ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты могла бы жить здесь, если бы вышла за него замуж, — неожиданно сказала она.

На секунду Клаудия растерялась.

— Это верно, — ответила она со странной улыбкой, — но обычно люди женятся совсем по другим причинам.

— Разве ты не любишь его? — Натали посмотрела матери прямо в глаза.

Поколебавшись, Клаудия решила, что честность — лучшая политика.

— Люблю, — призналась она.

— Вот и хорошо. Тогда все в порядке!

Клаудия весело рассмеялась.

— Ах, Натали, все не так просто… — она погрозила дочери пальцем. Не пытайся поженить нас, у тебя все равно ничего не получится.

Натали хотела было что-то возразить, но передумала.

— Ладно, не буду, — легко согласилась она. Что-то слишком легко, мелькнуло в голове у Клаудии. Она отогнала смутные подозрения.

— Утром мы гуляли с Тайлером в лесу, и я нарвала цветов. Ты поможешь мне засушить их для гербария?

— Конечно, помогу. Принеси свой альбом, а я пока приготовлю себе кофе. Посидим на террасе, хорошо?

— О'кей! — обрадовалась Натали и умчалась в свою комнату.

Клаудия улыбнулась ей вслед. Все еще улыбаясь, она убрала кассеты в шкафчик, направилась в кухню и с удивлением обнаружила там Тайлера, который сидел за столом и пил кофе. Налив ей чашку, он заметил:

— По-моему, это как раз то, что тебе сейчас нужно.

— Спасибо, — поблагодарила Клаудия, присаживаясь к столу.

— Значит, ты все-таки добилась своего, — сухо сказал он.

Клаудия удивленно подняла на него глаза:

— Ты недоволен?

Тайлер пожал плечами и, отодвинув чашку, сложил на груди руки.

— При чем тут я? Натали твоя дочь.

Клаудия медленно поставила чашку на блюдце.

— Что тебя беспокоит? Я думала, ты обрадуешься… Неужели ты сочувствовал мне только на словах?

— Нет, это были не просто слова, — быстро возразил Тайлер. — Я искренне рад за тебя.

— Тогда что тебя смущает?

Тайлер опустил глаза:

— Я не хочу потерять Натали.

— Неужели ты думаешь, что я могу так обойтись с тобой? — возмутилась Клаудия. — Я же знаю, как много она значит для тебя! И она к тебе очень привязана. Между прочим, я сказала ей, что собираюсь купить себе дом где-нибудь поблизости, — ровным голосом сообщила Клаудия.

— И что она ответила?

Не удержавшись от улыбки, Клаудия потупилась.

— Натали хочет, чтобы я осталась здесь. А для этого, по ее мнению, нам надо пожениться. — Интересно, какова будет его реакция?

Тайлер добродушно усмехнулся, и Клаудия, неизвестно почему, почувствовала себя задетой. Она ожидала чего угодно: взрыва негодования, обвинений в том, что внушила дочери эту мысль, во лжи, наконец, но только не этой снисходительной, равнодушной ухмылки.

— Так и сказала? Вот хитрый лисенок, — покачал головой Тайлер.

— Не беспокойся, я объяснила ей, что это невозможно, — обиженно буркнула Клаудия.

Глаза Тайлера сузились.

— И она с тобой согласилась?

Клаудия кивнула.

— Гм-м, значит, она что-то задумала. Не зря говорят: если дети слишком послушны, жди беды. Мы-то с тобой знаем Натали.

— Ты, может и знаешь, а я нет, — пробормотала Клаудия внезапно охрипшим голосом.

Немного помолчав, Тайлер вздохнул:

— Извини, Клаудия, я допустил бестактность.

Клаудия небрежно повела плечами.

— Не имеет значения. Я все равно узнаю все, что меня интересует, твердо заявила она.

Тайлер мрачно усмехнулся.

— Не сомневаюсь. Я уже понял, от кого Натали унаследовала свою решительность, — заметил он, вставая. — Послушай, ты привезла с собой что-нибудь нарядное?

Клаудия растерянно заморгала:

— Вообще-то да, но…

— Вот и прекрасно. Я приглашаю тебя на обед.

— На обед? — воскликнула она в крайнем изумлении.

Губы Тайлера дрогнули в иронической усмешке.

— Приятно хоть раз увидеть тебя растерянной. Будь готова к восьми часам. В последнее время у тебя было мало причин для радости, так что я не могу себе позволить упустить такой шанс. Возражения есть?

Наверно, я похожа на рыбу, вытащенную из воды, подумала Клаудия.

— Нет… никаких, — пролепетала она. — Спасибо, Тайлер. Вот уж не ожидала…

Его синие глаза потеплели.

— Я знаю. Ты привыкла не ждать от жизни ничего хорошего.

Щеки Клаудии окрасились нежным румянцем.

— Не надо меня жалеть, Тайлер, — тихо сказала она. — Я не нуждаюсь в твоей жалости.

В его глазах мелькнуло непонятное выражение.

— Это не жалость, Клаудия, — с загадочным видом ответил он и вышел из кухни, прежде чем она успела спросить: а что же тогда?

Оставшись в одиночестве, Клаудия погрузилась в раздумья. Что скрывается за его неожиданным приглашением? Скорее всего, это простая любезность, и все же ее сердце забилось быстрее. Как видно, оно не желало довольствоваться малым и надеялось вопреки всему…

О Господи, она ведет себя как девчонка, а не как зрелая женщина, имеющая семилетнюю дочь, которая, между прочим, уже ждет ее. Выбросив из головы мысли о предстоящем обеде, Клаудия допила кофе и побежала на террасу.

Глава 8

Клаудия собрала с тарелки крошки, оставшиеся от клубничного пирожного, и отправила их в рот. Обед был замечательный, от первого до последнего блюда, а вот ее спутник… Тайлер пребывал в странном настроении, казался озабоченным и подавленным, от него прямо-таки веяло холодом. С той минуты, как они оставили Натали на попечении Венд и отправились в ресторан, он почти все время молчал и только изредка вздыхал, словно его что-то угнетало.

Положив десертную вилку, Клаудия подняла глаза. В элегантном темно-синем костюме и ослепительно белой рубашке Тайлер выглядел чрезвычайно импозантно, и Клаудия каждым нервом ощущала притягательную силу, исходящую от него.

— Все было очень вкусно.

Ее слова вывели его из задумчивости, он кивнул и слегка улыбнулся, но его мысли явно витали где-то далеко.

— Ты всегда любила поесть. Как приятно обедать с женщиной, которая ест с аппетитом, а не ковыряет еду вилкой. Помнится, ты обожала спагетти, я даже сказал тебе однажды, что ты готова их есть на завтрак, обед и ужин.

Клаудия весело рассмеялась. Ему незачем знать, что после их разрыва она не могла смотреть на спагетти без слез.

— Я их и сейчас люблю. Должно быть, потому, что я наполовину итальянка, — пошутила она, придвигая к себе чашку с кофе. — Странно, что ты помнишь такие пустяки.

— Я много чего помню, — сухо заметил он. — Даже то… — Он запнулся.

— …что предпочел бы забыть? — быстро подсказала Клаудия и тут же пожалела об этом, увидев, как потемнело его лицо.

— То, что раньше казалось неважным, а теперь видится в ином свете, возразил Тайлер. — Ты на многое открыла мне глаза.

— Вот уж не ожидала, что мой рассказ так на тебя подействует, вспыхнула Клаудия. — По-моему, ты меня совсем не слушал.

Тайлер усмехнулся:

— Тебя трудно не услышать.

Чувствуя, что краснеет, Клаудия откашлялась, чтобы скрыть смущение.

— Я просто хотела, чтобы ты понял. Ничего не требовала, ничего не ждала…

Тайлер помешал ложечкой кофе.

— В самом деле? Ты не пытаешься себя обмануть, Клаудия? — тихо спросил он.

Сердце у нее дрогнуло. Она глубоко вздохнула и храбро взглянула ему в глаза.

— Что ты имеешь в виду?

— Не притворяйся глупенькой, Клаудия. Ты меня отлично поняла. Скажи честно, разве ты не надеялась возродить наши прежние отношения?

Разговор принимал опасный оборот. Клаудия нахмурилась.

— Как раз это и было бы величайшей глупостью с моей стороны, ты не находишь? — произнесла она нараспев, вложив в свои интонации всю иронию, на которую была способна.

Тайлер скептически поднял брови:

— Неужели эта мысль даже не приходила тебе в голову?

Ему удалось задеть ее за живое.

— Разумеется, приходила, я же человек, а не кукла! Но лишь на минуту.

— Какая жалость, а я-то думал…

Клаудия широко раскрыла глаза. Такой реакции она не ожидала.

32
{"b":"4647","o":1}