ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда Бен склонился над ней и стал промокать ледяную влагу с ее колен своим платком, она убрала его руку.

— Не волнуйтесь, это всего лишь чай.

Как назло, именно в этот момент к ней подошла пожилая женщина с розовыми волосами.

— Привет. Вы, я знаю, Мэгги, а я — Джени. Похоже, этим утром вы, как и я, от души повеселились? — Она подняла свой стакан и посмотрела на него на свет. — На вид — как будто слили из наших ведер для прополаскивания кистей, а на вкус концентрированный сахарный сироп.

Когда к ним присоединился маэстро, Мэгги показалось, что температура вокруг понизилась сразу на несколько градусов. И дело было не в мокрых коленках, а в той холодной враждебности, которую излучал Бен. Странно, раньше Мэгги никогда так остро не чувствовала настроение окружающих.

Разве что Мэри-Роуз. И отца. И, может быть, пожилой вдовы, которую она навещала пару раз в неделю, принося библиотечные новинки и сладости из ближайшей кондитерской.

— Довольны своими успехами, Хантер? — спросил Перри с улыбкой, которую иначе как самодовольной было не назвать.

— Вполне. — На лице Бена не дрогнул ни один мускул. Он напоминал Мэгги дремлющего льва, которого она в детстве видела в зоопарке.

— Так, так. — Маэстро повернулся к Джени. — А вы, маленькая леди? Сегодняшнее упражнение показало, что у вас есть потенциал. К концу недели вы будете рисовать как настоящий профессионал, гарантирую.

Джени дождалась, пока маэстро осчастливит своим вниманием следующую группу учеников, и пробормотала:

— О, мальчик, если под профессионалом ты подразумеваешь себя, тогда я — пас. А вот учитель ты неплохой.

— Это все отмечают, — заметила Мэгги. — Но своего собственного суждения я пока не вынесла.

Когда Джени вернулась к Джорджии и Чарли, Мэгги повернулась к Бену, сожалея, что не обладает и толикой самообладания пожилой леди. Да и какое тут самообладание, когда твой лучший наряд от талии до колен мокрый и липкий.

— Я… пожалуй… пойду переоденусь.

— Мэгги, — окликнул ее Бен. — Ты не совсем безнадежна, поверь.

Мэгги фыркнула.

— Как будто ты в этом понимаешь! Кстати, мы что, перешли на «ты»?

— Похоже на то, — улыбнулся Бен.

Всю дорогу до своей комнаты она улыбалась.

Господи, этот мужчина — нечто! Как она сможет сосредоточиться на разоблачении Перри Силвера, если при одном взгляде на Бена Хантера у нее слабеют ноги, а мозг превращается в желе?

Сюзи тоже пришла в комнату, чтобы снять блузу, которую она надевала поверх топа, еще более узкого и откровенного, чем накануне.

— Что ты там бормочешь? — спросила она.

— Ничего, — буркнула Мэгги.

— Я видела, как ты млела от восторга рядом с нашим ковбоем.

— Я не млела, я просто пролила чай.

— Я так и подумала, — усмехнулась Сюзи с заговорщицким видом.

Выслушивать неприятную критику в любом случае легче, чем удалять нерв из больного зуба, убеждала себя Мэгги спустя сорок пять минут, когда маэстро добрался до трех последних работ Сюзи, Бена и ее собственной. После многократного покашливания и похмыкивания он оценил способности Бена как проблемные. Впрочем, при всей своей самокритичности Мэгги не могла не видеть, что работа Бена — худшая из худших.

Силвер устанавливал каждую работу на мольберт и разворачивал к аудитории, а затем, используя кисть в качестве указки, перечислял ее достоинства и недостатки. И если небо Сюзи оказалось достойным похвалы, а у Мэгги были неплохо подобраны краски, то рисунок Бена не удостоился ни одного доброго слова.

Мэгги отнесла это на счет ревности. Оба мужчины были привлекательны внешне, но сравнивать их было невозможно. Бен без малейшего усилия привлекал к себе внимание женщин всех возрастов. И если женщины постарше видели в нем сына или внука, то в отношении к нему Мэгги не было ничего материнского. И хотя она никогда раньше не испытывала ничего подобного, распознать влечение и даже вожделение она была в состоянии.

— А мне моя картина нравится, — пробормотал Бен ей на ухо. Его теплое дыхание коснулось ее щеки, отчего по всему ее телу разбежались мурашки. — Может быть, моя бабушка захочет купить и ее?

— Только как декорацию для Хэллоуина. Что это за корявая линия пересекает всю картину? Старая ржавая железная дорога?

— Ты намеренно задеваешь мои чувства художника. Это…

Не закончив, Бен торопливо направился к двум пожилым женщинам, которым он оказывал явное покровительство. Тут же рядом с ней возникла Сюзи.

— Ты думаешь, у него «комплекс матери» или как там это называется у Фрейда?

У Мэгги сложилось стойкое ощущение, что отец Сюзи напрасно тратит деньги на образование дочери, поскольку ее мозг по-прежнему был не замутнен никакими знаниями. Впрочем, может быть, со временем количество и перейдет в качество — знания отстоятся и наберут силу, как доброе виски. Мэгги решила, что в одной из своих колонок порассуждает и на эту тему.

— Ты имеешь в виду Джени и Джорджию? Они обе — просто прелесть. — Осторожно, Мэгги, Бен может переключиться на Сюзи или Энн. — Я бы не возражала иметь такую мать. Или бабушку. Мэгги решила быть великодушной.

В ответ Сюзи выразительно подняла ярко нарисованную бровь.

— Моя мать никогда не пекла пирогов, не ходила на родительские собрания и не проверяла у меня домашнее задание. Понимаешь, о чем я?

Сюзи сначала кивнула, потом призналась:

— Не очень.

— Ладно, неважно. Пожалуйста, не забудь о том, что я рассказала тебе о моей подруге Мэри-Роуз.

Да, не очень обнадеживающее начало, размышляла Мэгги, переодеваясь к ужину и наблюдая из окна за прогуливающимися Беном и Джени.

Сначала демонстрация полного отсутствия таланта, затем чай, пролитый на колени. Послеобеденные занятия лишь усугубили положение — оказалось, что она приобрела не те краски, не ту бумагу и не те кисти. А если добавить, что единственный привлекательный мужчина отдал предпочтение двум женщинам на сорок лет старше ее…

Рука со щеткой, которой она намеривалась причесать свои непослушные локоны, замерла в воздухе. Она приехала сюда вовсе не для того, чтобы влюбляться. С этого момента она полностью сосредоточится на том деле, которое привело ее сюда. Тем не менее Мегги решительно полезла в чемодан в поисках чего-нибудь, что могла бы надеть на танцы.

Держа в руках туфли на высоченных шпильках, она вспомнила, что случилось, когда она надевала их в последний раз. Одна из шпилек намертво застряла между досками палубы яхты, куда Мэгги пригласила одна очень приятная пожилая пара, чтобы познакомить со своим племянником. Решив не искушать судьбу, она положила туфли обратно в чемодан, отдав предпочтение платформе.

В этот момент в комнату ворвалась Сюзи, все еще одетая в плотно облегающие, очень коротко обрезанные джинсовые шорты и топ.

— Привет! Ты уже собралась на вечеринку?

— На ужин, — поправила Мэгги. — Я подумала…

— Правильно! Ты подумала, не приодеться ли тебе для ковбоя…

— Сюзи! — вспыхнув, оборвала соседку Мэгги.

— Такой лакомый кусочек, и надо же, прилепился к двум бабкам…

— Сюзи, ты поможешь мне?

— Ты о том, чтобы послужить наживкой для Силвера?

— Ну что-то в этом… — замялась Мэгги, шокированная прямотой Сюзи. — Ничего особенного, просто дай ему понять, что он тебе интересен.

Посмотрим, как он отреагирует. В доме, полном людей, ты будешь в безопасности, а если что… я тут же приду на помощь.

— Если бы речь шла о Хантере Великолепном, меня не надо было бы ни уговаривать, ни тем более спасать. — Сюзи выразительно округлила глаза. Ладно, ладно. Если дело зайдет так далеко, я воспользуюсь примером Энн и начну громко чихать.

Мэгги уныло вздохнула.

— Все казалось таким простым, когда я задумывала это. А теперь? Деньги, похоже, выброшены на ветер, отец дома один, ест всякую дрянь из фаст-фуда и непрерывно курит, а я не знаю, как спасти подругу от пройдохи Силвера.

Пройдохи?

— Негодяя. Отец считает, что я вечно сую свой нос, куда не надо, и попадаю впросак. Ну, по правде говоря, мои блестящие планы не всегда срабатывают… Можно даже сказать, что редко… очень редко.

9
{"b":"4652","o":1}