A
A
1
2
3
...
29
30
31
...
41

— Это так, хотя я жила там не одна, а с моей кузиной Амелией. Но знаешь что? Я бы предпочла вот такие пикники скучным обедам в доме моих дядюшек. Поверь, очень тоскливо сидеть за длинным столом в окружении чопорных слуг, которые молча стоят за твоей спиной и ждут, когда можно будет унести тарелки. — Она перевела взгляд на Тайлера: слышит ли он их разговор? Кажется, нет… Лежит, подложив руки под голову, глаза закрыты. Наверно, задремал.

— Значит, ты очень скучала?

Клаудия помолчала, вспоминая свое безрадостное детство и одинокую юность. Случай вполне подходящий, чтобы вызвать сочувствие дочери, но ей не хотелось делать из себя мученицу.

— Нет, не очень. Моим главным развлечением были книги. Я читала все, что попадалось под руку. — Она улыбнулась при этом воспоминании. — Вот когда я чувствовала себя принцессой… Ждала прекрасного принца на белом коне, который увезет меня в чудесную страну.

— Папа был похож на этого принца? — прищурилась Натали.

Клаудия вздрогнула.

— Да… Я Приняла его за героя из сказки. Он был такой красивый и казался очень добрым. А какие слова он мне говорил! Именно те, что я мечтала услышать. — Боже, какой же она была наивной! Столько лет прошло, а ей до сих пор больно вспоминать о собственной доверчивости. Юность и одиночество — плохие советчики, вот почему Гордону не составило труда обмануть ее.

Натали задумалась, покусывая травинку. Когда она наконец заговорила, в ее голосе послышалась такая недетская мука, что у Клаудии сжалось сердце.

— Папа и мне говорил, что любит, но я знала, что это неправда. Перед гостями он делал вид, что у нас все хорошо, но, когда мы оставались одни, он раздражался и прогонял меня. Однажды я случайно услышала, как он говорит кому-то по телефону, что никогда не хотел иметь детей, назвал меня ошибкой молодости. И еще… Он очень сердился из-за того, что я похожа на тебя.

Дрожащей рукой Клаудия погладила дочь по шелковистым волосам.

— Дорогая моя девочка, ты его самая лучшая ошибка. Я так хотела, чтобы ты родилась, и ни разу не пожалела об этом. И я очень горжусь нашим сходством.

Натали недоверчиво взглянула на мать.

— Я не такая красивая, как ты, — нахмурилась она. — У меня веснушки.

— Они тебе к лицу, и вообще ты очень хорошенькая, — горячо заверила ее Клаудия.

Подбородок девочки предательски задрожал. Она быстро наклонилась и взяла недоеденную булочку.

— Пойду покормлю овечек. — Она вскочила и убежала.

— Далеко не уходи! — крикнула Клаудия ей вслед и закусила губу, провожая взглядом тоненькую фигурку.

— Не беспокойся, с ней ничего не случится, — раздался голос Тайлера.

Значит, он не спал и все слышал!

— Надеюсь… — вздохнула Клаудия.

— Ей нужно время, чтобы все обдумать, — добавил Тайлер. — Мне показалось, ты знала, что Гордон не любил Натали.

— Да, Венди мне сказала об этом, — призналась Клаудия.

— Венди?

Клаудия кивнула.

— Она очень наблюдательна. И, между прочим, чрезвычайно умна. Она дала Гордону от ворот поворот, когда он попытался добиться ее благосклонности, чего, к сожалению, нельзя сказать обо мне.

Тайлер взъерошил свои густые волосы.

— Господи, у меня такое чувство, что я долгие годы жил в каком-то выдуманном мире.

— Главное, что ты сделал Натали счастливой, подарил ей свою любовь, остальное неважно. На днях она призналась, что хотела бы быть твоей дочерью. Это наивысшая похвала, Тайлер.

В его глазах промелькнуло странное выражение.

— Ты сказала, что вы с Амелией жили очень уединенно. Это правда?

— Да… Наши дядюшки держали нас в строгости, готовили к тому, чтобы со временем мы заняли подобающее положение в обществе. — Клаудия пожала плечами. — О, они были по-своему добры к нам, бедным сироткам, но и понятия не имели, какой удушающей казалась нам атмосфера их роскошного дома. Особенно мне.

— Твоя кузина думала иначе?

— В ней не было итальянской крови, — рассмеялась Клаудия.

— А где ты училась? — спросил Тайлер, пристально глядя на нее.

— Я посещала очень престижное учебное заведение для девушек из богатых семей и получила хорошее образование. Вот только с реальной жизнью оно не имело ничего общего. Когда в моей жизни появился Гордон, я уже дозрела до бунта. Дядюшки пытались отговорить меня от замужества, но мне уже исполнилось восемнадцать, и никто не мог меня остановить. Слишком поздно я поняла, что мои опекуны были правы. — Она говорила совершенно бесстрастно, все эмоции и сожаления остались в прошлом. — Гордон начал изменять мне сразу после свадьбы, но я была слишком горда, чтобы признать свою ошибку и вернуться домой. — Вместо этого она примирилась с его изменами и терпеливо сносила все унижения и оскорбления. Однако настал момент, когда чаша ее терпения переполнилась.

Тайлер подался вперед, не сводя глаз с ее лица.

— Почему ты приехала в Италию одна?

— Потому что мне нужно было все обдумать. Гордон в то время интересовался другой женщиной. По-моему, ее звали Энджи. — Заметив, что Тайлер нахмурился, Клаудия слабо улыбнулась. — Муж не считал нужным скрывать от меня свои похождения. А мне было уже все равно, так как я решила развестись с ним.

Темные брови Тайлера сошлись на переносице.

— Ты хочешь сказать, что к тому времени, когда мы с тобой познакомились, ты уже приняла решение о разводе? — уточнил он.

— Да, мое терпение истощилось, я больше не могла выносить этого человека.

— Если так, какого черта ты к нему вернулась? Неужели надеялась, что он переменится? — зло бросил Тайлер.

Клаудия смотрела вдаль, туда, где среди высокой травы резвилась Натали.

— Все было не совсем так.

— Почему ты не развелась с ним?

Глаза Клаудии яростно сверкнули.

— Я собиралась это сделать, потому что, потеряв тебя, окончательно убедилась в бессмысленности своего брака. Однако, приехав в Англию, л удивлением обнаружила, что Гордон очень изменился. Своей внимательностью, нежностью он застал меня врасплох, и я попалась на его удочку, как последняя дура. Когда до меня наконец дошло, что кроется за этой неожиданной переменой, я уже была беременна. Пришлось остаться… Гордон сбросил маску и взялся за старое.

У него было много женщин, я со счета сбилась, но ради Натали продолжала бы делать вид, что ничего не замечаю, если бы он вдруг не воспылал ко мне страстью. Естественно, я ему отказала, забыв, что Гордону никто никогда не говорил «нет»… Последовала ужасная сцена… — Она горестно покачала головой.

— Ради всего святого, Клаудия! — не выдержал Тайлер. — Неужели он…

Лицо Клаудии исказилось от боли.

— На следующий же день я уехала. Остальное тебе известно.

Тайлер побледнел как полотно.

— О Господи! — воскликнул он и отвернулся, не видя, что к ним приближается Натали. После долгой паузы он пробормотал: — Ты не должна была к нему возвращаться.

Клаудия не поверила своим ушам.

— Что ты сказал? Ты же сам себе противоречишь, Тайлер. Раньше ты говорил, что я не имела права уходить от мужа, а теперь утверждаешь, что я не должна была к нему возвращаться! Что мне было делать? Обратиться к тебе за помощью? Но ты уже вынес мне приговор и исчез. Для тебя я просто не существовала. Так что пришлось самой решать свою судьбу. Интересно, когда же ты наконец определишься и поймешь, чего хочешь!

— Вы ссоритесь?

Услышав встревоженный голосок дочери, Клаудия замерла от ужаса: неужели Натали все слышала? Первым опомнился Тайлер:

— Ну что ты, малышка, разве можно ссориться в такой прекрасный день? Мы просто беседовали, вспомнили кое-что из прошлого. — Он усадил девочку к себе на колени. — Ну как, покормила овечек? Они тебя не укусили? Рукиноги целы? — Ему удалось переключить ее внимание.

— Они от меня убежали, — пожаловалась Натали.

Опасная минута миновала. Клаудия облегченно вздохнула и принялась убирать остатки еды, рассеянно прислушиваясь к веселой болтовне Тайлера и Натали. Почему Тайлер так странно отреагировал на ее слова? Его поведение уже в который раз ставило ее в тупик. Кажется, он пересмотрел свои излишне строгие взгляды на брак. Но значит ли это, что он смягчился по отношению к ней? Хотелось бы надеяться, ведь Нэнси Уилер вот-вот приедет в Манчестер и будет ждать от нее звонка. И тогда все будет зависеть от настроения Тайлера. Похоже, ей все, же удалось заставить его задуматься, заронить в его душу искру сомнения.

30
{"b":"4647","o":1}