ЛитМир - Электронная Библиотека

– Марта! Говейн! Песта! – выкрикивал он имена, которые мог вспомнить, но слуги, услышав рычание Девлина, в страхе убежали вверх по лестнице.

– Да, господин? – набравшись храбрости, отозвалась Марта и широко раскрыла глаза при виде мрачного, покрытого пылью Девлина. «Не леди ли Кэтрин причина его гнева? – мелькнула у нее мысль. – Но что случилось?» Служанка была очень удивлена неожиданным отъездом Кэт с Девлином.

– Где леди Кэтрин? – сдержанно спросил Девлин, хотя ярость бушевала под его спокойной внешностью. «Черт побери, неужели она снова задумала убежать от меня? Неужели это она решила выманить меня из замка, чтобы получить возможность сбежать? А я уже начал думать, что ее влечет ко мне, что она, возможно, любит меня! Дурак! – обругал он себя. – Пора бы научиться!»

– Что… как… она же уехала с вами, господин! – в полной растерянности, запинаясь, пробормотала Марта. – Разве вы не помните, что увезли ее с собой?

Монтроз, который поднялся по лестнице и теперь стоял рядом с другом, при этих словах резко повернул голову и заметил, как застыл Девлин.

– Что за игра? – недовольно проворчал Роберт, глядя на Марту. – Как вы можете говорить, что она уехала со мной, если я ускакал с этим человеком, – он жестом указал на Роджера, – и после этого не возвращался. Вы видели, как она уезжала?

– Да, господин! Я же разговаривала с вами! Неужели вы не помните, что спросили меня, где леди Кэтрин? – Голос Марты превратился в пронзительный крик. – Вы один приехали домой и нашли ее возле складов! – Всплеснув руками, Марта в замешательстве обернулась к Роджеру, словно ища у него поддержки. – Да, господин, и не только я одна видела его, но и другие тоже!

– Приведите мне этих других, – приказал Девлин, глядя в одну точку поверх головы Марты. «Если здесь заговор, то многие саксы поплатятся за него головами; тем, кто помог Кэтрин бежать, не будет прощения», – решил Девлин.

Но стражник и двое слуг подтвердили слова Марты. Девлин не знал, что и думать. Стражник был норманном, и Роберт его хорошо знал. Слуги поклялись, что видели, как Девлин посадил леди Кэтрин на седло впереди себя и ускакал с ней за ворота замка. Девлин начал догадываться, что произошло, но не хотел этому верить и полными негодования глазами посмотрел на Роджера.

– Это Джон, – тихо подтвердил Роджер его догадку. – Могу спорить на мешок золота.

– Нет, даже Джон не осмелится на такое, – возразил Девлин – Он же понимает, что я последую за ним!

– Конечно, – согласился Роджер. – Он очень хорошо это понимает, Девлин.

Сжав руки в кулаки, Девлин ударил ими по столу так, что зазвенели кубки и ножи.

– На этот раз я убью его! – поклялся Девлин и, повернувшись к двери, замер, встретившись с обеспокоенным взглядом отца.

– Куда ты собрался, Роберт? – спросил лорд Ги, оглядывая небольшую группу, Роджер быстро выпроводил из комнаты напуганных слуг и вышел сам, оставив вдвоем отца и сына. – Кого ты собираешься убить?

Стиснув зубы, Девлин смотрел мимо лорда Ги. Он больше не был подростком, который боялся порки кнутом, но все же колебался, назвать ли отцу причину своей ярости. «Но какая разница, – решил он, – отец все равно рано или поздно узнает, так как я намерен вызвать своего брата на битву до смерти».

– Джона, милорд. Я намерен вызвать его на поединок.

– Нет! – Лорд Ги возмущенно нахмурился, и его громоподобный голос прогремел так же раскатисто, как недавно голос Роберта. – Я приказываю тебе прекратить эту дурацкую болтовню! Одумайся, ты же говоришь об убийстве собственного брата-близнеца!

– Да, милорд, я отлично это понимаю. – Роберт, не отводя глаз, бесстрашно встретил взгляд отца. – И вам должно быть прекрасно известно, что мы всегда ненавидели друг друга.

– Нет! – С болью и возмущением услышав ответ сына, лорд Ги хлопнул ладонью по столу. – Брат не может ненавидеть брата!

– Скажите это Джону, отец. Он украл то, что принадлежит мне, и на сей раз я этого так не оставлю. Я разыщу его.

– Ты говоришь, он что-то украл у тебя? Но разве золото или какие-то вещи стоят жизни твоего брата? – попытался охладить его лорд Ги.

– Он украл леди Кэтрин, – ответил Роберт, выпрямившись и стараясь держать себя в руках.

Словно онемев, лорд Ги смог только покачать головой.

– Этого не может быть, – после долгой паузы удалось ему произнести. – Вероятно, она уехала с ним по собственной воле.

– Нет! Это невозможно, потому что Кэт уже встречалась с Джоном и знает, что он собой представляет! – Девлин побелел от гнева при одной только мысли о такой возможности.

– Но, Роберт, девушка была расстроена. – Вздохнув, лорд Ги запустил руку в густые серебряные волосы. – Боюсь, моя супруга необдуманно и грубо разговаривала с ней, и Кэтрин ушла из-за стола. Быть может, она решила, что с Джоном ей будет лучше. Ты сказал, она видела его раньше.

– Что такого сказала ей Энн?

Смутившись, лорд Ги не смог встретиться со взглядом сына. Ему было стыдно признаться, что он не способен управлять непослушным языком жены.

– Она рассказала Кэт о твоих незаконных детях, – грустно ответил лорд Ги, – и о том, что ты выгоняешь своих женщин, как только у них вырастают слишком большие животы. Боюсь, это очень расстроило твою леди.

– Да, еще бы! – фыркнул Девлин. – У вашей жены подлый язык и под стать ему характер, и она должна быть строго наказана!

– В этом ты прав, – неохотно согласился лорд Ги, – но относительно Джона, мне кажется, ты заблуждаешься. Я уверен, он не мог так поступить. Раздраженно дернув головой, Роберт прошел мимо отца, не желая рассказывать ему о том, как Джон всегда перекладывал вину за свои поступки на плечи брата-близнеца. Роберт понимал, что, если сейчас встанет на свою защиту, это просто приведет к еще одному конфликту между отцом и Джоном, которых и без того было достаточно. Как это ни странно, Роберт, видимо, чувствовал себя виноватым в том, что всегда был любимцем отца, что всегда был сильнее Джона. Но несмотря на то что отец верил всему, в чем обвиняли Роберта, тот все еще оставался его любимым сыном.

– Роберт, поклянись, что не убьешь его, – попросил лорд Ги. – Я твой отец, а ты мой сын, так поклянись мне, что не станешь убивать его, а привезешь обратно, чтобы он предстал перед судом Вильгельма. Пусть суд сотворит другая рука. Прошу тебя, Девлин, войди в мое положение. – Он крепко сжал плечо Роберта и с мольбой в голосе обратился к сыну, когда тот отрицательно покачал темноволосой головой. – Я никогда не обращался к тебе с просьбой, а теперь прошу тебя ради Бога.

– Ради вас, отец, я привезу его обратно живым, – молча, выругавшись, уступил Роберт и холодным безжалостным взглядом посмотрел в лицо отца. – Но предупреждаю, я не могу обещать, что сдержу слово, если он причинил зло Кэтрин. Только в том случае, если она осталась невредима, я выполню свою клятву.

– А если ты узнаешь, что она уехала добровольно, Роберт? Что тогда? – Лорд Ги непроизвольно сделал шаг назад, заметив, как задрожал мускул на щеке Роберта, и почувствовав вскипевшую в сыне лютую ярость.

– Тогда я пожелаю Джону наслаждаться ею! – зло бросил Роберт и быстро прошел мимо лорда Ги на лестничную площадку.

Выйдя из каменной ниши, Роджер встревоженным взглядом проводил Девлина. Он предвидел, что Джону за его грязные дела предстоит адская расплата, и будет еще хуже, пока все не кончится. Девлин мчался на бешеной скорости, не щадя ни лошадь, ни преданных ему людей, которые поскакали вслед за ним, когда он понесся по дороге, ведущей от Челтенхема. На землю уже легли длинные предвечерние тени, когда Девлин, наконец, решил остановиться на отдых. Монтроз опустился на большой плоский камень у дороги и, упершись локтями в колени, обхватил себя руками; закрепленный на одном плече плащ скрыл его кольчугу и камень внизу. Наклонив голову, Роджер сидел в лучах заходящего солнца и вдруг заметил, как на небольшом расстоянии от камня солнечный луч блеснул на каком-то металлическом предмете, лежавшем в густой траве. Роджер наклонился вперед, а потом встал и, сделав несколько шагов, удивленно поднял брови и сжал губы, когда узнал то, что, лежало в траве.

32
{"b":"4646","o":1}