ЛитМир - Электронная Библиотека

Коул шел по пятам за женщиной по фамилии Оуэнз в удобную, хотя несколько загроможденную мебелью гостиную, где женщина обернулась и посмотрела на него. Его рост составляет метр восемьдесят шесть сантиметров, а ее — чуть больше метра пятидесяти, и тем не менее ей удается смотреть на него свысока.

Высокомерно, как метрдотель в пятизвездочном ресторане, она сказала:

— Могу я ознакомиться с вашим резюме?

С его резюме! Коул не знал, рассмеяться ему или уйти. Несколько минут назад уход казался предпочтительным вариантом, но рано или поздно ему придется заново начать карьеру. Жить в одиночестве на яхте, не имея никакой реальной опоры, — отнюдь не выход. Эта работа, какой бы незначительной она ни была, может явиться хорошим первым шагом, если он собирается остаться в строительстве — единственном деле, которое знает.

Но только работа руками. Больше никаких руководящих должностей.

— Мое резюме, — повторил он слова Марти. Вкратце оно сводится к следующему. Фирма, в которой я работал последние тринадцать лет, недавно обанкротилась, так что мое резюме не имело бы никакой ценности. — Стивенс не стал уточнять, что фирма принадлежала его бывшему тестю, заставившему его заниматься той областью управления, к которой Коул не был подготовлен. Умышленно, как потом ему стало известно. В результате, если называть вещи своими именами или в данном случае мошенника мошенником, он потерял жену, работу и интерес к строительному предпринимательству.

— Возможно, я слышала об этой фирме? — спросила она.

— Вы смотрели местные новости прошлой весной?

— Местные? Вы имеете в виду Мадди-Лэндинг?

Стивенс покачал головой.

— Норфолк.

Судя по ее скептическому взгляду, она, вероятно, собирается пересмотреть свое предложение.

Не имея резюме и направления на работу, он не может винить ее, но раз уж проделал весь этот путь, не собирался возвращаться ни с чем. К тому же есть что-то такое в больших грустных серых глазах и нежном рисунке пухлых губ…

О черт, нет! Любое решение, которое он примет, будет основываться на его собственных нуждах, а не на привлекательности какой-либо женщины. Однажды он уже пошел таким путем, и вот к чему это его привело.

— Послушайте, я могу уехать сейчас, или мы продолжим интервью. Выбор за вами, — спокойно сказал Стивенс. — В любом случае через несколько дней я собирался направиться на юг.

— Для чего вы тогда обратились с предложением произвести работы?

Неужели он увидел в этих серых глазах мягкость? Сейчас они такие же мягкие, как нержавеющая сталь.

— Сам удивляюсь, — пробормотал он. — Ну хорошо. Это справедливый вопрос. Во-первых, я починил кое-что для владельца портового бассейна, где стоит моя яхта, на которой я живу. Вчера его подруга случайно упомянула, что знает кое-кого, кому нужно срочно сделать небольшую перепланировку дома, и спросила, не прочь ли я заработать немного денег.

На самом деле, несмотря на внешний вид, у него очень приличный доход от капиталовложений, учитывая, что стиль его жизни стал намного проще. Но рынок подвержен непредсказуемым колебаниям, а яхта, как кто-то однажды выразился, это дыра в воде, в которую владелец вливает деньги.

— Вы сказали, что это явилось первой причиной. Что еще?

Вторая причина. Если он скажет «интерес», то будет выглядеть в своих глазах таким же сумасшедшим, как она. Хотя эта женщина его инстинктивно заинтересовала.

Именно инстинкт сначала подсказал ему, что Уэйрич грязный негодяй. Задолго до этого благодаря инстинкту он понял, что Поле надоел их брак и она ищет рыбу покрупнее, чтобы подцепить ее на крючок. И нашла, насколько ему было известно уже тогда.

— Мне просто пришло в голову, что этим нужно заняться, — помолчав, сказал Стивенс. — Небольшой городок, небольшая работа — хорошее место, чтобы снова сориентироваться.

— Снова?

Возможно, на вид эта леди мягкая, но на самом деле она настоящая пиранья — большие глаза, всклокоченные волосы и все остальное.

— Послушайте, давайте, если вы не возражаете, отставим этот допрос и займемся делом. Вы хотите, чтобы вам сделали работу, или нет?

Марти глубоко вздохнула, что он истолковал как попытку продемонстрировать под мешковатым свитером некий намек на бюст. А он даже не из тех мужчин, которых так уж привлекает женская грудь. Если уж говорить об этом, он предпочитает глаза. Они — зеркало души.

Зеркало души?

Вот он — результат вынужденного безделья!

— Нужно переделать кое-что, — объяснила Марти. — Не думаю, что работа займет много времени.

Во всяком случае, надеюсь на это. Я хочу переместить лестницу, чтобы снова открыть внизу книжный магазин.

Коул задумался на минуту, затем медленно кивнул, начав кое-что понимать.

— Книжные полки, которые вы красили в гараже, — сказал он. Запах все еще оставался — смесь горелой корицы, свежего уретана и растворителя, но довольно слабый. Очевидно, у него притупилось обоняние.

Она кивнула.

— Я подумала, что лучше освежить их сейчас, чтобы они успели высохнуть к тому времени, когда будет готова лестница. Тогда я смогу установить полки в этих двух комнатах и приступить к расстановке книг.

Хорошо. В целом картина ему ясна.

— Пойдемте, — после некоторого колебания решилась Марти, — я покажу вам, что там наверху, чтобы вы смогли лучше понять мои рисунки. Да будет вам известно, вы не первый строитель, который пришел наняться на работу. Все они отказались.

— По какой же причине?

Зная, что он идет за ней, Марти изо всех сил пыталась не двигать бедрами больше, чем необходимо для ходьбы. Видимо, слишком сильный стресс отрицательно повлиял на ее рассудок. Потому что она заметила в нем все, начиная от зеленых глаз и заканчивая поношенными джинсами, облегавшими упругие ягодицы…

Для Саши это был бы знаменательный день, если бы она могла настроиться на мысли Марти. Подруга всегда надоедает ей советами не пренебрегать витамином S — сексом. «Тогда, может быть, любит повторять она, — ты будешь нормально спать по ночам и перестанешь ходить до полудня как зомби».

С ней вовсе не все так плохо. Просто она не «жаворонок»….

Кажется, он задал вопрос. И ждет, когда она ответит ему. Включайся же, мозг! Уже половина пятого!

— Почему они отказались, вы спрашиваете? Ну, один вообще не вернулся, и следующие два тоже, как только узнали, что от них требуется. Сказали, что зря потратили на меня время. Ах да, и еще один сказал, что может работать только по выходным, потому что занят в строительной бригаде в Нэгз-Хед. — Марти не упомянула о сроках, но вряд ли это будет проблемой. Не такая уж сложная работа. — Ну, вот оно все, — Марти махнула рукой в направлении верхнего холла и спальни для гостей, в которую она намеревалась перебраться, чтобы превратить более просторную спальню в гостиную.

Менее двух лет назад она перекрасила комнату, руководствуясь теорией, что яркий желтый цвет стен поможет проснуться ее мозгу, когда рано утром она, спотыкаясь, побредет в ванную.

Пока Стивенс оглядывался, постукивал по стенам и изучал потолок, Марти убеждала себя, что работа будет сделана. У нее получится. Ее жизнь не в свободном падении, это ей только так кажется.

Идя за Стивенсом по комнате, она пыталась не возлагать на него слишком больших надежд, старалась не замечать, что от него пахнет чем-то кожаным, пряным и смолистым и что он похож на…

Неважно, на кого он похож. Это не имеет никакого значения. Просто она слишком долго вела уединенную жизнь.

Они стояли возле кладовой, которую она хотела превратить в часть новой кухни, когда он сказал:

— Может быть, теперь вы покажете мне свои рисунки?

Комната была достаточно просторной. Вероятно, разыгравшееся воображение заставило ее почувствовать, будто стены сдвигаются и подталкивают их друг к другу. Задыхаясь, Марти сказала:

— Смотрите, пожалуйста, только помните, что я не архитектор. Но общее представление вы должны получить. — Отвернувшись от желтых стен, она снова подумала, как рано темнеет в конце января, особенно в пасмурные дни. — Я приготовлю нам кофе. — Черт, она согласна приготовить ему обед из пяти блюд, если это заставит его согласиться.

3
{"b":"4654","o":1}