ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вам будет удобно там, хотя приличного питания предложить не смогу, — мягко заверил

их Бенджамин.

— Да, но я…

— Что ж, большое спасибо, но мы… Они заговорили одновременно, и Челис запнулась, беспомощно сознавая, что полностью теряет над собой контроль. Чувство было не из приятных.

— Послушай, — все-таки начала она, прежде чем Уолт успел продолжить, — я, наверное, останусь у себя, но почему бы тебе одному не принять предложение Бенджамина? Есть можно и в другом месте. Я даже сама могу приготовить рыбу на ужин.

— Боже упаси, — с чувством произнес Уолт. Официант принес бесподобные мясные кружева с тушеными грибами, и дискуссия захлебнулась. Потом мужчины перешли к кофе, а Челис заказала себе половинку апельсина, сваренную в сиропе и поданную со сливками, засахаренным имбирем и стружками шоколада. Пока Уолт рассуждал о перспективах капиталовложений в искусство и памятники старины, она орудовала ложкой в этом гарнире.

— Мы можем все вместе вернуться в Куотер-Мун и забрать твои вещи, Челис, — предложил Бенджамин, подписав чек. Он оставил свой грузовик у озера, а сюда их привез на машине Челис.

— Спасибо, но я настаиваю на своем. Уолт, — она повернулась к горожанину с севера, надменно вздернув подбородок, — завтра утром я заеду за тобой часов в десять, согласен?

Обычно бледные щеки Уолта побагровели. О согласии и речи быть не могло.

На обратном пути, чтобы не видеть две пары плеч и две мужских головы, каждая из которых была дьявольски амбициозна, Челис закрыла глаза. Однако сознание так легко не закроешь. Итак, Уолт здесь. Но она этого не хочет, она еще не готова. Ей и без того непонятно, как вести себя с ним вне привычной обстановки, а тут еще безмолвное присутствие Бенджамина путает все карты. Эти двое мужчин и похожи, и не похожи друг на друга, и разница между ними совсем не та, что она ожидала.

Они затормозили у ворот, и Челис машинально вышла, чтобы отпереть их. Бенджамин поставил машину позади своего грузовика, и еще с минуту все сидели молча. Над верхушками деревьев висел чуть пополневший месяц, придававший озеру неземное очарование. В его свете ветки сухих вязов сплетались в кружево.

— Сборы не займут у тебя много времени, — объявил наконец Уолт. — Если не возражаешь, я подожду тебя здесь. Бог знает, что прячется в этих джунглях.

Очень рыцарский поступок, подумала она с кривой усмешкой.

— За меня не беспокойся, — сказала она, приоткрыв узкую дверцу и высунув ноги. — Нас тут охраняет королевская змея. Она охотится за щитомордниками.

— Надеюсь, ты шутишь, дорогая Челис. — Уолт манерно передернулся.

Бенджамин выскользнул наружу, обогнул машину и подошел к ней.

— Я помогу тебе закрыть лавочку, Челис. — Он снова произнес это как «Шелли», и у той шевельнулось подозрение, что он сделал это нарочно!

— Уолт, сейчас вы с Бенджамином поедете к нему домой. Я же ясно сказала, что сниматься с этого места не хочу. Я люблю его, здесь мой дом, сюда я и ехала. Завтра у нас будет жаркий денек. Ты поразишься, что за галереи есть в этих краях.

Уолт с шумом втянул в себя воздух.

— Челис, будь так добра… я очень устал сегодня и совершенно не настроен потакать твоим играм в скаутские костры. Какая бы ни была ферма По, она в любом случае будет лучше, чем эта вонючая дыра!

Подперев руками стройные бедра, Челис взглянула на него через окно машины. Таким она Уолта еще не видела. Она часто видела, как он злится, но такой откровенной грубости Уолт никогда до сих пор себе не позволял. Он впервые напомнил ей Джорджа, и это ее испугало.

Бенджамин молча стоял поодаль, прислонившись к дверце грузовика. Она внезапно подумала, что ему не хватает сейчас охапки соломы: он бы на ней разлегся и предался своим мыслям, пожевывая травинку и хитро поблескивая глазами.

— Завтра мы заберем отсюда твои остальные вещи, — раздраженно продолжал Уолт. — А теперь, если ты ничего не имеешь против, я хотел бы несколько часов поспать. Мы улетаем завтра в двенадцать сорок. Я переоформил твою бронь еще в аэропорту.

Бенджамин поставил свой пикап под старомодными въездными воротами за домом. За всю дорогу до Трейса они с Грегори не обменялись и тремя словами, но было ясно, о чем тот думал. Ему явно не по душе пришлось, что Челис его не послушалась, более того — отказалась даже говорить на эту тему. Бенджамин был слегка удовлетворен тем, что Челис не подчинилась диктату Уолта.

Пока все идет хорошо. Теперь, если завтра она сумеет не поддаться на уговоры улететь с этим дохлым ублюдком, он будет знать, что она окончательно начала приходить в себя. Вряд ли справедливо судить рыбу, вынутую из воды, но уж ради такой рыбы он, черт побери, сделает все, но докажет, что она собой представляет.

Глава 7

Вытершись досуха, Челис надела батиковую юбку и черный лифчик с завязками на шее. Волосы она расчесывала до тех пор, пока они не стали потрескивать, а потом, как обычно, подвернула их внутрь. У нее было всего одно зеркало — в машине, поэтому с косметичкой в руках она направилась прямо туда. Раньше ее гладкому загорелому лицу требовалось лишь легкое прикосновение губной помады, но теперь следовало подкраситься как можно тщательнее, чтобы предстать перед Уолтом во всеоружии и объявить ему, что она не собирается сокращать свой отпуск даже на пять минут. И предложение его она пока принять не готова.

Но что это? Шина спустила! А она еще нарочно растягивала купание и сидела в воде до посинения. И теперь, пританцовывая, хотя уже опаздывает на полчаса, идет к машине краситься, а та вся скособочилась и смущенно поблескивает хромированной решеткой.

Ничего не поделаешь — придется менять колесо, есть надежда, что она еще не забыла, как это делается. Наморщив нос, Челис решила, что это будет несложно, только сначала надо скинуть юбку и лифчик. Эти несносные жара и сырость скоро ее доконают. Воровато оглянувшись на пустой, безмолвный лес, она живо выпрыгнула из своего единственного предмета нижнего белья, черных трусиков-бикини, и тут же почувствовала влажной кожей прохладу легкого бриза.

В маленьком солнечном тупичке среди сосен и хурмы она установила домкрат и принялась качать. Обнаженную спину пригревало солнце. Как приятно, оказывается, побыть голой. Пожалуй, день будет жарким, а раз так, подумала она, пыхтя над застрявшей ступицей, придется искупнуться еще разок, прежде чем одеваться снова.

Она уже освободила два зажима и на чем свет стоит кляла болвана, намертво затянувшего третий, когда вдруг почувствовала, что не одна. Опустившись на пятки, он? стерла пот, застилавший глаза, и яростно взглянула в сконфуженное лицо Бенджамина.

— Какого черта тебе надо? Чего вылупился?

Его густые черные брови удивленно приподнялись.

— Ты еще спрашиваешь?..

— А, черт с тобой! Но сделай милость, отвернись, пока я оденусь.

Она быстро поднялась на ноги и покачнулась: было жарко, а она еще ничего не ела сегодня. Он поддержал ее за плечо, но она отпрянула.

— Остынь-ка лучше, Челис, — во всех смыслах. — Через окно машины он достал ее чистую одежду, которую она там оставила. — Надень это, если тебе так удобнее, но голову прикрой обязательно.

— Не могу же я надеть их прямо сейчас, — простонала она, вытирая испачканными в смазке руками ручьи на лице. — Только посмотри на меня!

— Я смотрю. — Он с легкой улыбкой обвел глазами ее стройную фигуру, задержавшись на маленьких белых грудках, лишь отчасти прикрытых руками, которые она скрестила перед собой. Очаровательные выступы бедер подчеркивали узость талии, а полоски от белья — длину ног, покрытых золотистым загаром. — Вот что, — он стащил через голову тельняшку, — надевай, если ты стыдишься, и подожди меня у озера где-нибудь в тени. Я сменю тебе колесо, потом мы приведем себя в порядок и чего-нибудь поедим. Я сегодня всю ночь провел с больной подругой, так что ты в полной безопасности. Прибереги свой костюм наяды для другого раза. Поменять шину — это, пожалуй, все, что я могу сделать на пустой желудок. Разве что еще полюбоваться чуток кое-кем.

16
{"b":"4657","o":1}