ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но прошло несколько минут, а всхлипывания не прекращались.

— Жасмин! — позвал он негромко. Новый всхлип.

— Чего тебе?

— С тобой все нормально?

— Разумеется.

— Прости, если я тебя разбудил. Мне показалось, может быть, тебе холодно.

— Н-нет, мне не холодно.

Разумеется. С чего бы ей замерзнуть? У нее есть теплый спальный мешок. Это он стучит зубами, скорчившись под покрывалом.

— Тогда почему плачешь?

— Я не плачу.

— Разве?

— Ну да. У меня просто насморк.

— Хочешь, составлю тебе компанию? — тихо, с надеждой спросил он.

Молчание. Возможно, она пожала плечами. Лайон представил себе, как она свернулась калачиком в спальном мешке — роскошном, теплом, водонепроницаемом мешке, в котором отлично поместятся двое… ах, черт!

Отбросив жалкое покрывало, он встал и заглянул в палатку.

— Еще не спишь?

В ответ раздался приглушенный вздох. Большего поощрения ему и не требовалось. Опустившись на четвереньки, Лайон вполз в палатку, где было градусов на десять теплее, чем на улице, и темно, как в погребе.

— Если тебе не спится, мы можем немного поговорить.

Он начал возиться с молнией. Высунув руку, Жасмин помогла расстегнуть спальник.

— Но только поговорить! — предупредила она.

— Ну, конечно. Ты ведь завтра уезжаешь. Наверное, тебе понадобятся кое-какие сведения для статьи. В налоговой инспекции я узнал много интересного о здешних местах. А еще в Колумбии есть туристический центр, и там продаются очень любопытные брошюры. Можешь съездить туда.

Жасмин прерывисто вздохнула.

— Отличная мысль. Заеду по дороге в аэропорт, если останется время.

Она постаралась отодвинуться от Лайона как можно дальше, но в спальном мешке было не так уж много места. Их ноги соприкасались, его рука по-хозяйски лежала у нее на бедре.

Он обещал себе, что не повторит вчерашней ошибки. Просто поговорит. Поможет ей уснуть, а себе напомнит, что это такое — человеческое общение. Где-то он читал, что люди, подолгу живущие в одиночестве, теряют социальные навыки и испытывают трудности при возвращении в общество.

Правда, Лайон пока не собирался возвращаться в общество. И особенно разговорчив он никогда не был.

— Надеюсь, мои вещи на месте, — продолжала Жасмин. — Как ты считаешь, с ними ничего не случилось? Клемми ведь могла подумать, что я удрала, не заплатив по счету.

— Да нет, не должна. Ты совсем не похожа на обманщицу.

Лайон обнял ее за талию и прижался к ней грудью к спине, бедрами к ягодицам. И тут же об этом пожалел.

— Спи, Жасмин.

— Ты же хотел поговорить.

— Ты знаешь, чего я хочу. Вовсе не разговоров. Снова молчание. Он обещал себе, что этого не сделает. Пока она сама не захочет. Но если захочет… черт возьми, сколько же можно играть в прятки с самим собой? Оба они — взрослые, одинокие, сознательные люди. Они ничего не ждут друг от друга, не дают никаких обещаний. Так чего бояться?

— Жасмин! — позвал он шепотом.

— М-м…

— Тебе… удобно?

— М-м…

— Хочешь… чего-нибудь?

Он почти видел, как она улыбнулась в темноте.

— Пиццу и персиковый сок, — пробормотала она. По звуку голоса Лайон понял: в самом деле улыбается. Всего несколько дней он знает эту женщину, а впечатление такое, словно они были близки всю жизнь.

— Спи давай, — проворчал он, крепче прижимая ее к себе.

Жасмин давно спала, по-детски посапывая во сне, а Лайон не мог сомкнуть глаз. Он думал о том, что ему пора уходить. Он теряет хватку. А агент, потерявший хватку, долго не живет. Но дело даже не в этом. В первый раз Лайону захотелось выйти из игры. Ему смертельно надоело распутывать последствия чужих глупостей и безумств. Он хотел наконец начать жить.

Глава 9

Лежа в теплом переплетении мужских рук и ног, слушая, как Лайон тихо посапывает ей в ухо, она принялась строить планы на ближайшее будущее. Пора вернуться к реальности. Сегодня она возвращается в мотель, завтра уже будет дома. Пора задуматься о будущем путевом очерке.

Только не думай о нем. Ты не любишь этого человека. Тебя просто обуяла похоть. А это чувство, в отличие от любви, недолговечно.

Верно. Так что забудем о настоящем и переключимся на мысли о будущем.

Ясно, что актрисы из нее не вышло. Больше никаких сериалов. Никакой рекламы. Никаких фантазий! Решено: Жасмин Кленси берется за перо.

Столько материала, столько работы впереди! Она не могла дождаться, когда же возьмется за дело. Прежде всего надо купить компьютер. И еще…

— Лайон! Лайон, просыпайся!

Нет ответа. Даже не шевельнулся. Притворяется или нет — одно Жасмин знала четко: в новой жизни, которую она начинает с завтрашнего дня, нет места всяким глупостям.

На этот раз они не занялись любовью. Жасмин не знала, радоваться этому или огорчаться. Но знала одно: надо выбираться из палатки, пока Лайон не проснулся и не сообразил, что хозяин положения здесь он.

— Лайон! — Жасмин поняла, что он уже не спит. Он дышал по-другому. Не быстрее, не медленнее, но как-то… более сознательно, что ли.

Интересно, о чем он думает? Если о том же, что и она… тогда у них обоих большие неприятности.

— Подожди минуту, хорошо? — пробормотал он, снимая ее руки со своей талии.

Да, похоже, их мысли движутся в одном направлении.

— Мне нужно…

— Посиди здесь. Дай мне кое-что проверить.

— Что проверить?

— Жасмин!

— Ну ладно, ладно! — отозвалась она сердитым шепотом.

Поднявшись на колени, Лайон просунул руку сквозь входную щель, нащупал свои джинсы и ботинки, натянул их и выскользнул.

— Черт возьми! — пробормотала она. Непонятный звук приближался, теперь он напоминал жужжание целого разъяренного улья. Не столько испуганная, сколько рассерженная, Жасмин застегнула спальный мешок на молнию и приготовилась ждать, пока не минует неведомая опасность.

И вдруг жужжание смолкло. Мужской голос окликнул:

— Лоулисс!

Это не мистер Уэбстер.

Боже, ведь Лайон там совсем один! Взял ли он с собой пистолет? Этого Жасмин не видела.

Разумеется, она давно поняла, что Дэниел Лайон Лоулисс — не простой бизнесмен, проводящий отпуск на природе. Он в бегах. Возможно, прячется. От кого? Откуда ей знать! Например, стал свидетелем преступления и скрывается от бандитов.

А теперь они его нашли.

Надо что-то делать — но что? У нее даже оружия нет! А если бы и было, что с него толку? Она даже с удочкой обращаться не умеет, а о пистолете и говорить нечего!

А что, если притвориться вооруженной? Должно сработать. Поверх рубашки, в которой спала, Жасмин надела штаны, подтянула их веревкой, которую использовала вместо пояса, и выскользнула наружу.

Ни души вокруг. Потухшие угольки костра, сковорода, которую они вчера выловили из реки. Рядом вчерашние тарелки, вымытые и аккуратно составленные стопкой.

Жасмин уже открыла рот, чтобы позвать Лайона, но вдруг услышала голоса. Два негромких мужских голоса доносились из-за кустов ниже по течению ручья. По характерным хрипловатым ноткам она различила голос Лайона. Другой был ей незнаком.

Что ж, если враг один, то им повезло. Лайон легко с ним справится.

— Жасмин, иди сюда!

Она так и застыла с открытым ртом.

— Иди сюда, шофер прибыл!

Какой еще шофер? Она осторожно обогнула куст.

Восходящее солнце залило лес мягким розовым светом. Капли росы сверкали, словно рубины, на буро-зеленом бархате ветвей. И посреди этого великолепия — двое мужчин. Один — долговязый паренек в красной рубашке. Второй — Лайон.

Лайон, обнаженный по пояс, в последних своих чистых джинсах и высоких ботинках на шнуровке. Гордый и непреклонный, с решительно вздернутым подбородком. Лайон, по лицу которого никогда не узнаешь, о чем он думает.

— Шофер? — непонимающе повторила Жасмин, уставившись на парнишку, стоящего у руля новенькой моторки ядовито-розового цвета.

21
{"b":"4653","o":1}