведь взрослая женщина, Алиса. Нельзя быть такой суеверной, – попытался образумить ее Блейк. – И потом, подумай о наследстве, которое должны получить твои сыновья. Мы не можем пренебрегать их правами. В случае отсутствия завещания они могут быть оспорены.

Алиса снова спрятала лицо на груди мужа. Ее голос звучал приглушенно.

– Я все понимаю, Блейк. Энтони унаследует твой титул и родовое имение, а Стивен поместье Лайонфилд. Это так, но кто будет опекать их до наступления совершеннолетия?

– Вот видишь! В этом-то весь вопрос! Я назначил тебя управлять их имуществом до достижения ими совершеннолетия. Надеюсь, ты не будешь возражать? Граф Истленд назван в завещании вторым опекуном наших мальчиков.

– О Блейк, ты так говоришь, как будто собираешься умирать!

– Не надейся, дорогая, я еще поживу на этом свете.

Подняв голову, Алиса с упреком посмотрела на мужа и хотела что-то сказать, но он припал к ее губам, не дав ей ничего возразить. Алиса сразу же забыла и о завещании, и о дурных предзнаменованиях.

И только ночью, лежа в постели рядом с Блейком, она снова вспомнила встречу с Эроном Хардвиком и его предупреждение. Алиса хотела рассказать обо всем мужу, но тот уже заснул. И она решила отложить этот разговор на завтра.

Глава 24

–Но зачем тебе вдруг понадобилось ехать в Лайонфилд? – с тревогой спросила Алиса.

– Дело в том, что я слишком долго был в Лондоне и запустил хозяйственные дела, – терпеливо объяснил Блейк.

Он сам поражался своей снисходительности и добродушию. Раньше герцог не потерпел бы возражений жены.

– Я еду всего лишь на неделю, – добавил он, поцеловав Алису, – А ты пока займись детьми, они не дадут тебе скучать.

– Ты все время куда-то уезжаешь, – жалобно проговорила Алиса, крепко обнимая мужа.

– Надеюсь, ты не сбежишь, пока я буду в отъезде? – улыбнулся Блейк. – Мне не хотелось бы, что ты снова уехала в Брайтон. Если это произойдет, я брошусь вдогонку за тобой.

64
{"b":"4645","o":1}