1
2
3
...
49
50
51
...
64

– У Жан-Поля горячий характер, – сухо заметил Хантли, – так что тебе лучше остаться дома встречать его. Не понимаю, как ты можешь любить такого человека.

– Я сама иногда не понимаю. Мне повезло в тот день, когда отец решил открыть наш дом для норманнов. И еще больше повезло, когда Жан-Поль с друзьями оказался нашим гостем. Ты будешь осмотрительной, Кэт? – Тревожные складки прорезали обычно гладкое лицо Джейн, и она сжала руку Кэтрин. – Нельзя снова попасть в руки Джона.

– Я буду осторожной и останусь, только чтобы увидеть, как похоронили отца, – пообещала Кэт, сжав холодные руки Джейн.

День уже клонился к вечеру, когда Кэтрин и Хантли наконец добрались до Челтенхема. Слезы обожгли глаза Кэт, когда она снова увидела дом, который уже не надеялась когда-нибудь увидеть. На нее нахлынули воспоминания о более счастливых днях и о времени, проведенном в Челтенхеме с суровым нормандским лордом, который завладел ее телом, а потом и сердцем, и Кэт, тихо вздохнув, пустила усталую лошадь быстрым шагом.

На окрик воина со сторожевой башни Хантли дерзко объявил:

– Возвращается леди Кэтрин Челтенхем! Прошу опустить мост и позволить нам проехать!

После минутного замешательства мост был опущен, и решетчатые ворота, заскрипев, медленно поднялись. Кэтрин, ехавшая верхом с гордо поднятой головой и устремленным вперед взором, ощущала на себе удивленные взгляды. Она не осмелилась повернуть голову, но Хантли отметил почтительно опущенное оружие и доброжелательные лица.

У дверей Большого зала их встретил лорд Ги, и Кэт, не мигая, выдержала его пристальный взгляд, хотя внутри у псе все дрожало.

– Леди Кэтрин, – медленно произнес лорд Ги с явным изумлением, – я думал, это шутка. Как вы оказались здесь? Разве вы не знаете, что в Челтенхеме вам грозит опасность?

– Знаю, господин, но мой отец должен отправиться на вечный покой, и я прибыла проводить его, – тихо, с достоинством ответила Кэт. Она не собиралась показывать этому нормандскому лорду, что стыдится бесчестного поведения отца. Кивнув, лорд Ги посторонился, пропуская Кэт и Хантли. Он с оттенком восхищения во взгляде смотрел на Кэт, удивляясь ее мужеству, ее способности бросить вызов королю и всем, кто стоял у нее на пути. С тяжелым сердцем Кэтрин снова смотрела на знакомые залы Челтенхема. Уже никогда этот замок не будет для нее таким, каким был прежде. Теперь каждый камень, казалось, хранил отражение родного лица Роберта. Она видела, как Девлин стоит у огромного очага, небрежно опершись локтем о полку, и насмешливая улыбка играет на его губах, как он восседает в массивном резном кресле во главе стола. Нет, теперь Кэт никогда не сможет вспоминать о доме своего детства без того, чтобы не думать о Роберте Девлине!

– Не хотите ли чего-нибудь выпить после путешествия, миледи? – вежливо предложил лорд Ги, поменявшись с ней ролями.

– Благодарю вас. Я устала, и мой кузен тоже. – Кэтрин с запозданием вспомнила о Хантли, терпеливо стоявшем рядом с ней. – Лорд Ги де Бофор, я хотела бы представить вам моего кузена, Хантли Трусдейла. Он тоже служит Вильгельму.

– Милорд! – Хантли отвесил безупречно церемонный поклон. – Находясь при дворе Вильгельма, я много слышал о вашей храбрости и верности королю.

– Вы много времени провели с Вильгельмом? – дипломатично поинтересовался лорд Ги. – Я не так часто видел вас среди его свиты. – Он с симпатией вгляделся в молодого человека.

– Я только недавно с ним, милорд. Последние несколько лет я провел в Нормандии и, можно сказать, только что вернулся в Англию. – Он прямо взглянул на лорда Ги и слегка расслабился, угадав в нем сочувствие к Кэтрин.

Лорд Ги снова обернулся к Кэтрин, и сто проницательный взгляд отметил, как она бледна. Лорд де Бофор понимал, что Кэт устала и встревожена ожидавшим ее будущим, по доброте душевной он хотел облегчить ее страдания и уже собрался предложить ей свою заботу, когда из противоположного конца зала прозвучал резкий голос:

– Ну и ну! Смотрите, кто вернулся в Челтенхем – побитая шавка, поджавшая хвост! – Царственной походкой, с надменно поднятой головой леди Энн вошла в зал и, пылая ненавистью, презрительно сжала губы. Она не стала обращать внимания на недовольный взгляд, брошенный ей мужем, ведь теперь она была хозяйкой Челтенхема. – Значит, вы приехали подчиниться условиям Джона, Кэтрин? Нет, – со злобной усмешкой ответила она на безмолвный вопрос Кэт, – его еще нет здесь, но он скоро прибудет.

– Нет, леди Энн. – На лице Кэтрин не отразились ее мучительные внутренние переживания, и только в голосе явно почувствовалось напряжение. – Я приехала не разыскивать Джона, а похоронить отца, и прошу оставить меня в покое.

– Покой! – Леди Энн откинула назад модно причесанную голову, покрытую платком с золотой вышивкой, и ее звенящий смех разнесся по залу. – Неужели вы и вправду собираетесь найти его здесь? По-моему, вы на самом деле сумасшедшая. В этом замке вы не найдете покоя, Кэтрин! Единственный покой, который вы можете обрести, – это смерть.

– Леди Энн! – прикрикнул на жену лорд Ги. – Вы снова переходите все границы! Прекратите дразнить эту леди! – Его лицо покрылось красными пятнами, и он, быстро подойдя к леди Энн, сильно встряхнул ее одной рукой. – За свой гадкий язык и отвратительный характер вы заслуживаете порки! Роберт часто говорил, что мне следует выпороть вас, и, Бог свидетель, мне кажется, он прав!

– Вот как, милорд? – холодным тоном отозвалась леди Энн, стараясь удержать равновесие. – Как всегда, повинуюсь вашим приказаниям, господин. – Она склонила голову, но взгляд, который она метнула в Кэт, был полон ненависти. Не оставалось сомнений, что она не успокоится, пока не выгонит Кэтрин из Челтенхема.

Кэтрин отвели покои, которые когда-то она занимала с Робертом, но ей хотелось бы, чтобы лорд Ги не заставлял ее располагаться там, где в каждом углу ей виделся образ Роберта, и, войдя в комнату, она закрыла лицо ладонями. Похоронная процессия с телом Уолтера должна была прибыть ранним утром следующего дня, и Кэт решила уехать сразу же после похорон. Было очевидно, что в таком случае ей удастся избежать встречи и с Робертом, и с Джоном.

Раздался легкий стук, вслед за ним дверь в спальню отворилась, и Кэт застыла от охватившего ее смертельного страха, который сменился радостью, когда она увидела входящую в комнату Марту.

– Миледи! – воскликнула Марта, бросившись к Кэт. – Я так скучала без вас, так боялась за вашу жизнь! Вы в порядке? – Отстранившись на расстояние вытянутой руки, она придирчиво искала признаков плохого обращения с ее хозяйкой.

– Да, Марта, со мной все хорошо, и я рада снова видеть тебя, – ответила Кэтрин, крепко обнимая служанку.

Марта, глотая слезы, торопливо поведала Кэт обо всем произошедшем в ее отсутствие и о собственном ужасе и страданиях, когда она узнала, что Кэт похитил брат Девлина.

– Миледи, как только я поняла, что вас увез совсем не тот мужчина, который вас любит, я готова была вонзить кинжал себе в сердце! У меня было такое чувство, словно мне отрубили правую руку!

– Ни один из них меня не любит, Марта. – Кэтрин улыбнулась образным высказываниям служанки, понимая, что та говорит от всей души. – Но это не имеет значения. Тогда я тоже подумала, что это Роберт, так что тебе не за что себя винить.

Марта приготовила для Кэтрин теплую ванну и положила на маленькую деревянную табуретку толстые полотенца. Как в прежние времена, она помогла Кэт раздеться и аккуратно сложила ее платье, нижнюю юбку и сорочку. Лежа на спине в теплой воде, Кэт закрыла глаза, наслаждаясь заботой и любовью преданной служанки. Чувствуя, что вода начинает остывать, Кэт со вздохом поднялась и вышла из ванны.

Марта помогла ей вытереть атласную кожу. Болтая, она обернула одним толстым полотенцем мокрые волосы Кэт, а затем взяла второе, чтобы вытереть тело, и внезапно замолчала, держа полотенце в вытянутой руке. Удивленная тишиной, Кэт. в недоумении посмотрела на Марту, не понимая странного выражения на ее лице.

50
{"b":"4646","o":1}