ЛитМир - Электронная Библиотека

Затем Перри наклонился и что-то прошептал на ухо Энн. Та поспешно выскользнула из кухни, даже не побеспокоившись о судьбе недоделанного салата.

С ножом наперевес Сюзи повернулась к Бену.

— Помоги мне, ковбой. Достань луковицу из мешка.

Мэгги приготовила вегетарианское чили и выложила из банки консервированные персики на десерт. Энн в кухне так больше и не появилась ни на ужин, ни для того, чтобы убрать после него.

Мэгги начала серьезно волноваться за их странную соседку. Если ей так плохо из-за ее аллергии, зачем она мучается и остается здесь?

После ужина Мэгги вышла на веранду. Дождь прекратился, оставив после себя густой туман, и весь пейзаж напоминал ей сцену из какого-нибудь средневекового любовного романа. Саму себя она представляла героиней в кринолине и под вуалью, спасающейся от погони.

Ей приятно было рисовать себе сказочные картинки, особенно в преддверии неминуемой критики маэстро. Отталкиваясь одной ногой, она качалась на качелях и почему-то совсем не удивилась, когда рядом появился Бен, схватился за цепь, останавливая качели, и уселся рядом.

— Как ты думаешь, на что у Энн аллергия? На этот дом? — спросил он.

— Вполне возможно. Дом старый, пропыленный. Теперь она жалуется еще и на зуд в руках.

Мэгги снова оттолкнулась, раскачивая качели.

Ей нужно было как-то реализовать переизбыток энергии, который возникал в ее организме каждый раз, когда рядом находился Бен. Постепенно на веранду подтянулись почти все ученики — те, кому не хватило плетеных кресел, сидели на перилах.

Бен втянул носом воздух.

— Хорошо пахнет.

Мэгги открыла рот, чтобы по закону жанра ответить, что это глициния, как вдруг с удивлением услышала, что произносит: «Средство против комаров».

— А где Сюзи? — поспешила спросить она, чтобы скрыть неловкость.

— Я не видел ее уже несколько минут.

Чувствуя на себе его насмешливый взгляд, Мэгги велела себе держаться как взрослая, а не как смущенный подросток.

— Может быть, она уже разговаривает с Перри?

Пожалуй, и нам пора.

— Ревнуешь?

— Что?

— То, что парень мошенник, еще не значит, что его не любят женщины. Часть проблемы как раз и состоит в том, что они его слишком любят.

— Не думаю. Ведь сразу видно, что он самовлюбленный болван. — Мэгги почувствовала, что настал подходящий момент сказать Бену правду.

Особенно если учесть, что он рассказал ей о своей бабушке. — Впрочем, что я говорю? Моя подруга влюблена в него без памяти и уверена, что и он тоже влюблен в нее.

Последовала долгая пауза.

— И?

— А я уверена, что ничего подобного.

— Почему?

Как бы объяснить ему это поделикатнее?

— Во-первых, они встречались только один раз…

— То есть ты не веришь в любовь с первого взгляда?

Мэгги снова с силой оттолкнулась. Бен, не ожидавший рывка, привалился к ней. Господи, любая женщина в подобной ситуации знала бы, что делать — качели на двоих, лунный свет, рассеянный серебристым туманом… Но только не Мэгги! Вечно неуклюжая и неловкая Мэгги Райли, чьим единственным школьным свиданием был поход на научную выставку с главным классным «ботаником».

— Понимаешь, моя подруга очень богата и хороша собой, но совершенно не приспособлена к жизни. А уж в мужчинах она вообще ничего не смыслит.

Последние слова Мэгги произнесла с трудом, потому что пальцы Бена начали массировать ее затылок.

— А ты уверена, что знаешь о мужчинах все, да? — Сильные, но нежные пальцы сделали еще несколько массирующих движений. — Расслабься.

И на несколько божественных мгновений Мэгги действительно расслабилась, но, почувствовав, что сейчас лужицей растечется у его ног, откашлялась и снова заговорила:

— Так о чем это я? Ах да, Мэри-Роуз… Так вот, отец слишком опекает ее и контролирует все ее свидания, а ведь ей уже двадцать пять! Просто средневековье какое-то. — Закрыв глаза, она снова отдалась во власть умелых рук. — Вот так… Здесь…

Хорошо-то как…

Скрип качелей и гул голосов привели Мэгги в чувство, и она поторопилась немного отодвинуться.

— Вероятно, я сгущаю краски, но она всегда безвольно позволяла родителям управлять своей жизнью.

— А кто управляет твоей?

Мэгги не могла не улыбнуться.

— Я. Во всяком случае, с тех пор, как пошла в детский сад. — Рука Бена снова легла ей на затылок и стала перебирать волосы. Ей бы следовало отодвинуться еще дальше, но это требовало слишком больших усилий. Чтобы скрыть собственную слабость, Мэгги снова заговорила:

— Мэри-Роуз с отличием закончила колледж. Кроме того, как я уже говорила, она очень хорошенькая.

— И в чем проблема?

Интересно, волосы имеют нервные окончания?

Ее — определенно. Скорее всего, потому что она подрезает их концы каждые шесть недель.

— Проблема в том… — Мэгги едва удерживалась от того, чтобы не свернуться клубочком у него под боком и не замурлыкать, а там пусть все идет своим чередом, — что Перри, по моему глубокому убеждению, охотится за ее деньгами. Может быть, я и несправедлива к нему, но я точно знаю, что, если она выйдет за него замуж, а потом обнаружит, что он совсем не тот, кого она себе нарисовала, это разобьет ей сердце.

В письмах читателей эта история повторялась неоднократно и на все лады. Женщины в отчаянии пишут о том, как изменились их мужья после свадьбы, как быстро они забыли о своих обещаниях, столь щедро раздаваемых до брака. Крушение надежд ведет к крушению брака, оставляя разбитыми сердца и несчастными детей.

Вот и думай об этом, Мэгги Райли, а не о том, как запрыгнуть в постель к мужчине, которого ты знаешь всего два дня!

— Постой! Правильно ли я тебя понял? Ты решила спасти свою подругу независимо от того, желает ли она, чтобы ее спасали?

— Не то же ли самое ты делаешь со своей бабушкой?

— Ничего общего. Я не успел предотвратить мошенничество в отношении мисс Эммы. И единственное, что я могу, — это позаботиться о том, чтобы другие пожилые леди не оказались обманутыми этим прощелыгой. Я должен объяснить им, где пролегает тонкая грань между навязчивой рекламой и мошенничеством, когда им пытаются всучить никчемные картинки под видом выгодного капиталовложения.

— Вот и отлично! Ты занимайся своим делом, а я — своим. Мне очень жаль твою бабушку, но ей уже не помочь. У меня же есть шанс уберечь Мэри-Роуз от опрометчивого шага, и не надо рассказывать мне о любви с первого взгляда, потому что Перри Силвер не распознает ее, даже если она свалится ему на голову и повалит на царственную задницу.

Массаж резко прекратился… потому что Бен, откинувшись на спинку, громко расхохотался.

Мэгги же захотелось провалиться сквозь землю.

Она сидит на качелях с самым красивым мужчиной, которого ей доводилось встречать, сверху светит полная луна, благоухает глициния, а что делает она?

Но откуда ей знать, как надо вести себя в подобной ситуации? У нее никогда не было серьезных отношений с мужчиной, если не считать неуклюжего тисканья на заднем сиденье «понтиака» Ларри Бичема, когда ей было семнадцать.

Плыви по течению, обычно говорила ей мать, выкурив одну из своих самокруток с марихуаной.

Мэгги никогда не умела плыть по течению.

Она всегда яростно боролась с волнами — когда ссорились родители, когда поддерживала отца после ухода матери, перелопатив гору литературы о депрессии, когда упорно училась и работала, чтобы иметь возможность поступить в колледж, а теперь прозябала в маленькой газетке в надежде когда-нибудь пробиться в крупную, серьезную газету.

— Мэгги? О чем ты задумалась? — Она и не заметила, как опустела веранда.

— О том, что у меня, наверное, преждевременный кризис среднего возраста.

— Я думаю, нам тем более следует объединиться, — тихо сказал Бен. И пока его слова доходили до ее сознания, он склонился к ней и поцеловал.

Поцелуй был нежным и умелым. Не отрываясь от ее губ, Бен сделал то, о чем она мечтала, — подтянул ее к себе и усадил на колени. Мэгги попыталась нащупать пуговицы на его рубашке, чтобы расстегнуть их, коснуться его широкой груди, прижаться к нему всем телом…

16
{"b":"4652","o":1}