ЛитМир - Электронная Библиотека

Пинком распахнув дверь в спальню, Девлин втолкнул Кэт внутрь, и у них обоих промелькнула мысль о том, как часто повторяется эта сцена. Не произнеся ни слова, они повернулись лицом друг к другу, пряча свои истинные чувства под хитроумно изобретенными масками.

– Итак, милорд? – Потемневшие аметистовые глаза Кэтрин встретили пронизывающий взгляд Девлина. – Что вы сделаете теперь? Снова запрете меня в высокой темной башне? Заточите навсегда?

– Да! – вскинув голову, резко выкрикнул Девлин, оскорбленный презрительным тоном Кэт и обвинениями, которые считал несправедливыми. – Я мог бы сделать именно это, красавица! – Шагнув ближе, он грубо поднял ей пальцами подбородок, чтобы заглянуть в глаза. – Я спрячу вас, Кэтрин, от всех глаз, кроме моих, и оставлю лишь для себя. Как вы полагаете, вам это понравится? Или вы, возможно, предпочитаете остаться с моим братом? Быть может, мне сказать Джону, чтобы он приехал за вами? По-видимому, вы отдаете предпочтение ему.

У Кэтрин больно сжалось сердце, но она не стала отвечать на его жестокие слова. «Как он может говорить так несправедливо? – спросила себя Кэт, не замечая, что ее слова были пс менее обидными. – Неужели Роберт не понимает, как я тосковала по нему? – Но она не в силах была решиться на такое признание. Теперь она должна думать о ребенке, и, если не защитится от Девлина, он может погубить ее. – Нет, нужно быть сильной и обуздать свои нежные чувства».

– Ваше молчание означает согласие? – рассмеялся Девлин. – Но мне вовсе не требуется вашего согласия, милая. Я не сомневаюсь в своих способностях убедить вас, и у вас еще будет возможность удостовериться в этом.

Отпустив подбородок Кэт, Девлин сел в стоявшее рядом кресло, не отрывая от нее угрюмого взгляда. Кэтрин, вытянув по бокам руки, неподвижно стояла там, где он оставил ее. Девлин проклинал себя последними словами, ему хотелось, чтобы она была нежной и уступчивой, и сама мысль о том, что Кэт снова будет сопротивляться, была ему ненавистна. Теперь для него не было возврата назад, он выбрал для себя не только земли Челтенхема, но и их хозяйку. Все должно быть решено сейчас, чтобы Девлину больше не нужно было бороться за каждое мгновение удовольствия и покоя. Роджер Монтроз посоветовал Роберту попросить Кэт стать его женой, но Роберт ответил, что считает эту идею нелепой, потому что вообще не собирается жениться.

– Вы так и будете смотреть на меня, как на двухголовое чудовище? – ядовито поинтересовалась Кэтрин, вернув Девлина к действительности. – По вашему виду можно подумать, что вы собираетесь меня съесть!

– Да, – неожиданно рассмеялся Девлин, и его суровые глаза потеплели. – Ваше замечание воодушевило меня, красавица.

Он поднялся быстрым гибким движением и устремился к Кэтрин, как будто она и в самом деле была избранной им жертвой, а он охотящимся хищником. Взяв в свою огромную лапищу ее маленькую ручку, Девлин поднес ее ко рту и нежно зажал зубами изящный пальчик. Кэтрин стояла как загипнотизированная, пока Девлин, не причиняя боли, покусывал ей кончики пальцев, а затем легким, щекочущим движением пробежался кончиком языка по ее ладони. Он нежно держал Кэт за кисти, а потом его руки скользнули вверх по ее рукам под широкие рукава, поглаживая шелковую кожу. Кэт задержала дыхание, стараясь справиться с внутренним трепетом, который вызвали у нее умелые ласки Роберта. Но какой смысл бороться, если она отлично знала по опыту, что своими ласками и поцелуями Девлин все равно сделает ее тело податливым? Кэт не могла устоять против него, да, честно говоря, и не хотела. Подняв голову, Роберт заглянул в два фиалковых омута, и улыбка осветила его лицо.

– Между нами существует нечто, чего нельзя отрицать, дорогая, – нежно промолвил Девлин. – Вы тоже это чувствуете? Вы чувствуете силу притяжения, которая все крепче связывает наши судьбы?

– Нет, – возразила Кэт, отрицательно покачав головой. Напуганная собственными чувствами и возможностью быть безжалостно отвергнутой, Кэт отчаянно пыталась остаться спокойной перед лицом своей безумной страсти. – Я чувствую только растущее желание свирепого нормандского господина. Роберт Девлин, вы практически без всяких усилий можете заставить меня сдаться, но что вы завоюете? Хижину из соломы, которую первый же сильный ветер разметает над нашими головами. Одно только физическое влечение не сможет выдержать испытания временем.

– Не сможет, но оно сделает это время сладостным!

Дав волю страсти, Девлин набросился на губы Кэт, лишив ее возможности дышать. Под его натиском ей пришлось откинуть назад голову, и Девлин нашел жилку, бьющуюся под шелковой кожей, а затем на ее горло и плечи обрушился поток поцелуев. Превратившись из варвара в джентльмена, Девлин, изголодавшийся по Кэт, нежно ласкал ее и губами, и руками.

Оказавшись на широкой кровати, придавленная к матрацу худым мускулистым телом Девлина, Кэтрин с радостью сдалась и, обвив руками шею Роберта, притянула его к себе и хриплым голосом прошептала на ухо, как ей необходимо облегчение. Страсть разгоралась, беспощадно сжигая самоконтроль их обоих. Жадно, почти с безумием отдавшись своим желаниям, они все плотнее и плотнее прижимались друг к другу, пока их тела не слились воедино.

Много позже, когда Девлин снова мог нежно целовать Кэт, он, найдя губами ее слегка приоткрытый рот, легко, как крылышком мотылька, коснулся его. В темных глазах с отяжелевшими веками светилось удовлетворение, и Девлин, с улыбкой взглянув на Кэт, утомленно, с хрипотой в голосе, сказал, растягивая слова:

– Это стоило того, чтобы ждать, но я не хочу снова ждать так долго.

Продолжая улыбаться, Роберт любовно погладил атласную кожу плеч и твердые округлые груди, проложив пальцами невидимые дорожки вокруг розовых сосков, а потом его рука, скользнув но ребрам вниз к животу, неожиданно остановилась, и Роберт, нахмурившись, острым взглядом посмотрел на округлость, появившуюся там, где живот должен быть плоским.

Почувствовав, как Роберт внезапно замер, Кэтрин зажмурилась, желая спастись от вопроса, который, она не сомневалась, неминуемо последует. Ей нужно было знать, что Роберт увидит изменение в ее фигуре: он всегда замечал все в ее теле.

– У вас будет ребенок. – Это было утверждение, а не вопрос, и Кэт ничего не могла возразить.

– Да, господин. – В глубине смотревших на него фиалковых глаз таилось страдание. По напрягшемуся телу рядом с ней, по прищуренным глазам и крепко сжатым губам Роберта Кэт поняла, что он рассержен.

– Он мой или моего брата? – Кэтрин ничего не ответила, и пальцы Девлина сомкнулись вокруг ее запястий. – Вы знаете, кто отец, красавица?

– Да, лорд Роберт. – Вызывающим жестом откинув назад голову, Кэтрин холодно встретила его пристальный взгляд, хотя сердце ее отчаянно стучало. – Я знаю, кто отец.

Девлин молча ждал, что она скажет еще что-нибудь, что будет отрицать то, что он смертельно боялся услышать, но Кэт ничего не сказала. «Как он мог такое спросить? – возмутилась Кэт. – Неужели он думает, что я добровольно отдалась его брату?»

– Назовите отца, Кэтрин! – едва сдерживая чувства, прохрипел Роберт, вонзив пальцы в нежное тело Кэтрин.

– Разве вы не доводитесь отцом многим незаконнорожденным детям, лорд Роберт? – с горечью бросила ему Кэт. Она была ранена до глубины души тем, что его больше интересует вопрос отцовства, а не ее чувства. – Зачем вам беспокоиться, если будет одним больше? Сколько их всего у вас?

– Это мой ребенок? – Недоверие боролось в Роберте с желанием поверить, что отец – он.

– Да, господин! Еще один незаконнорожденный ребенок в вашем семействе! – Кэт отвернулась, изо всех сил стараясь сдержать слезы. Девлин удовлетворенно хмыкнул, соглашаясь с ней, и, осознав, как крепко сжимает Кэт, расслабился. «Ребенок, мой ребенок! Сын от этой очаровательной саксонки, конечно, будет иметь непокорный характер», – с неожиданной радостью подумал он, представив себе ребенка. Из всех незаконнорожденных детей, которых Роберт был вынужден признавать своими, этот будет первый по-настоящему его ребенок.

52
{"b":"4646","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Струны любви
Математика покера от профессионала
Соглядатай
Непобежденный
Застигнутые революцией. Живые голоса очевидцев
Воспитание без границ. Ваш ребенок может все, несмотря ни на что
Шепот в темноте
День Нордейла
Кровные узы